Неловкая сторона прогресса

Раскопки в Кембридже, английском университетском центре, показали, что жившие там августинцы, несомненно принадлежавшие к средневековой элите того времени, больше страдали от кишечных паразитов, чем остальное население города. Исследователи выявили этот факт, но пока не нашли объяснения.

 Смущающая страница прогресса

Такая ситуация имела место с 10 по 14 века, а значит, в период, когда монастыри отступили от отрицания заботы о теле и гигиены. Да, началось плохо. Раннее Средневековье, когда были созданы религиозные общины, отрицало любовь древних к купанию и чистоте. Римляне купались каждый день, пока правил св. Бенедикта, по примеру других монашеских общин, разрешал мыться только пожилым и больным. св. Августин разрешал своим монахам купаться раз в месяц, а св. Иероним полностью запретил взрослым.

Для истории медицины, гигиены и культуры Средневековья большое значение имеет то, что религиозная жизнь отучала от любви к внешней чистоте. «Грязь на одежде монаха должна быть противоположностью чистоте его сердца», — напоминает отец Хилпиш, сам бенедиктинец и в то же время историк бенедиктинского правления («Geschichte des benediktinischen Mönchtums in Ungarn» ). «О том, что таким образом были созданы факторы, способствующие чрезвычайному распространению гельминтов и многих болезней, особенно инфекционных, нам нет надобности больше на этом останавливаться», — говорит проф. Владислав Шумовский в «Истории медицины».

Исследователи предполагают, что монахи удобряли монастырский огород и огород фекалиями из собственной уборной, что было сельскохозяйственным нововведением.

И все же со временем это отношение стало меняться. Например, в «Анкрене Виссе», трактате для отшельников первой половины XIII века, английский автор-доминиканец советует женщинам, де-факто монахиням, избравшим жить в маленьких кельях возле церквей: будет нужда, и мыться твоя одежда — грязь никогда не была мила Богу. Это заявление имело статус революционного манифеста. И действительно — происходила революция. Миряне и священнослужители повадились мыться. Позднесредневековые картины изображают интерьеры домов с кувшином для воды, тазом и полотенцем в углу комнаты.

Религиозные общины представляли собой общины грамотных, начитанных, технически образованных людей, знакомых со строительством, гидротехникой и интенсивной обработкой земли. Это сообщество начало понимать и ценить римскую инженерию, поэтому монастыри для их использования разработали системы самотечной воды и канализации с уборными, часто используя высокие цистерны с водой. Деревянные, а иногда и свинцовые трубы подводили воду к монастырским умывальням и прачечным; например, в Глостерском аббатстве можно увидеть длинный узкий каменный ясли. Так почему же ленточные черви, нематоды, печеночный сосальщик беспокоят августинцев в Кембридже?

Ученые из Кембриджского университета исследовали образцы почвы, взятые из монастырских гробниц 19 монахов-августинцев. Эти образцы были взяты из области бедра, тазовых костей умерших (они жили в 13 и 14 веках). Таким же образом были взяты образцы из могил 25 человек, погребенных на местном приходском кладбище, также живших в этот период. Палеопатология». В некоторых образцах обнаружены яйца паразитов. 11 из 19 монахов (58%) были инфицированы, а восемь из 25 мирян (32%). В чем причина такой диспропорции?

В науке, когда доказательств не хватает, появляются гипотезы. Исследователи предполагают, что монахи удобряли монастырский огород и сад фекалиями из собственной уборной, что было сельскохозяйственной инновацией. Миряне этого не делали. Вероятно, урожай с монастырского огорода был внушительным, но монахи, сами того не зная, платили за него высокую цену.

Современная монастырская агротехника была одной из важных причин огромного богатства заказов. Отлично развиты были монастырские хозяйства. Цистерцианское аббатство в Сенанке (Прованс) в тринадцатом и четырнадцатом веках развилось до такой степени, что монахи владели семью фермами и четырьмя мельницами. Не исключено, что за такое состояние здоровья поплатились монахи: ленточные черви, нематоды, печеночные сосальщики.

Сегодня от этого монашеского ужаса ничего не осталось, но богатство — да;  монахи Сенанка в  nbsp;в ходе у них есть поля лаванды, из которых они производят масло, у них есть пасеки, они производят монастырский травяной ликер под названием «La Sénancole»; ни лавандовое масло, ни мед, ни ликер бесплатно не раздаются.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Неловкая сторона прогресса
Еще один тест на иммунитет