Посол Израиля Яков Ливне: Мы хотим, чтобы отношения с Польшей вернулись в правильное русло

Яков Ливне, новый посол Израиля в Варшаве, говорит об имидже Польши, помощи Украине, диалоге с Россией и иранской угрозе.

Посол Израиля Яков Ливне: Мы хотим, чтобы отношения с Польшей вернулись в нормальное русло

Во вторник вы, наконец, представили свои верительные грамоты президенту Польши после долгого израильско-польского дипломатического спора. Польша по-прежнему воспринимается израильской дипломатией как антисемитская, антилиберальная и антидемократическая страна?

Я считаю, что то, что произошло во вторник, вручение моих верительных грамот президенту Дуде, является еще одним важным шагом на пути к восстановлению нормальных, хороших отношений между Израилем и Польшей. Как и до серии кризисов, начавшихся в январе 2018 года. Я верю, что в Иерусалиме и Варшаве есть искреннее желание, чтобы мы хотели этого вместе. Я приехал сюда несколько месяцев назад с очень четким посланием тогдашнего главы Министерства иностранных дел, а ныне премьер-министра Жаира Лапида. Сообщение таково: мы хотим, чтобы отношения вернулись на круги своя. Польша – важная страна для Израиля и для евреев всего мира. Евреи и поляки жили здесь вместе тысячу лет. Невозможно представить ни сегодняшнее еврейское существование, ни современное государство Израиль без нашего польского наследия, без нашей общей истории в этой стране. В истории еврейского народа были периоды, когда большая часть всех евреев мира проживала в Польше, а Варшава была их столицей. Также было бы чрезвычайно трудно представить современную Польшу без ее еврейского наследия. Это основа, которая важна для нас и для наших друзей и коллег в Польше. Я пришел работать над этим.

Вы использовали очень дипломатический язык. А вот другой в 2019 году употребил глава МИД Израэль Кац, заявивший, что поляки высосали антисемитизм с молоком матери. И еще один, в прошлом году, министр Яир Лапид, который определил Польшу как антисемитскую, антилиберальную и антидемократическую страну. Это изображение Польши в Израиле?

Я считаю, что образ Польши во многом сформирован нашей общей историей. Из-за очень близких, в том числе личных, родственных связей многих израильтян, говорящих по-польски, но больше всего тех, кто не знает польского, но их предки или родственники родом из Польши. Отношение к Польше во многом связано с эмоциями, но еще больше с близостью и близостью между нашими народами. И я тоже это чувствую, так как нахожусь в Польше.

Что знают о Польше и поляках израильтяне, чьи предки выходцы из таких стран, как Марокко, Тунис, Йемен, Азербайджан или Иран? Чему учат в школе, на телевидении, у политиков?

Израильское общество – плавильный котел, Израиль – страна, построенная прежде всего евреями, вернувшимися на историческую родину. Они приезжают со всего мира, от Ирана до Америки, от Скандинавии до Южной Африки. Но все мы становимся израильтянами, когда приезжаем в Израиль, обычно в первом поколении и очень быстро. И именно так мы думаем о себе, прежде всего, как об израильтянах. Наше восприятие современной действительности и истории больше связано с историей и судьбой еврейского народа, чем со странами наших предков. Израильтяне учатся в школах и слышат по телевидению о великом общем наследии евреев и поляков. Они узнают о большом значении Польши, которое вытекает из вышеупомянутого факта, что подавляющее большинство евреев проживало там сотни лет. Мы помним, конечно, самый трагический, драматический и самый страшный период в истории нашего народа — период Холокоста. Это произошло здесь, в Европе, большей частью на польской земле. Мы узнаем и знаем, что Холокост был инициирован и спланирован немцами, нацистской Германией и никем другим. Все в Израиле знают о конференции в Ванзее на берегу красивого озера недалеко от Берлина. Мы знаем, кто несет ответственность за Холокост. Конечно, мы знаем, что у немцев также были коллаборационисты в странах, которые они оккупировали. И Польша тоже была оккупирована.

—6YvKVnnLz «> Одним из спорных вопросов между нашими странами являются образовательные поездки в Польшу для израильских студентов. Потому что, как утверждает польская сторона, они приходят сюда и не имеют никакого контакта с сегодняшней Польшей. Израильская сторона не согласна с тем, что Польша может влиять на программу израильских туров. Есть ли соглашение по этому поводу?

Эти визиты очень важны, они продолжаются уже более 30 лет. Они дают израильской молодежи возможность заглянуть в самую темную главу нашей истории и, я бы сказал, в самую мрачную главу истории человечества. Освенцим нужно увидеть и понять. У предыдущих поколений не было такого шанса, когда я вырос в Израиле и окончил школу в 1985 году, у нас не было дипломатических отношений с коммунистической Польшей. Ездить было нельзя, Польша, как и весь коммунистический лагерь, настроена против Израиля. Потом времена изменились.

Польша тоже изменилась, и без контакта с поляками израильская молодежь не может это узнать. Это визиты в прошлое?

Люди имеют право посещать прошлое, мы живем в демократическом обществе. Некоторые люди едут в Рим, потому что хотят увидеть остатки Римской империи. Что не означает, что они приравнивают поведение сегодняшних итальянцев к тому, что делали римляне в прошлом, включая гладиаторские бои. Израильтяне имеют такое же право, как и все туристы. Более того, неправда, что в этих поездках молодые люди не видят Польшу. Он ездит по стране, проводит встречи, многие из них также встречаются с польской молодежью и это по инициативе израильской стороны. Мы хотели бы, чтобы было больше контактов с молодежью в Польше. Добиться этого должна не только израильская сторона.

Готова ли израильская сторона к некоторым переговорам на эту тему с польской стороной?

Возвращаясь к вашему первому вопросу: мы считаем, что теперь мы должны сосредоточиться на том, чтобы вернуть наши отношения в нужное русло. И избежать новой напряженности. При этом нашим польским друзьям мы сказали, что готовы говорить на любые темы, в том числе и на молодежные экскурсии.

На чем именно вы должны сосредоточиться, чтобы улучшить израильско-польские отношения? Что не является спорным?

Большинство вещей не вызывают споров. Один пример: в 2019 году, за год до пандемии коронавируса, четверть миллиона израильтян приехали сюда, чтобы посмотреть на Польшу в качестве туристов. Небольшое количество из них, 40 000 человек, были молодыми людьми в образовательных поездках. Для многих взрослых это было возвращением в Польшу, которую они посещали, будучи студентами, в таких поездках. В 2019 году Израиль также посетили 200 000 граждан Польши, половина из них отправилась в качестве паломников. Они тоже приехали из-за прошлого, наследия, а также познакомились с Израилем.

Вы приехали в Польшу за несколько месяцев до отправки своих учетных данных. Главной целью была большая операция по эвакуации беженцев еврейского происхождения из Украины? Была ли какая-либо договоренность между Израилем и Польшей относительно этой операции?

Это не было главной целью моего приезда. Это было, как я уже сказал, чтобы вернуть наши отношения в нужное русло. Что касается Украины — и я, и правительство Израиля были очень впечатлены тем, как поляки заботятся о миллионах украинцев. Я приехал сюда 28 февраля, через четыре дня после начала войны. Через несколько дней я был на границе. Я родом из страны, где мы, к сожалению, знаем, что такое война. Мы знаем и о нестандартных действиях властей, и о бардаке — у нас тоже есть такое слово на иврите, — который часто возникает в чрезвычайных ситуациях. Но то, что я увидел на погранпереходах в Медыке и Корчове, где были большие приемные пункты для многих тысяч беженцев, произвело большое впечатление.

Сколько беженцев из Украины добралось до Израиля через Польшу?

По данным на конец июня, в Израиле находилось более 35 тысяч беженцев из Украины. За эти несколько месяцев их стало больше, но некоторые вернулись или уехали куда-то еще. Треть этих беженцев имеют право на алию (могут получить израильское гражданство в силу своего еврейского происхождения — прим. ред.). С самого начала премьер-министр Израиля и глава МИД не скрывали, что думают об этой войне. На самом деле более 1,2 миллиона израильтян родом из бывшего Советского Союза и полмиллиона из России и Украины. Названия мест, которые мы слышали в новостях о войне, знакомы многим израильтянам, не только тем, кто оттуда. Как Одесса, через которую эмигрировало много евреев. В центре Тель-Авива большинство имен увековечивают память выходцев с территорий, которые сначала принадлежали Польше, а затем вошли в состав России. Все это создает связи, в том числе эмоциональные. И это вызвало положительные чувства к людям, находящимся в опасности и нуждающимся. Израиль действовал в соответствии с тем, что он считал правильным с точки зрения международного права и в то же время чувств израильтян к региону.

Но Израиль не действовал как единый Запад. Он не присоединился к санкциям, наложенным на Россию. Президент Зеленский сказал студентам Еврейского университета в Иерусалиме в конце июня: «Мы благодарны вашему замечательному народу, но мы также хотели бы получить поддержку от вашего правительства». Почему израильское правительство не присоединилось к санкциям?

Правительство Израиля много сделало для помощи Украине. Насколько мне известно, единственная страна, в которой мы открыли полевой госпиталь, это Украина, недалеко от польской границы. Это стало возможным также благодаря помощи польских властей, весь личный состав и техника добирались туда через Польшу. Более 6000 пациентов получили помощь в больнице. Это один пример.

Но в этом противостоянии России и Запада самое главное — санкции, наложенные на Москву, и поставка оружие в Киев. Израиль не участвует.

Существует другой подход к этому вопросу. Государства действуют в соответствии со своими возможностями, потребностями, интересами и восприятием угроз. Говоря об отношениях между Израилем и Россией, мы не можем игнорировать тот факт, что мы находимся в чрезвычайно сложной ситуации на нашей северной границе. Фундаменталисты, экстремисты. Иранский режим делает все возможное, чтобы превратить этот район в Сирии, и не только Сирию, в место, где связанные с ним силы могут атаковать нас. Израиль повторяет, что не допустит этого. Не секрет, что мы не только говорим об этом, но и действуем, чтобы избежать этой угрозы. Также не секрет, что российская авиация присутствует в Сирии с 2015 года и что Израилю будет крайне сложно проводить такую ​​политику без диалога с Москвой. Самой важной проблемой для безопасности Израиля является угроза, исходящая от Ирана, страны, которая постоянно заявляет, что хочет уничтожить единственное еврейское государство в мире, с помощью ядерного оружия или иным образом. Мы должны принять это во внимание. Более того, в России и Украине проживают большие еврейские общины, и мы не можем быть безразличны к их безопасности и процветанию. Эти два момента объясняют особую ситуацию, в которой оказался Израиль. Кстати, это позволяет нам разговаривать и с Москвой, и с Киевом. Что, как казалось еще несколько месяцев назад, даст шанс помочь остановить эту страшную войну.

Вы упомянули о зависимости Израиля от России и Путина…

< p class = "статья BodyBlock - абзац" id="block-id-4DG1_KjYQI"> Я говорил не о зависимости, а о том, что важны контакты с Россией.

Путин несет ответственность за гибель тысяч мирных жителей, за изгнание миллионов, большинству из которых, вероятно, уже не доведется вернуться в свои дома, за разрушение многих больниц, школ, городов и планы по «перевоспитанию» Украинцам, чтобы они понимали, что они русские. Это видят в первую очередь украинцы, а также поляки и эстонцы. И слышат угрозы, в том числе и ядерные, а у России тысячи ракет с ядерными боеголовками.

В мои обязанности не входит консультировать страны Европы, столкнувшиеся с новыми угрозами и реальностью войны, которой здесь не было уже много десятилетий. Могу поделиться израильским опытом. В течение многих лет мы жили под угрозой со стороны некоторых наших соседей и террористических организаций. Год назад на нас напала террористическая организация в секторе Газа. Мы узнали, что у нас должны быть друзья на международном уровне. Я считаю, что Израиль и Польша, в силу своей истории и общего наследия, а также в свете нынешних вызовов, должны вернуться к сотрудничеству и расширить его за пределы того, что у нас было в прошлом.

Каково влияние на израильскую политику политиков и дипломатов, родившихся в бывшем Советском Союзе? Там же родился и Господь. В Твиттере есть ваше фото с празднования Дня Победы на Красной площади в Москве в 2020 году. У вас был советский корм с красной звездой на голове. Западные лидеры бойкотировали эти торжества из-за агрессивной политики Москвы. Как вы это объясните?

Я тогда был временным поверенным в делах в Москве. Были приглашены все послы. Они приняли участие.

Но только у вас была фуражка с красной звездой на голове.

< p class="articleBodyBlock article - параграф" id="block-id-JZzzcFxIhy"> Шапка входила в комплект, выданный организаторами. Следует помнить, что победа над нацизмом была вопросом дальнейшего существования для евреев, и я думаю, что и для поляков, вне зависимости от того, что потом сделал коммунистический режим. Эта победа спасла многих евреев и людей других национальностей в Европе. На мой взгляд, это спасло мир. Что не означает, что коммунистический режим не совершал преступлений ни раньше, ни позже.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Посол Израиля Яков Ливне: Мы хотим, чтобы отношения с Польшей вернулись в правильное русло
Первая большая жертва изменений в фотовольтаике? Stilo Energy хочет сделки с кредиторами