(Не)счастье обездоленных

Масштабы планируемых инвестиций, связанных с КПК, впервые в истории Польши позволяют вести столь широкую дискуссию об экспроприации, — пишет юрист.

В свете общественных консультаций относительно инвестиций, связанных с Центральным коммуникационным портом (ЦПК), экспроприация вызывает широкий общественный резонанс. Протестуют не только жители Баранова, Вискитека и Терезины. Несогласие жителей коммун, через которые должны пройти «спицы» ЦПК, или высокоскоростные линии, также широко перекликается.

Наиболее громкими выражениями их недовольства являются Катовице, Миколув, Рыбник, Свента Катаржина, Сехнице, Зембице, Якторов и Жирардув. Почему поляки так не любят структурные инвестиции?

Масштаб проблемы

Размер запланированных инвестиций, связанных с CPK, впервые в истории Польши позволяет столь широко обсуждать экспроприацию. Это идеальное время, чтобы разрушить два распространенных мифа об экспроприации в обществе.

Во-первых, проблема считается маргинальной, затрагивающей небольшое количество граждан, и уж точно не коснется «моей семьи» Во-вторых, если меня это коснется, сам по себе факт не из приятных, но это закончится изрядной дозой незапланированных денежных средств. А как оно на самом деле?

До сих пор экспроприация в основном была связана со строительством автомагистралей и скоростных автомагистралей на основе стандартов т.н. Закон о специальных дорогах. Однако принудительное изъятие недвижимости происходит и при строительстве ряда дорог местного значения, пристроек, пристроек, тротуаров, велосипедных дорожек, автобусных остановок и т.п. идентификатор— 1nZ-mYH_X «>В настоящее время лозунг КПК чаще всего фигурирует в публичных дебатах. Однако следует помнить, что экспроприация — это лишение или ограничение права собственности, и она допускается несколькими разными законами. Посредством экспроприационных учреждений реализуются общественные цели, заключающиеся в строительстве, реконструкции, расширении и защите, в том числе: автомобильных, железных дорог, аэропортов, портов, шахт, газовых, водопроводных и канализационных сетей, энергетических сетей, кладбищ, военных объектов. , защита от наводнений, и в конце — также связанные с защитой окружающей среды или культуры.

Более или менее экспроприация ежегодно охватывает десятки тысяч владельцев собственности и членов их семей. А как быть с предполагаемыми выгодами, полученными экспроприированными?

В подавляющем большинстве случаев невозможно защитить тезис о том, что экспроприированное лицо получает финансовую выгоду. Наоборот, происходит потеря богатства, так как компенсация не полностью компенсирует ущерб. Компенсация ограничивается выплатой суммы, эквивалентной рыночной стоимости утраченного права.

Законодатель не предусмотрел суммы иных убытков, таких как невыгодный раздел недвижимого имущества, потеря стоимости недвижимого имущества, потеря дохода, ликвидация фермерского хозяйства или предприятия. В своей судебной практике суды утверждают, что законодатель не предполагает полного возмещения в данной ситуации, а только возмещения, которое не должно покрывать весь ущерб. Компенсация выплачивается спустя долгое время после экспроприации. Часто период ожидания приходится исчислять в годах.

Предположения законодателя не позволяют восстановить утраченный дом. Денег должно хватить на покупку аналогичного подержанного имущества, а эта цель не всегда достижима.

Процедура экспроприации

Большинство инвестиций осуществляется без учета человеческого фактора. Закон строг, и чиновники соблюдают его, заботясь о защите интересов инвестора. Реального диалога с населением ни у кого нет. Вся процедура экспроприации и определения компенсации происходит в кабинетном процессе, непонятном для сторон. Жертвы государственных инвестиций не обладают знаниями, а значит, и реальными инструментами для защиты собственных интересов. Такая ситуация благоприятна для инвесторов и властей, для которых собственники являются лишь помехой процессу.

В связи с планируемой реализацией КПК и сопутствующими инвестициями вносятся изменения в ряд актов. Основная цель законодательной процедуры, к сожалению, не в улучшении участи экспроприированных, а лишь в упорядочении инвестиционного процесса.

Это подходящее время и место для участия в широкомасштабных публичных дебатах. Он должен касаться принципиальных вопросов, таких как соотношение общественных целей и общественных целей. защита частной собственности. В конце концов, государь не может исходить из того, что ни один гражданин не хочет брать на себя ответственность за общее благо. Граждане ожидают, что инфраструктурные цели будут достигнуты, но без изнасилований и с соблюдением справедливости. Пришло время освежить однажды заключенный общественный договор и адаптировать его к текущей реальности.

Мирослав Охойски — президент INLEGIS Канселарие Правне, председатель Совета Фонда INLEGIS.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
(Не)счастье обездоленных
Судьбу поворота решит «Правда экрана»