Новые идеи для защиты от гиперзвуковых пуль

Рост напряженности вокруг Украины и показная демонстрация Россией арсенала гиперзвуковых ракет вне зависимости от их имеющегося количества и реальных боевых возможностей вновь вызвали дискуссию об эффективных средствах защиты от этого вида оружия. Тема представляет особый интерес в США, которые, с одной стороны, сами догоняют ракеты, а с другой — ищут способы борьбы с ними. Вы должны иметь в виду, что большая часть медиа-шторма — это зарабатывание денег.

Для начала необходимо провести различие между гиперзвуковыми противокорабельными ракетами и гиперзвуковыми планирующими транспортными средствами (HGV). Первые известны с 1970-х годов, а также максимально известны ВМС США. В основном борьба с ними находится в пределах досягаемости комплексов с ракетами семейства «Иджис» и «Стандарт» на переднем крае. По мере развития ракет противодействовать им стало труднее, но они не являются непреодолимым чудо-оружием.

HGV — это другая пара резиновых сапог. Несамоходный боевой блок сложнее обнаружить, а значит, и сбить, хотя он пока находится в рамках нынешних технических возможностей. Еще одной проблемой является способность HGV выполнять резкие (пропорциональные скорости) маневры. Однако опять же нужно помнить, что гиперзвуковые ракеты движутся медленнее, чем баллистические ракеты, боеголовки которых также маневренны.

Преимущество HGV перед баллистическими ракетами заключается в том, что они летят на меньшей высоте, а потому часто находятся ниже радиогоризонта противоракетных радаров . Короче, когда что-то сложно обнаружить и отследить, трудно и сбить. Главным преимуществом гиперзвуковых ракет является, по крайней мере в теории, малое время отклика и возможность уйти от перехватчика.

Запустить Снаряд СМ-6 с эсминца USS John Paul Jones.
(ВМС США)

Эту тему подчеркнул глава Агентства противоракетной обороны США вице-адмирал Джон Хилл в своем выступлении на недавней Симпозиум по боевым системам, организованный Американской ассоциацией военно-морских инженеров. По словам адмирала Хилла, среди перехватчиков, находящихся в распоряжении американских военных, только ракеты SM-6 способны перехватывать гиперзвуковые ракеты, а временное окно, которое они имеют в своем распоряжении, очень короткое. Однако Хилл не уточнил, были ли это ракеты Block I и IA или какой-либо из разработанных версий.

Первое, что приходит на ум, это SM-6 Block IB. Ракета этой версии должна кардинально отличаться от своих предшественников. Полностью переработанный корпус предназначен для размещения более крупного ракетного двигателя. Только Block IB должен достигать гиперзвуковых скоростей, что должно повысить возможности борьбы с гиперзвуковыми целями. Возможно, речь идет и о SM-6 Dual II, но он остается довольно загадочным проектом. Ракета представляет собой вариант Block I или Block IA, оптимизированный для борьбы с баллистическими ракетами.

Наибольшие надежды возлагаются на ракету Glide Phase Interceptor (GPI), специализирующуюся на противодействии гиперзвуковым ракетам. Lockheed Martin, Northrop Grumman и Raytheon получили контракты на предварительные работы в ноябре прошлого года. Все эти компании участвуют в проектах гиперзвуковых ракет для ВС США, а Raytheon является основным подрядчиком программы SM-6. Неизвестно, какие средства были выделены на начальном этапе, и Пентагон не раскрывает их объемы. Согласно заявлению Northrop Grumman, работа на данном этапе заключается в снижении технического риска, быстром развитии технологий и демонстрации возможности противодействия гиперзвуковым целям.

GPI изначально предназначен для эсминцев, хотя можно ожидать и сухопутную версию. Сама ракета станет частью более широкой системы, состоящей из спутниковой группировки Hypersonic and Ballistic Tracking Space Sensor (HBTSS) и системы постоянной инфракрасной архитектуры противоракетной обороны, собирающей данные с различных типов датчиков, систем командования и управления, боевого управления. и средства связи MDA (Command and Control, Battle Management, and Communications — C2BMC) и поставляются с системой Aegis. Подробнее об этом мы писали здесь.

Здесь следует вкратце вернуться к задачам, с которыми столкнулись создатели гиперзвуковых ракет, особенно высокоманевренных HGV. Такие ракеты требуют очень точных систем наведения и управления, способных корректировать даже минимальные отклонения. Кроме того, полет на очень большой скорости в более плотных слоях атмосферы вызывает сильный нагрев обшивки и большую нагрузку на рули. Вкратце: вам нужны качественные материалы, электроника и качество изготовления. Как известно из истории, чем сложнее оружие, тем больше вероятность, что что-то сломается, и даже небольшой дефект может иметь значительные последствия.

Этот путь рекомендуют Том Карако и Масао Дальгрен из аналитического центра Центра стратегических и международных исследований. В своем докладе «Комплексная ПВО: противодействие гиперзвуковой ракетной угрозе» они утверждают, что против гиперзвуковых ракет наиболее эффективны самые простые решения, которые дешевы в применении и в то же время вынуждают противника тратить несоразмерно большие ресурсы на борьбу с

В. Карако и Дальгрен вводят понятие «механизмов уничтожения по всему району» в главе «Использование новых средств поражения». В целом речь идет о распылении по пути гиперзвукового снаряда мелкодисперсных частиц, которые повреждают тепловое покрытие снаряда. На больших скоростях даже крошечные частицы пыли могут иметь кинетическую энергию ружейного снаряда. В таких условиях незначительное повреждение может иметь серьезные последствия. Эти частицы могут быть металлическими или пиротехническими по своей природе. Есть еще вопрос распыления, о котором сами авторы пишут, что разработка соответствующих систем потребует больших усилий.

Аналитики назвали свою идею «зенитной артиллерией 21-го века» в отношении немецкой противовоздушной обороны во время Второй мировой войны (Flak, что было сокращением от Flugabwehrkanone). 88-мм, 105-мм и 128-мм зенитки смогли поднять в воздух настоящую преграду из осколков, серьезно нарушив действия бомбардировщиков. Здесь стоит упомянуть наблюдение французского историка Филиппа Массона, который подсчитал, что стратегическая авиация союзников потеряла в 1942–1945 годах больше людей и самолетов, чем люфтваффе за всю войну.

Идея не нова. Карако впервые заговорил о чем-то подобном два года назад. Однако в то время он указывал на осколки боеголовок даже типичных зенитных ракет, таких как Patriot PAC-2, израильский Chec или SM-6. Это все равно, что стрелять гиперзвуковым снарядом из дробовика. Однако тогда аналитик указывал, что наилучшие результаты будут достигнуты при одновременном использовании нескольких методов. Таким образом, новые способы нанесения ущерба не ограничиваются осколочными боеголовками или распылением частиц.

Микроволновое оружие очень перспективно. До сих пор к нему относились в первую очередь как к нелетальному оружию. По неподтвержденным данным, американцы могли применить его в Сирии, а китайцы — против Индии. По мнению Карако и Дальгрена, достаточно сильный пучок микроволнового излучения может вывести из строя системы управления и наведения гиперзвуковой ракеты. Это тоже не новая идея. Еще в 2018 году компания BAE Systems предложила ВМС США использовать комплекты с регулируемой мощностью электромагнитного импульса определенной длины волны в качестве системы прямой защиты.

Важно отметить, что авторы доклада скептически относятся к использованию лазерного оружия для борьбы с гиперзвуковыми ракетами. Они указывают на то, что даже пучок мощностью в несколько сотен киловатт может оказаться не в состоянии пробить тепловое покрытие мишени. По их мнению, СВЧ-системы могут даже «поджарить небо», создавая электромагнитный зенитный огонь, прикрывающий зону полета и маневрирования цели.

Последнее Из предложенных в докладе идей самая экзотическая и потенциально самая дорогая — ракеты с модульным зарядом. Это не обязательно классическая противоракета. Карако и Дальгрен предполагают, что достаточно подходящего ускорителя, способного развернуть такие агенты, как системы распыления частиц, микроволновое оружие, кинетические перехватчики, осколочные заряды и даже дополнительные датчики в зоне гиперзвуковой атаки. Идея состоит в том, чтобы создать многослойный барьер, способный отводить атаки с разных направлений и, таким образом, уменьшать шансы избежать перехвата.

В теории «механизм всеобщего разрушения» имеет еще одно преимущество. Это позволяет строить обширные барьеры для устранения последствий атаки насыщения со многих направлений. Зона влияния также позволяет противостоять любым приближающимся объектам, не отличая пули от ложных целей.

См. также: Успех Грипена. Бразилия закажет вдвое больше F-39 (и меньше KC-390)

DARPA

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Новые идеи для защиты от гиперзвуковых пуль
Зимы на стройках не было. Производство резко возросло