Она хотела «Структура», Она получила Облигации возврата как «Возможность инвестирования». Банк должен вернуть деньги клиенту

Она хотела «структура», она получила облигации GetBack как «инвестиционную возможность». Банк должен вернуть деньги клиента. злотый. Эта сумма предназначена для компенсации убытка, понесенного после покупки облигаций GetBack через банк. В обосновании указывалось, что учреждение виновно в неправильной продаже. </span></p>
<p>Корпоративные облигации GetBack SA нашли свое место в портфелях не только институциональных инвесторов, но и большой группы клиентов, которые определенно не заслужили называться «рискованными». Все благодаря широко описанной практике распространения этих ценных бумаг через банки и брокерские конторы. </p>
<p>В 2019 году мы описали на страницах Bankier.pl важное мнение финансового омбудсмена, вынесенное по одному из судебных дел, возбужденных держателем облигаций GetBack Idea Bank. В нем представитель заявил, что банк выступал в качестве инвестиционного консультанта и совершал так называемые неудачная продажа, т.е. История деятельности клиента, который до сих пор копил только на срочные вклады, была проигнорирована и ему был предложен рискованный инструмент. Кроме того, представители банка призвали поторопиться и предложили помощь во взломе вкладов, чтобы перевести средства на «инвестиционную возможность».</p>
<p>Судебное дело, в котором выступал финансовый омбудсмен, не было исключительным. Одни и те же темы появляются в подобных спорах. Свежий пример — решение окружного суда Кракова-Средместье от 15 сентября 2022 года. Учреждением-ответчиком был Алиор Банк, который был обязан выплатить клиенту сумму в размере 45 тысяч злотых. PLN с процентами за просрочку с августа 2019 года. </p>
<h2>Продажа «быстро»</h2>
<p> В обосновании решения представлены обстоятельства, сопровождавшие продажу рисковых ценных бумаг клиенту. <b> Заявитель был клиентом банка около 5 лет и использовал только срочные депозиты </b>. Обеспокоенная ухудшением условий предлагаемых вкладов, она отправилась в отделение, чтобы проверить найденную на сайте банка информацию об одном из структурированных вкладов с шансом на более высокую прибыль.</p>
<p>Обслуживание в отделении» не смогла предоставить ей подробную информацию о структурированном депозите, при этом предложила облигации GetBack SA в качестве альтернативы депозитам», — говорится в обосновании решения. Затем она направила клиента к консультантам, предлагающим инвестиционные продукты.</p>
<p> <b>Консультанты представили ценные бумаги как безопасную форму приумножения средств, указав только на рыночный риск, связанный с возможной досрочной продажей имеющихся облигаций </b> . «Истца не спрашивали о целях инвестирования и не информировали о корпоративных облигациях. [Дорадка] представил их как безопасный инвестиционный продукт. Ранее у истца были только вклады, сберегательный счет и расчетный счет, опыта работы с другими инвестиционными продуктами у нее не было», — указано в решении суда.</p>
<p>Следующие шаги в процессе продаж были незамедлительными. Консультант указал, что стоит выполнить формальности, потому что позже возможности может уже не быть. Документы были подписаны на планшете, и клиентка не знала (как она свидетельствовала в суде), что она сделала заявление, в частности, о принятии содержания проспекта и осведомленности об инвестиционном риске. Ни один из опросов, в том числе и с указанием инвестиционного профиля, не был представлен в бумажном виде и результат профильного исследования не был сообщен.</p>
<p>Также будущий инвестор заключил договор об оказании услуг с брокерской конторой, поскольку, как указал консультант, это был единственный способ приобрести выгодные ценные бумаги. </p>
<p>«Истец хотела инвестировать 50 000 злотых, которые были у нее на сберегательном счете. В связи с тем, что предложение по облигациям было представлено ему очень привлекательно, было принято решение дополнительно ликвидировать один из депозитов в размере 10 000 злотых без потери процентов и разместить эти деньги на облигации. Он произвел перевод денежных средств со счета истицы во время ее визита в банк. Затем в интернет-банкинге истицы появилась информация о том, что у нее есть облигации», — читаем в обосновании судебного решения. Вышеупомянутое «отсутствие потери интереса» было бонусом, предложенным советником, обслуживающим клиента.</p>
<h2>Суд: клиент получил инвестиционную рекомендацию</h2>
<p>В обоснование приговора суд сослался на ряд вопросов, в том числе характер фактически оказанной банком услуги, ответственность учреждения за имущественный ущерб, возникший в результате вынесенной рекомендации, а также правильность выявления потребности вкладчика-клиента.</p>
<p>Сотрудники банка утверждали, что они предоставили истцу только основную информацию об облигациях. Однако суд счел, что их роль вышла далеко за эти рамки, и клиент получил индивидуальную рекомендацию. </p>
<p>«Вышеуказанные обстоятельства, по мнению суда, не оставляют сомнений в том, что ответчик, представляя истцу облигации GetBack SA, давал инвестиционные консультации по смыслу ст. 69 сек. 2 пункт 5 Закона о торговле финансовыми инструментами. Об этом свидетельствует способ представления данных облигаций консультантом клиента в качестве привлекательной формы инвестирования, а также предшествующее сотрудничество истца с ответчиком. Не лишено значения для выдвигаемого тезиса и то обстоятельство, что ответчик разрешил (или даже предложил) истцу в целях получения дополнительных средств на покупку облигаций сняться со срочного банковского вклада без потери права на проценты. . Все эти обстоятельства свидетельствуют о том, что действия ответчика в отношении истца были направлены на то, чтобы убедить истца вложить средства в спорные облигации как в выгодную форму приумножения капитала, более привлекательную, чем банковский вклад с более низкой процентной ставкой. Ответчик предоставил истцу информацию, которую, в связи с характером сотрудничества до сих пор, истец — объективно оценивая — мог рассматривать как рекомендацию инвестировать в рассматриваемый финансовый инструмент», — указано в мотивировочной части судебного решения. </p>
<p>В постановлении также упоминается практика неправильной продажи. «Сотрудник банка-ответчика, вероятно, выполняя приказы своего начальства и действуя с целью получения прибыли в виде комиссии, сознательно и преднамеренно представил истцу ложную информацию об уникальном предложении, которым должны были стать облигации GetBack SA, и дал ей очень короткое время для принятия решения о покупке облигаций, к тому же без передачи истцу каких-либо документов, связанных с офертой. Действия сотрудницы банка-ответчика свидетельствуют о намерении ввести истицу в заблуждение и склонить ее к осуществлению невыгодного для нее вложения. Банк использовал свое особое положение в качестве института общественного доверия в отношениях с истцом как потребителем, чтобы убедить ее инвестировать в финансовый продукт, который не приспособлен и не соответствует ее потребностям. По мнению суда, если бы истице была предоставлена ​​достоверная информация о предлагаемом инвестировании, она бы точно не получила выгоды от этого предложения, принимая во внимание модель инвестирования, которую она предпочитала до сих пор.»</p>
<h2> Слово против слова </h2>
<p>Хотя практика неудачной продажи определена (и запрещена) в польском законодательстве, доказывание неправильной продажи затруднено. Как указывает, среди прочего, Финансовый омбудсмен, разговоры с советниками в отделениях не фиксируются, остается только бумажный след в виде подписанных документов (как правило, без каких-либо преуменьшений). В суде противостояние клиент-банк часто превращается в ситуацию «слово против слова».</p>
<p>В рассматриваемом деле суд согласился с версией истца. Величина причиненного ему ущерба оценивалась как разница между суммой вложенных средств и суммой требований, которые эмитент реализует в рамках процедуры реструктуризации (25% от номинальной стоимости).</p>
<h2> Комментарий истца адвокат </h2>
<p>В деле клиента представляла компания adv. Марчин Журовски из Kaczmarski Żurowski Adwokaci. </p>
<p> «Вынесенное решение по делу нашего клиента подтверждает, что банк несет ответственность за возмещение убытков за потерянные инвестором средства, если он нарушил закон в процессе инвестиционного консультирования, предложения или продажи рисковых инвестиционных продуктов своим клиентам.</p>
<p>Дело против Alior Bank проводилось на основании продажи облигаций GetBack SA, а требования истца базировались на трех утверждениях:</p>
<ul>
<p> ли>во-первых, мы показали, что банк ненадлежащим образом оказал консультационную услугу по инвестициям, поскольку рекомендовал покупку облигаций GetBack SA лицу, которое искало инвестиции, гарантирующие 100%-ную безопасность капитала; </li>
<li>рыночная практика, поскольку она предоставили клиентам недостоверную информацию о риске, связанном с приобретением данных финансовых инструментов, их ограниченном характере и коротком времени для принятия решения о покупке;</li>
<li>в-третьих, мы окончательно доказали, что банк виновен в недопродаже, и тем самым подтолкнул своего клиента к покупке финансового продукта, не соответствующего его потребностям, несмотря на то, что он знал эти потребности или, по крайней мере, должен был их знать.</li>
<p> < /ул> <р>Суд согласился с нашими доводами. Стоит отметить, что сотрудники банка, опрошенные в качестве свидетелей, описали лишь примерную процедуру размещения облигаций, поскольку не помнили точного хода встреч с истцом. Таким образом, суд не усмотрел препятствий для того, чтобы поверить показаниям истицы на этот счет, которая помнила и сообщала о процедуре продажи своих облигаций компанией GetBack SA иначе, чем свидетели. </p>
<p>Следует подчеркнуть, что хотя сотрудники банка не замечали каких-либо нарушений в своей деятельности, они признали, что в 2017 году облигации GetBack SA считались банком безопасным продуктом, а время для принятия решения было коротким. на их покупку повлияли исключительно параметры вопроса. Вышеизложенное перекликалось с заверениями сотрудников банка в полной сохранности вложения и давлением на завершение продажи в ходе одной встречи, что судом, принимающим решения, квалифицировано как неправомерное оказание влияния на процесс принятия решения инвестором.</p>
<p> < p> Хотя в данном случае они были вынесены, решение Окружного суда Кракова-Средместья не является окончательным, но мы предполагаем, что оно не изменится в ходе инстанционного контроля», — комментирует адвокат.</p>
<!-- toc empty -->	</div><!-- .entry-content -->

</article>





<div class=

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Она хотела «Структура», Она получила Облигации возврата как «Возможность инвестирования». Банк должен вернуть деньги клиенту
Русский катафалк для элиты. Таких экземпляров всего два