Павел Кугларж, Матеуш Калинский: Стоит изменить правила продажи предприятий

Целесообразно переосмыслить последствия внесения поправки в закон о банкротстве 2019 года и хотя бы частично вернуться к прежним положениям о т.н. предварительно упакован.

 Павел Кугларж, Матеуш Калинский: Стоит изменить правила продажи компании

28 апреля Суд ЕС ответил на вопрос о предварительном постановлении Верховного суда Нидерландов о защите работников, предусмотренной Директивой 2001/23, в контексте поглощения компании в рамках процедуры pre-pack. .

Pre-pack, или подготовленная ликвидация, представляет собой институт законодательства о банкротстве, сочетающий в себе элементы процедуры банкротства и частичной реструктуризации. Заявление об утверждении условий продажи предприятия должника, его организованной части или значительных активов может быть подано как самостоятельная заявка на заявление о банкротстве, а после внесения изменений также в ходе конкурсного производства. В таком запросе должны быть указаны как минимум личность покупателя и предлагаемая цена. Также допускается приложить проект договора купли-продажи, который подлежит согласованию. В решении о признании банкротом суд по делам о банкротстве одновременно утверждает условия продажи или отказывает в их утверждении.

30 дней

Это одна из самых быстрых сделок по банкротству, так как договор заключается в течение 30 дней с момента окончательного утверждения условий продажи. Но то, что останется в конкурсной массе после сделки, будет ликвидировано как конкурсная масса, и в этом смысле процедура pre-pack является ликвидационной процедурой в Польше. Элементом реструктуризации, однако, является возможность продолжения деятельности инвестором — покупателем, дополнительно приобретающим предмет расфасовки без обременений, т.е. с эффектом принудительной продажи.

Пре-пак работает и в других странах ЕС (что тоже важно с точки зрения директивы), а ранее вынесенное решение по делу Smallsteps (C-126/16) было вынесено на основании голландского законодательства.

Основным возражением против закона Нидерландов, выдвинутым СЕС в деле Smallsteps, был характер правил расфасовки как так называемого мягкое право, не вошедшее в рамки юридического текста, а вытекающее из судебной практики — соглашение судов о банкротстве. Затем СЕС решил, что правила Нидерландов не являются основанием для применения исключения из ст. 5 сек. 1 Директивы 2001/23, поскольку не было выполнено условие, изложенное в этом положении, относительно специальной защиты работников в случае передачи предприятий (так называемая Директива TUPE — передача предприятия, защита работников) . Непосредственно в этой директиве мы имеем — в ее ст. 5 — исключение: договоры с работниками, переходящие к покупателю, могут быть изменены или расторгнуты, если в отношении передающего лица возбуждено производство по делу о банкротстве, возбужденном в целях ликвидации активов передающего лица, и если он находится под надзором компетентного государственного органа (которым может быть ликвидатор, уполномоченный компетентный орган государственной власти).

-YN-HGQZqaU»>Решение Суда ЕС по Heiploeg касалось продажи по расфасованной процедуре. После поглощения предприятия вся рабочая сила не переводилась вместе с работниками, а переводимым работникам предлагалось — по их мнению — худшие условия труда. было подано после обращения Федерации профсоюзов Нидерландов (ФНВ) и кассационной жалобы в Верховный суд Нидерландов, который передал вопрос в СЕС для предварительного решения .

Суд рассмотрел вопрос о том, можно ли расценивать голландскую расфасовку как процедуру банкротства в целях ликвидации активов продавца. Сделка находится под общественным контролем. В законодательстве Нидерландов в рамках разработанной в прецедентном праве процедуры pre-pack есть «потенциальный ликвидатор», ответственный за подготовку продажи, и «потенциальный судья-уполномоченный», осуществляющий надзор за сделкой. Обычно позже они назначаются конкурсным управляющим и судьей-уполномоченным в процедуре банкротства.

В принципе, СЕС посчитал, что, хотя целью является максимальное удовлетворение требований кредиторов, а не поведение предприятия передающего лица, из-за отсутствия законодательных положений вся процедура не может квалифицироваться как ведущая к ликвидации активов и, таким образом, выполнение требования о применении исключения из ст. 5 Директивы 2001/23. Оценку не изменил даже тот факт, что приобретенная часть предприятия продается на ходу – как т.н. непрерывности деятельности, что также учитывалось в предыдущих постановлениях СЕС.

Если бы голландские правила расфасовки были не только предметом юриспруденции и судебного соглашения, но и имели бы законные и законные основания, у СЕС не было бы замечаний относительно выполнения критериев, предусмотренных в так называемом директива TUPE, т.е. защита рабочей силы при захвате предприятий.

Но как последнее решение СЕС влияет на польское законодательство?

Отклонение от правил

Правила расфасовки вступили в силу в Польше в 2016 году и стали постепенно набирать популярность, что подтверждается статистическими данными. Однако после решения СЕС по делу Smallsteps, несмотря на позицию экспертов, в том числе членов президиума INSO — секции банкротства и реструктуризации Allerhand Institute — в предликвидационную процедуру были внесены изменения. Мы заметили, что основной причиной решения Smallsteps было отсутствие законодательного регулирования расфасовки, а предусмотренные изменения могут существенно ограничить применение расфасованной ликвидации. Что касается влияния постановления Heiploeg на польское законодательство, следует подчеркнуть, что, как и в делах Smallsteps и Plessers, голландские или бельгийские правила немного отличаются от польских в том объеме, в котором говорил Трибунал.

Нет сомнений в том, что польский конкурсный управляющий является внесудебным органом по банкротству и остается под надзором суда. Также сама процедура банкротства — особенно после поправки 2016 года (когда вступил в силу закон о реструктуризации) — направлена ​​на продажу (т.е. ликвидацию, или иными словами ликвидацию) активов должника.

Единственное сомнение, которое может возникнуть, это поправка к ст. 317 закона о банкротстве — уже отмеченная выше как реакция польского законодателя на дело Smallsteps (которое было включено в обоснование проекта закона о поправках) — которая была добавлена ​​в ст. 2а ссылка на соответствующее заявление также в процедуре банкротства по ст. 23 [1] ТК РФ.

Поправка была основана на ошибочной предпосылке о том, что решения Смоллстепса и Плессерса требуют внесения изменений в закон о банкротстве. Эта статья Трудового кодекса все равно использовалась для продажи в конкурсном производстве, и более того: ее следует применять по назначению — из чего следует вывод о том, что ее рекомендуется использовать с изменениями, вытекающими из основных принципов конкурсного производства, которые являются, например, принцип приобретения предприятия с принудительным действием и свободным от обременений.

В результате романа 2019 года популярность польского препака упала вдвое, что подтверждается, для например, в статистике поданных заявок. В 2019 году было 51 заявка, а в 2021 году всего 25.

Решение по делу Heiploeg является еще одним решением, разрешающим подготовленную ликвидацию и подтверждающим, что эта процедура может выиграть от исключения из ст. 5 сек. 1 Директивы TUPE, что в случае польских правил и нашего формирования этих правил не должно вызывать никаких сомнений.

Было бы разумно переосмыслить последствия поправки 2019 года и хотя бы частично вернуться к прежнему регламенту. Это могло бы оказать положительное влияние на всех участников процедур банкротства и реструктуризации — суды, конкурсных управляющих, кредиторов, должников и инвесторов.

Павел Кугларз — юрисконсульт, вице-президент секции права о банкротстве и реструктуризации Института Аллерханд

Матеуш Калинский — юрист в Татаре и Вспульнице, Институт Аллерханда

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Павел Кугларж, Матеуш Калинский: Стоит изменить правила продажи предприятий
Ига Свёнтек перед шансом попасть в тройку лучших в рейтинге