Не забудем о польской общине

25 лет назад, 8 июля 1997 года, на встрече глав государств и правительств стран НАТО в Мадриде Польше, Чехии и Венгрии было официально предложено вступить в Североатлантический альянс.

Не забудем о Полонии

Президент США Билл Клинтон с официальным визитом в Польшу — перед Президентским дворцом в Варшаве, торжественно встречает представительная часть Войска Польского. 10 июля 1997 г.

Многие представители т. н. Миллениалам кажется, что вступление Польши в НАТО было тогда лишь формальностью, чем-то очень очевидным и вытекающим из нашей ключевой роли в свержении коммунизма и развале Восточного блока. Ничто не могло быть более неправильным. Это типичная поверхностная история, принятие желаемого за действительное. Я жил в то время в США и видел, сколько эмоций, как у политиков, так и у простых граждан, вызывал вопрос о приеме этих трех бывших стран Варшавского договора в НАТО.

В Польше об американской Полонии обычно говорят плохо или с иронией, воспринимая ее как потомков неграмотных крестьян, спасающихся от крайней нищеты с территорий всех трех разделов, или через призму романа Эдуарда Редлинского «Щуропольство» о горстке поляков, которые 80-е и 90-е приземлился в нью-йоркском Гринпойнте — уголке Бруклина меньше, чем варшавский Муранув.

Американская Polonia — это не «Polska B», записанная Redliński на прибыльных саксофонах. Они представляют собой важное американское меньшинство, силу которого мы никогда не могли использовать

С 1989 года никто из польских журналистов и писателей не пытался точно описать жизнь миллионов поляков, добившихся больших успехов по всей Америке или просто достойно сделавших свою жизнь. И я имею в виду не случаи вроде госпожи Барбары Пясецкой-Джонсон, а трудолюбивых мелких и средних предпринимателей, которые за несколько лет из бедных иммигрантов превратились в представителей состоятельного американского среднего класса. Я знал таких людей. Их десятки тысяч, и я могу вас уверить, что многие никогда не видели Greenpoint.

Польская община в Америке — это не «Polska B», записанная Redliński на выгодных саксофонах. Это важное американское меньшинство, силу которого мы никогда не могли использовать. И доказательством ее потенциала стало именно вступление Польши в НАТО.

Я определенно хотел бы подчеркнуть, что без хорошо организованной акции польской диаспоры американский Конгресс отверг бы проект расширения НАТО за счет включения Польши, Чехии и Венгрии уже в Палате представителей. Помнится, на заседании сенатского комитета прозвучали замечания о польских вооруженных силах, которых не могли себе позволить даже русские. Польша и поляки вовсе не вызывали доверия, но ассоциировались с — назовем это деликатно — «организационной неустроенностью». Хотя концепция расширения НАТО была выдвинута президентом-демократом Биллом Клинтоном и поддержана госсекретарем Мадлен Олбрайт, только внутри Демократической партии существовал сильный блок противников. 27 июня 1997 года два сенатора-демократа — Том Харкин из Айовы и Пол Уэллстоун из Миннесоты — направили президенту Клинтону еще одно очень решительное письмо, в котором они выступили против себя и от имени других депутатов, пригласив Польшу, Чехию и Венгрию на Североатлантический альянс. В это время в Белый дом прибыло еще одно письмо, подписанное 40 высокопоставленными федеральными чиновниками, послами и правительственными экспертами, с требованием немедленного прекращения экспансии. Ее авторы назвали расширение НАТО «политической ошибкой исторического масштаба» и призвали Клинтон изучить другие варианты европейской безопасности, гарантированные Евросоюзом, контроль над вооружениями или программу «Партнерство ради мира». Давление польской, чешской и венгерской дипломатии никого в Вашингтоне не впечатлило. И тогда польская диаспора в Америке показала свою силу и солидарность, организовав акцию по рассылке писем конгрессменам из районов, населенных поляками. Я был одним из тех, кто отправил письмо моему конгрессмену и сенатору. В ответ я получил письмо с заверением, что мой представитель обязательно поддержит закон о расширении НАТО.

Миллионы петиций, подобных моей, достигли Капитолия. Зная американский избирательный механизм, я думаю, и так думал мой друг Ян Новак-Езеранский, что именно они решали ход голосования в обеих палатах Конгресса. Поэтому сегодня, когда война у наших границ, мы должны помнить, что благодаря этой памятной акции польско-американской общины наша родина защищена самым могущественным союзом в мировой истории.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Не забудем о польской общине
Еврокомиссия понизила прогнозы. Без газа экономика ЕС замедлится