Польские дети с венгерскими корнями

На протяжении веков тысячи иностранцев нашли свой дом на польской земле и не только поселились здесь навсегда, но и оказали нашей Родине неоценимые услуги. Одним из примеров такой истории является необыкновенная история венгерской семьи Коромпай.

польские дети с венгерскими корнями

Эмануил Коромпай (1890–1940) — офицер Войска Польского, убитый в апреле 1940 г. сотрудниками НКВД

Родившийся в 1890 году в Будапеште Эмануэль Коромпайе был заброшен в Польшу потрясениями Первой мировой войны. Академический педагог и филолог был мобилизован в 1914 году в австро-венгерскую армию и отправлен на Галицийский фронт. Солдат, дислоцированный в крепости Перемышль, быстро поднялся по карьерной лестнице и в 1916 году стал младшим лейтенантом 1-го полевого стрелкового батальона. Он также был награжден Бронзовой медалью «За доблесть».

Общая страсть к иностранным языкам привела к более близкому знакомству с Мечиславой Грабасовной, польской переводчицей немецкого языка. Эти отношения быстро переросли в страстное чувство. В 1917 году Эмануил взял Мечиславу в жены, а в 1918 году у них родилась первая дочь Илона.

После окончания боевых действий молодожены переехали в Венгрию, где, однако, сразу же пережили болезненный опыт, связанный с отношением семьи Эмануэля к его жене. Состоятельный и аристократический род Коромпай, известный в Венгрии уже 700 лет, не принял выбор юноши в польской форме и низкоранговой жены. «Она хотела богато выйти за него замуж и имела на него обиду за то, что он женился на польке. Так он и не получил ни копейки», — вспоминала спустя годы Илона, добавляя, что в конце концов семья Коромпая милостиво согласилась принять отца и ее, но без матери. Возмущенный Эммануэль даже слышать об этом не хотел и в конце концов покинул Венгрию, отказавшись принять свою часть семейного имущества.

Коромпай в Польше

Супруги вернулись в Перемышль. В 1919–1921 годах родились другие дочери: Марта и Эльжбета. Эмануэль принял польское гражданство и присоединился к польской армии. В 1924 году получил звание капитана, но через пять лет вышел в отставку. Материальное положение семьи резко ухудшилось. Помощь пришла в совершенно неожиданный и случайный момент: во время поездки в поезде Эмануэль заметил человека, читающего венгерскую газету, с которым завел разговор. Путешественник оказался профессором венгерского языка в Варшавском университете. Услышав о тяжелом положении семьи Коромпай, он согласился дать ему языковой курс в университете и работу в венгерском посольстве и управлении Общества польско-венгерской дружбы в Варшаве. Благодаря этому он смог полностью посвятить себя работе в Вильнюсском университете, где также читал лекции, и для семьи Коромпай это предложение оказалось спасением.

В 1930 году семья переехала в Варшаву, где Эмануэль начала работать, а девочки стали учиться в школе сестер Назарет. Его счастливая семейная жизнь была прервана 1939 годом. В августе Эмануэль был с группой своих учеников в Венгрии, но чувство морального долга вынудило его вернуться в Польшу и пройти мобилизацию, хотя как сотрудник посольства и отставной офицер он не имел сделать это. В то время он уже был одним из самых любимых и уважаемых профессоров университета, автором первого польско-венгерского словаря и польско-венгерского разговорника. После нападения СССР на Польшу 17 сентября Коромпай был захвачен Советским Союзом, когда он и его подразделение пытались добраться до Румынии. После отказа снять с себя офицерские порезы, обеспечившие ему свободу, он был отправлен в лагерь для военнопленных в Старобельске.

Семья Эмануэля, оставшаяся в Варшаве, также пережила трагические моменты. 5 сентября Мечислав и его дочь Марта начали работать волонтерами в Центральном штабе города Варшавы, расположенном в отеле «Европейский». Марта работала медсестрой в отделении связи и ухода за больными, а ее мать обеспечивала продовольствием.

26 сентября мощная бомбежка разрушила потолок гостиничного номера, в котором находились 70 человек. Единственной смертельной жертвой стала 20-летняя Марта Коромпай. Остальные люди (в том числе Мечислава) были извлечены из-под завалов, раненые, но живые. Марта с тяжелыми травмами головы скончалась на руках у матери. Эта трагедия надолго повергла Мечиславу в глубокое отчаяние. Только окончание сентябрьского похода и возвращение в город двух других дочерей помогли ей стряхнуть с себя глубокую меланхолию. Осиротевшая семья должна была обеспечивать средства к существованию. Мечислав начал работать в пункте питания Центрального совета благосостояния, где продукты раздавались беднейшим. Эльжбета начала свое образование в тайных классах (она изучала медицину), а старшая, Илона, пошла работать на сигаретную фабрику. Наделенные характерной после отца красотой — темными глазами и бурей черных кудрей — сестры постоянно опасались, что их примут за еврейских женщин.

Заговор и арест

В 1940 году на семью обрушился еще один удар. Эмануэль был убит НКВД в Харькове вместе с другими польскими офицерами. Несмотря на личную драму Мечислава, она не колебалась, когда Эльжбета, которая была участницей скаутского движения с 1930-х годов, попросила у нее разрешения присоединиться к подполью. В 1941 году Эльжбета приняла псевдоним Гражина стала офицером связи лейтенанта. Мариан Драбик, пс. Дзенциол, начальник отдела информации и разведки KG ZWZ-AK (Штаб Союза вооруженной борьбы — Армии Крайовой).

Жених Эльжбеты, Збигнев Турский ps. Влодек служил в польской разведке на территории операции гитлеровской армии на востоке. Однако с 1942 года он уже не подавал признаков жизни. Элизабет планировала найти его. Она не успела.

9 января 1943 года Эльжбета была арестована в подземном изоляторе. При обыске рядом с ним были обнаружены компрометирующие материалы. Немцы считали ее политическим преступником. С помощью гражданских гестаповцев ей показали варшавские кафе, чтобы выявить и арестовать ее товарищей по заговору. Своим умелым поведением она смогла предупредить тех, кто в опасности, не приближаться к ней. Это никому не повредило.

В ночь с 11 на 12 января гестапо также арестовало Мечиславу, которая уже пошла по стопам дочери, чтобы присоединиться к подпольной организации и стать офицером связи. Квартира семьи на ул. Холувки, 3 (где ближайшим соседом девушек был их друг и поэт Кшиштоф Камиль Бачиньский, также участвовавший в заговоре). Гестапо тщательно обыскало, ограбило и опечатало помещение.

Допросы Эльжбеты и Мечислава были крайне жестокими даже по меркам гестапо. Элизабет была изнасилована и подвергнута пыткам на глазах у матери. Немцы были особенно взбешены арестом венгерской дочери и жены. Ведь с 1939 года Венгрия формально была союзником Третьего рейха. Таким образом, их обвинили в «двойном предательстве» и жестоко обошлись с ними.

Известный карикатурист и конспиратор Станислав Медза-Томашевский псевдоним. Бартошек, который в то время был пленником Павиака, вспоминал, как он встретил Эльжбету во время перевозки из & nbsp; ал. Шуха на Павяке. Однако истинной личности героя девушки он тогда не знал: «На полу конуры лежала женщина. Потом я узнал, что это офицер связи «Гражина». Ее изнасиловали на глазах у матери […]. Она была одной из самых смелых связных, сегодня уже не помню какой группировки. Ее псевдоним, полученный каким путем и по какой должности, повторяли все заключенные».

После войны материалы о жестоких пытках, применявшихся во время допроса Елизаветы и Мечислава, были переданы в Нюрнберг, где, в числе прочего, , был суд над садистом-гестаповцем из  al. Шуха Францу Ганну.

Смерть после приема цианида

Между тем конец страданий совершенно избитой девушки был близок. Один из заключенных дал ей цианид, и утром 13 января 1943 года Елизавета покончила с собой. Ядвига Цибульска, она же Саба, сообщал: «Утром 13 января произошло резкое движение, шум в коридоре и суета гестаповцев, явно расстроенных и ругавшихся, что что-то пошло не так… Они вытащили тело Елизаветы из камеры . Гестапо заявило, что она отравилась. Это послание было спасением для нас, заключенных в тюрьму и объединенных общим делом с Елизаветой. Теперь мы можем обвинить ее во всем. Это спасло нас во время дальнейших допросов и помогло выжить Освенциму».

Позже Илона Коромпай много раз возвращалась к одному из разговоров с сестрой, имевших место непосредственно перед ее арестом. Затем она спросила ее, сможет ли она достать цианид в кризисный момент. «С глубокой грустью в голосе, полным серьезности, она ответила: «Конечно, ради спасения других», — вспоминала ответ сестры Илоны. Женщина также убеждена, что в этом ужасном покушении Елизаветой также руководила забота о матери, для которой вид замученной дочери мог стать опасным для жизни потрясением.

Действительно, психическое и физическое состояние Мечислава было настолько критическим, что ее поместили в больницу Павяк, где она провела много месяцев. Однако 5 октября 1943 года ее включили в состав транспорта, идущего в Освенцим. Ее созаключенная и спутница Зофья Коссак-Щуцкая рассказала о сне, который однажды ночью должен был посетить Мечиславу. «Её дочь Елизавета подошла к ней и сказала: «Не плачь, мама, через шесть недель твоя беда кончится». Сон был очень реалистичным, и Мечислав проснулась от детского голоса в ушах. Она тогда верила, что ее слова сбудутся, и это — наряду с надеждой на выживание последней дочери Илоны — поддерживало ее дух».

Илона — старшая дочь Коромпая 

Между тем последняя постоянно боролась за свою жизнь. Нещадно преследуемая немцами, ей приходилось постоянно прятаться и то и дело менять место жительства. Ей помогали бойцы Армии Крайовой, которые каждый раз предоставляли девочке жилье в другом месте и оказывали ей финансовую поддержку. Илона как «обожженная» больше не могла появляться ни на одном рабочем месте. Она также получила новые документы на имя Галины Вичинской.

Первоначально гестапо пыталось заманить Илону, пообещав отдать ей тело сестры для захоронения. Дворник с ул. Холувки, движимые симпатией к Илоне, несколько раз врывались в опечатанную квартиру, чтобы забрать нужные беглецу вещи. Однажды предел его счастья иссяк и мужчина попал в руки к немцам, убежденным, что имеет контакт с Илоной. Ему пригрозили, что, если он не выдаст мисс Коромпай, расстреляют его семью. Тогда дворника отпустили, надеясь, что он свяжется с разыскиваемой женщиной. Они постоянно преследовали его, а он, все более и более напуганный и истощаемый морально, делал вид, что ищет Илону. В конце концов его семья потребовала, чтобы Илона отдалась в руки гестапо, чтобы спасти им жизнь. Тогда Илона решилась на крайне рискованный поступок: зарегистрировалась под своим настоящим именем на три ночи в гостинице на ул. Свентокшиской, и велела смотрительнице уведомить гестапо после первой ночи — таким образом, чтобы она успела сбежать до окончания комендантского часа. Операция прошла успешно: немцы ворвались в гостиницу вскоре после ее отъезда в 6 часов утра. «Это была худшая ночь в моей жизни, но она окупилась. Немцы оставили дворника в покое», — вспоминала Илона.

Илона пережила немало моментов террора, побегов в последний момент от облав и обысков, до того, как наступил час «W» 1 августа 1944 года. Илону направили на базу медсестер в Мокотове, но она не прибыла на пост из-за серьезной травмы ноги, которую пришлось срочно оперировать. Выздоравливающая девушка была вынуждена прятаться вместе с мирным населением в подвале дома ПКО по ул. Лудна. «Пострадавшим и больным требовалась медицинская помощь, которой, к сожалению, не было. Были также женщины, которые были сильно беременны и должны были рожать в этих ненормальных условиях. Во-первых, не хватало воды и перевязочных материалов. Смельчаки пробрались из подвала в свои квартиры, чтобы принести необходимые вещи. Еще я выходила к нам на квартиру что-то приносить, в основном теплую одежду и чулки для девочек из отряда «Зоська», — рассказала Илона.

17 сентября обитателей подвала нашли украинские власовцы, которые срочно доставили их в госпиталь на Воле. Оттуда Илону вместе с транспортом больных доставили в Милановек, где она оказалась в частном доме. Она оставалась там до октября. После капитуляции восставших разъяренные немцы продолжали выслеживать варшавских беглецов. Поэтому Илоне пришлось уехать из Милановека к Ловичу. Однако в поезде ее схватили и отправили на работу по рытью рвов между Джевицей и Опочно. Освобожденная от этой работы благодаря поддельной справке польского врача, она провела остаток войны в дружной семье Чабовских под Варшавой.

К сожалению, хотя Илона и надеялась на возвращение матери из лагеря после окончания войны, в 1945 году ей пришлось столкнуться с еще одним печальным известием. Мечислав Коромпай умер от тифа в Освенциме в январе 1944 года. Слова, предсказанные ее дочерью Эльжбетой во сне, сбылись: через шесть недель испытания Мечислава закончились, хотя и иначе, чем она, вероятно, надеялась.

Тяжело уязвленная трагическими переживаниями и гибелью близких, Илона Коромпай стала искать утешения в Боге и Церкви. Начала обучение в Католическом институте в Ченстохове. После окончания института несколько лет работала катехизатором, в т.ч. во Вроцлаве. Затем она работала в Главной библиотеке Щецинского технического университета, где проработала следующие несколько лет. В 2002 году вошла в состояние освященных дев. Она скончалась 4 сентября 2010 года в Варшаве, и на ее торжественных похоронах присутствовало, кроме ветеранов, много венгров во главе с послом Венгрии. Друг покойного, о. Болеслав Шевц с чувством описал впечатление, которое произвело на него необычайное отношение Илоны: «Зная ее драматическую историю, я был поражен простотой, спокойствием, уравновешенностью и отстраненностью, с которыми она говорила о травмирующих переживаниях. Я не нашел в ней никакого чувства обиды и даже тени осуждения мучителей ее семьи и самой себя. В ее сознании самые травмирующие жизненные ситуации были пропитаны умиротворяющим присутствием Бога. Слушая ее, убеждался, что должен быть этот невидимый мир Божий, на котором она основана, иначе нельзя было бы объяснить ее отношение».

Польские дети с венгерскими корнями

Памятник жертвам Катынского расстрела. Эмануил Коромпай был убит сотрудниками НКВД в Харькове

shutterstock

 Польские дети с венгерскими корнями

Фотография дочерей Эмануэля Коромпай времен их посещения школы сестер Назарет в Варшаве. Слева направо: Марта, Илона, Эльжбета

nazaretanki.pl

Польские дети с венгерскими корнями

Памятная доска на здании факультета востоковедения Варшавского университета

< p class =" image - author pt -3 "> Матеуш Опасинский

 Польские дети с венгерскими корнями

Эльжбета Коромпай (1 921-1943)

Коллекция Илоны Коромпай

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Польские дети с венгерскими корнями
Максимальные цены на газ и энергию в ЕС? Польша поддерживает