Михал Шулджинский: Спаржа и польский вопрос

ПиС считает, что игра на национальных комплексах — это ключ к сердцам избирателей. Чтобы поляки почувствовали себя лучше, им недостаточно перестать ездить в Германию за овощами. Теперь немцы должны прийти и забрать их у нас.

 Михал Шулджинский: Спаржа и польский случай

Премьер-министр Матеуш Моравецкий

Политика — это не только интересы и жесткая власть. Он все больше управляет национальной гордостью, достоинством, престижем и устремлениями. Тот, кто этого не осознает, не поймет, почему «Гражданская платформа» победила в 2007 году, или почему «ПиС» победила в 2015 году. Не поймут и почему… спаржа стала играть такую ​​важную роль в политике.

В истории правящей партии спаржа превратилась в символ, показывающий международную роль Польши. Стоит вернуться к словам Ярослава Качиньского 4 июня, когда он объявил о начале турне по стране. Тогда он сказал: — Мы должны прежде всего отвергнуть это убеждение, что мы хуже, потому что мы лучше.

Так что политические оппоненты хотят, чтобы поляки считали себя неполноценными, а он хочет убедить их не только в том, что они не хуже, но и в том, что они лучше. Этим объясняются слова президента ПиС, сказанные в Груйце на прошлой неделе. — Поляки перестали использовать спаржу. Это действительно огромное изменение, дамы и господа. Это изменение нашего статуса. Сегодня этот статус действительно лучше, чем был, — заявил Качиньский. Таким образом, роль политики заключается в управлении чувством национального престижа. Спаржа становится определяющим фактором статуса. Согласно этому нарративу, сбор спаржи по-немецки является нарушением статуса поляков. Когда мы перестаем есть спаржу, наш статус растет.

-r3s2w4TKlh»> Президент ПиС решил, однако, что полякам мало не собирать спаржу в Германии. Нужно что-то большее. Что? придет время, когда к нам за спаржей приедут с Запада.

Президент поставил кофе на скамейку: пока мы собираем спаржу в Германии, мы чувствуем себя неполноценными. Теперь нам больше не нужно чувствовать себя хуже, потому что мы перестали использовать спаржу. Но дело не в том, что мы равны. Нет, президент думает, что мы лучше. И нам станет легче, когда немец придет на польское поле и соберет спаржу, которая пойдет к польскому столу.

Это объясняет, почему Адам Глапинский также говорил о спарже (утверждая, что, когда Польша перейдет на евро, мы станем настолько беднее, что нам придется собирать спаржу для немцев), но также и о премьер-министре Матеуше Моравецком. Во время выходных в Кендзежин-Козле премьер-министр заявил: — Сегодня безработица самая низкая в истории Третьей Польской Республики, и мы сделаем все, чтобы так и было. Потому что мы прекрасно знаем, что этим призракам Третьей Республики Польши, то есть массовой безработице и массовым поездкам за хлебом, за спаржей в Германии, за мытьем посуды в Великобритании, должен быть положен конец. Пусть сами соберут спаржу или пусть придут к нам собирать спаржу. Мы приглашаем!

А может Германии, если они хотят улучшить отношения с Польшей, следует принять приглашение премьер-министра? Может быть, надо сформировать специальный отряд, который весной приедет на Вислу и будет собирать здесь спаржу? И с каждой спаржей, сорванной с польской земли немцем, наша национальная гордость будет раздуваться, мы избавимся от своих комплексов, мы станем счастливыми.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Михал Шулджинский: Спаржа и польский вопрос
Качиньский: 3% ВВП на вооружения уже в следующем году