Ночные совы

Эта самая известная картина Эдварда Хоппера 1942 года получила многочисленные упоминания и пересказы не только в мире искусства, но и в кинематографии и музыке.

Nightwear

Даже если кто-то не является ценителем искусства, а лишь реципиентом поп-культуры, у него непременно ассоциируется этот образ. Здесь, где-то «на нью-йоркском Гринвич-авеню, где сходятся две улицы», — как сказал сам автор, — ночью мы наблюдаем за немногочисленными посетителями углового бара, простыми представителями американского среднего класса, погруженными в свои мысли. Изначально Хоппер клялся, что в его намерения не входило изображать «одиночество в большом городе» и страх, вызванный событиями 7 декабря 1941 года, когда Япония жестоко напала на Перл-Харбор, тем самым начав войну с США. Однако картина была создана через несколько недель после теракта… и зрители и критики настаивали на своем, подчеркивая, что художник представил ресторан без парадной двери, поэтому выхода из него нет еще и символически. термины… Хоппер утверждал, что «он не рисует печаль и одиночество, он просто пытается нарисовать свет на стене». Тем не менее, как при жизни Хоппера, так и сегодня, картины американского художника ценились и ценятся именно за эту способность передавать ощущение всепоглощающего одиночества в мире. К тому времени, когда Эдвард Хоппер заканчивал свои «Ночные метки» в январе 1942 года, он уже зарекомендовал себя как модный художник-реалист.

Деревенский парень

Хоппер родился 22 июля 1882 года в Найаке — маленьком городке примерно в 30 км к северу от Манхэттена (сейчас он относится к обширным пригородам Нью-Йорка). Его семья была голландского происхождения и принадлежала к зажиточному среднему классу. С раннего возраста Эдуард интересовался рисованием, и его художественную страсть укрепила мать. Именно его родители дали ему образование в Заочной школе иллюстрирования в Нью-Йорке (1899–1900), а затем в Нью-Йоркской школе искусств (1900–1906). Однако даже самая лучшая техническая подготовка еще никого не делает художником — приходится искать свой собственный творческий путь.

Также стоит подчеркнуть, что будущий выдающийся представитель американского реализма 20 века изначально увлекался импрессионизмом — он даже писал в этом стиле сельские и прибрежные пейзажи. Не обошлось без вдохновения: Хоппер высоко ценил творчество Эдгара Дега, французского импрессиониста. Этому, безусловно, способствовали путешествия юного Хоппера по Европе: будущий художник посещал музеи и галереи, в том числе в Париже, Берлине, Брюсселе, Амстердаме и Лондоне. В этом контексте неудивительно его восхищение достижениями Рембрандта — гения кисти XVII века из Нидерландов — или Тернера, выдающегося представителя английского романтизма XIX века. Хотя художники, упомянутые выше, так сильно различаются, у них есть одна общая черта: удивительная способность использовать светотень. И игра со светом окажется решающей для будущей работы Хоппера.

Он начал скромно. В 1908 году он навсегда поселился в Нью-Йорке. У него была студия на Вашингтон-сквер-Норт, 3, где он рисовал всю свою жизнь. Но изначально он зарабатывал деньги, рисуя иллюстрации для книг и прессы или сотрудничая с рекламой. В 1913 году он принял участие в Оружейной выставке современного искусства, где представил картину «Парусный спорт». Он занялся живописью навсегда в начале 1920-х годов. К сожалению, его первая персональная выставка в Whitney Studio Club прошла незамеченной. Все изменилось, когда он встретил начинающего художника.

Manhattan Girl

Жозефина Нивисон была меньше чем на год младше Хоппера. Она происходила из артистической семьи — ее отец был успешным пианистом и преподавателем фортепиано. Но больше всего Джо, как ее обычно называли, была полной противоположностью Хоппер, а, как известно, противоположности притягиваются. Он — замкнутый, скрытный, замкнутый. Она — полна энергии, открыта людям, жаждет приключений и путешествий. И именно Джо изменила карьеру Хоппера.

Они поженились в 1924 году. Она отказалась от собственной артистической карьеры, но с большой энергией занялась пропагандой достижений мужа. Именно она устраивала интервью Хоппера журналистам и организовывала его последующие выставки. И прежде всего она участвовала в процессе создания образов. У супругов не было потомства, но Джо относилась к каждой картине Эдварда как к своему очередному ребенку. На то была причина: она была не только его моделью — она делала записи о заданной работе в дневнике, организовывала зарисовки, обсуждала с мужем детали. Прежде чем картина «родилась» на холсте, Хоппер тщательно к ней готовился.

Поворотным моментом в карьере Хоппера стала ретроспективная выставка его работ в Музее современного искусства (знаменитый МоМА) в Нью-Йорке в 1933 году. Ему тогда было за 50 лет. Он в одночасье стал модным художником, его картины охотно раскупались. Это доставляло ему не только профессиональное удовлетворение, но и материальную независимость. В 1930-х годах он построил дачу с живописной мастерской на полуострове Кейп-Код. Каждое лето он и его жена проводили там отпуск и искали вдохновение для своих следующих работ. Кстати, в прошлом году вышла книга ирландской писательницы Кристин Дуайер Хики «Узкий пояс земли» (Prószyński i S-ka), в которой автор создал конкретный психологический портрет Эдварда Хоппера и его жены, выбрав Кейп-Код летом 1950 года в качестве места действия ее романа Р. Хикки удалось показать замкнутую личность художника и его борьбу с поиском живописного вдохновения. Немало места автор уделил и художественно нереализованной жене — находчивой женщине, «обнимающей» приземленный быт, но в то же время крайне собственнической и ревнивой к мужу. Здесь стоит отметить, что Джо знала, что однодневные поездки Хоппера по полуострову были направлены на поиск единственной детали, результатом которой станет еще одна картина. Это могло быть окно в одном из коттеджей, проходящая мимо девушка в красном платье, заправка в отдаленном районе и т. д. Так были созданы самые известные из его картин, упомянем только «Вечер Кейп-Код» (1939), «Летний вечер» (1947) и «Утро Кейп-Код» (1950). Джо поддерживала мужа до конца, вплоть до его смерти 15 мая 1967 года. Она пережила его менее чем на год: скончалась 6 марта 1968 года.

Одинокий в большом городе

Хопперы провели большую часть совместных лет в Нью-Йорке. Так, доминирующей темой творчества Эдварда Хоппера стал современный американский город, особенно его обитатели: представители среднего класса, клерки и секретарши, покупатели и бары, зрелые женщины в гостиничных номерах. На его картинах часто изображен депрессивный и безликий городской пейзаж – фрагмент офиса, ресторана, кинотеатра или дешевой гостиницы. На этом фоне художник показал потерянных, одиноких и равнодушных людей, находящихся «врозь», даже когда они вместе.

То же самое можно сказать и о «Ночных метках» (январь 1942 г.; после завершения картина была куплена Художественным институтом Чикаго за 3000 долларов и находится там до сих пор). «Отдельность» каждого персонажа — сосредоточенность на собственных мыслях — прямо-таки угнетает. Правда, бармен спрашивает мужчину с сигаретой, с вопросом, но не похоже, что серьезного обсуждения возникнет. Сопровождающая мужчину рыжеволосая женщина в красном платье смотрит на что-то в своей руке. Она отсутствует. Как человек, стоящий спиной к «наблюдателю-вуайеристу». Герои этой картины — обычные американцы, смирившиеся со своей средней жизнью — это не для них мечты о карьере «от регби до миллионера» добились определенной материальной стабильности, о чем свидетельствует их одежда (см. мода 1940-х), но в то же время они находились в застое. Отсюда и это непреодолимое чувство одиночества, но и траты — время, которое нельзя повернуть вспять или сохранить, шанс на лучшую жизнь и т.д.

Просто эти чувства не чужды даже тем, кто добился успеха. Об этом свидетельствуют в том числе Извращенное произведение Готфрида Хельнвайна «Бульвар разбитых снов» (1984). В баре Hopper артист представил икон поп-культуры: Мэрилин Монро, Хамфри Богарта, Джеймса Дина и Элвиса Пресли в качестве бармена. Хотя они смеются и отворачиваются от зрителя, их «американская мечта» оказалась иллюзией… или, во всяком случае, за свой успех им пришлось заплатить высокую цену.

Работа Хельнвайна — не единственное вдохновение для творчества Хоппера. На настроение, исходящее от его произведений, ссылался… Альфред Хичкок (например, одинокий дом из «Психо» напоминает «Дом у железнодорожных путей» Хоппера). Кроме того, бар из «Полуночников» стал элементом сценографии фильма, созданного героями фильма Вима Вендерса «Конец насилия» (1997). Режиссер Густав Дойч вышел самым вдохновенным, в фильме «Ширли — видения реальности» (2013) он рассказывает историю Америки и ее жителей, обращаясь к картинам Эдварда Хоппера.

Но не только кинематографисты черпали из творчества Хоппера. Книга «В свете и во тьме» (польское издание: W.A.B. 2018, кстати, с «Nocne Marki» на обложке) содержит рассказы, написанные 17 популярными писателями, и каждый рассказ отсылает к одному из произведений Хоппера. В 1975 году Том Уэйтс выпустил альбом под названием «Nighthawks at the Diner», который должен был относиться к картине.

Если вы хотите следовать большинству источников вдохновения для рисования, стоит посетить веб-сайт www.nighthawksforever.blogspot.com.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа