Парадигма переходного периода в Газе рухнула

Следствием нынешних геополитических событий непременно станет очень глубокий пересмотр политики ЕС в сфере трансформации энергетики, — считает Юстина Мосонь, генеральный директор Rafako Innovation.

Газовая парадигма перехода рухнула

Материал создан совместно с Rafako Innovations

Сколько стоит вторжение России в Украину изменить мнение по вопросу энергетической политики ЕС? Как вы думаете, влияет ли это на необходимость пересмотра допущений на примере Европейского «зеленого курса»?

Определенно да. На наших глазах произошел геополитический поворот, который в принципе касается каждой сферы нашей жизни. Особенно это касается энергетики, и это с точки зрения энергетической безопасности государства. Нет сомнения, что агрессия России в отношении Украины изменила все. Говоря об энергетике, можно с уверенностью сказать, что нынешняя парадигма преобразования энергии, которая в переходный период базировалась бы на природном газе, окончательно рухнула. Следствием геополитических событий наверняка станет очень глубокий пересмотр политики ЕС. И это уже происходит. Достаточно прислушаться к голосам представителей европейских институтов, которые очень четко сообщают о том, что еще несколько недель назад было бы немыслимо. Я имею в виду заявления, указывающие на то, что в соответствии с целями «Fit for 55» использование углерода станет возможным в более долгосрочной перспективе, чем ожидалось. И это, несомненно, прорыв.

Агрессия против Украины показала еще одно, а именно невероятные масштабы зависимости Евросоюза и всего западного мира от энергоресурсов из России. Мы все знали, что это так, но мало кто, наверное, осознавал, насколько это зависимость. Это означает, что нынешняя политика ЕС и идея трансформации были основаны на не совсем правильных рыночных предположениях. Именно поэтому мы наблюдаем такой резкий поворот. По этим причинам массовые инвестиции в газовые технологии невозможны, хотя в том, что они будут реализованы в каком-то масштабе, сомнений нет. На мой взгляд, происходящее — это для нас, для Польши уникальная возможность оказать существенное влияние на коррекцию энергетической политики.

Но в какую сторону? До сих пор направление ограничения доли угля в энергетическом балансе, в конечном счете, до нуля было бесспорным. Также в нашем октябрьском интервью вы сказали, что отход от угля неизбежен…

Я решительно поддерживаю этот тезис, потому что нет пути назад от целей, правильно сформулированных в энергетической политике ЕС. Нам необходимо декарбонизировать энергетический сектор. Изменения должны особенно касаться отопления, где ситуация серьезная, а многолетняя задержка инвестиций означает, что этот процесс должен даже ускориться, если речь идет о декарбонизации тепловых компаний под ответственность местных органов власти. Так что да, отказ от угля неизбежен, но ключевая проблема заключается в том, чтобы выяснить, как отказаться от угля. Сегодня также стоит вопрос о том, когда мы будем к этому готовы в нынешней геополитической ситуации.

Так как же это должно происходить в текущей ситуации?

Поэтапный отказ от угля должен осуществляться в первую очередь таким образом, чтобы обеспечить надежность энергоснабжения. Как этого добиться? Ускоряя инвестиции, которые должны сделать нас независимыми от поставок сырья с Востока. За счет развития возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Эти две области не противоречат друг другу. Наоборот, это две стороны одной медали. Энергетический сектор требует очень продуманных дополнительных инвестиций. Отход от угля до запуска АЭС может происходить таким образом, чтобы мы максимально использовали действующую генерирующую инфраструктуру, то есть традиционные блоки. Угольные электростанции, которые есть и должны работать в системе ближайшие несколько лет. Характер их работы остается открытым вопросом. Должны ли они продолжать действовать на базе или должны изменить режим и действовать как подразделения пикового резерва? Это диаметральное изменение, потому что использование традиционных блоков на пути отделения от угля имеет ключевое значение для развития ВИЭ и повышения их роли в нашем энергетическом балансе. Почему? Потому что обычные, модернизированные и приспособленные для работы в качестве резервно-пиковых источников агрегаты являются гарантом и стабилизатором всей системы. Они нужны для того, чтобы иметь в резерве мощность, которая производится из возобновляемых источников. Это представляется прагматичным решением и в текущей ситуации, вероятно, нет альтернативы, которая позволила бы, во-первых, сохранить динамику декарбонизации и, во-вторых, обеспечить энергетическую безопасность. Использование условных единиц кажется экзистенциальным вопросом для Польши. Однако не все так просто, ведь нужно помнить, что после 2025 года экономическое стимулирование угольных установок, вытекающее из рынка мощности, закончится. Нужно хорошо подумать, какие условия создать, как изменить законодательную среду, чтобы условные единицы могли продолжать работать в системе и чтобы экономика их работы была максимально выгодной.

Какие изменения, по вашему мнению, следует внести?

Прежде всего, нам нужны правила и законодательство, которые позволят этим блокам функционировать после 2025 года. Поэтому, как я уже упоминал, пересмотр политики ЕС это возможность для Польши представить на рассмотрение ЕС конкретные постулаты, положения, предложения, которые могли бы определить, как эти подразделения будут функционировать в новом режиме работы после 2025 года, чтобы лица, управляющие этими подразделениями, могли получать коммерческую выгоду.

Форма этих правил является открытым вопросом. Несомненно, мы можем последовать примеру и использовать уже известный и хорошо описанный опыт в энергетической политике других стран. Например, в Германии действуют положения, определяющие правила начисления бонусов тем угольным установкам, которые работают в резерве, являются более гибкими или лучше подходят для динамичного взаимодействия с погодозависимыми ВИЭ. Такие регламенты крайне необходимы и нам, потому что есть технологии, бизнес готов вкладывать средства в модернизацию угольных агрегатов, а регламентов, которые могли бы определить новый режим работы в системе, нет. Поэтому нынешний геополитический поворот – это возможность для нас осуществить такие изменения. В обоснованиях, появившихся перед законом о рынке мощности, была декларация о том, что национальное законодательство будет адаптировано к рыночным условиям и определит новые правила эксплуатации электростанций после 2025 года. Это задача регулятора, который указывает , как электростанции функционируют в системе.

Следуя этому пути, также должны были бы быть изменены критерии финансирования. Однако до сих пор ведущим направлением было то, что последующие финансовые учреждения хвастались тем, что  block-id-CITOeFvWI8″>Конечно, и это вторая составляющая, которая требует доработки и нужна для того, чтобы фактически стать независимым от российского сырья и провести энергетическую трансформацию, используя уже существующую в Польше инфраструктуру и используя отечественные технологии, компетенции польской промышленности . Тот факт, что финансовые учреждения отходят от финансирования инвестиций в углеродные технологии, до сих пор был понятен и не подвергался сомнению. Однако сейчас, когда нам необходимо перестроить или перестроить нашу энергетическую политику, кажется совершенно очевидным, что этот пересмотр должен быть и на стороне финансовых институтов.

Потому что если предположить, что развитие возобновляемых источников энергии зависит от обеспечения возможности держать эти генерирующие мощности в резерве в системе — а это можно сделать только за счет использования угольных блоков, потому что других решений просто нет — то принятие таких предположение, что это должно привести, по крайней мере, к обсуждению новых механизмов финансирования для этого типа инвестиций. Конечно, это будут больше инвестиции в замену и модернизацию, необходимые для продолжения трансформации и развития ВИЭ. Так что здесь, на мой взгляд, нет абсолютно никакого противоречия.

Эти изменения вписывались бы в ваши предложения по модернизации угольных блоков мощностью 200 МВт+, обычно известно как двести…

Это определенно очень реальная и прагматичная альтернатива, решение, которое сейчас приобретает все большее значение. Программа модернизации на 200 тысяч в последние годы недооценивалась. Теперь выяснилось, что Национальный центр исследований и разработок проявил дальновидность в реализации этой программы. Сегодня программа приобретает стратегический характер с точки зрения государственной безопасности.

200 являются сердцем системы. Их у нас около 60, техническое состояние около 40 требует вложений. Модернизацию можно проводить в различных технологических конфигурациях, можно оставить в качестве топлива уголь, но можно и перевести на газ, что может быть привлекательно с учетом стабилизации цен на газ. У нас очень значительный рыночный потенциал; нравится нам это или нет, но эти блоки должны присутствовать в системе. Поэтому необходима комплексная оценка их функционирования. Мы готовим экономический анализ, который может быть полезен при обсуждении целевой модели эксплуатации традиционных источников энергии. Существует потребность в комплексных решениях для традиционной энергетики. Потому что одной, двумя или пятью модернизациями проблему не решить. Нужен системный подход.

Когда будут опубликованы выводы этих анализов?

Думаю, это вопрос нескольких недель.

Материал создан совместно с Rafako Innovations

 Газовая парадигма перехода рухнула

< source media = "(min-width: 1px)" srcset = "https://i.gremicdn.pl/image/free/09a6b29dfef454eb1ec8a48d5d2f75fc/?t=crop:1395:440:nowe:1:0,изменить размер : подходит: 705: 222 ">

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Парадигма переходного периода в Газе рухнула
Крытая часть экстрим-парка «Урам» будет завершена в июне