Пресс-секретарь Верховного суда: недостатки, преимущества и неясное будущее Национального совета судей

Первый вариант реформы Национального совета судебной власти предполагал всеобщие выборы среди всех судей. Думаю, эту идею стоит рассмотреть. Это устранило бы предлоги для легкой критики в ее адрес, — говорит проф. Александр Стемковский, судья и представитель Верховного суда.

 Представитель Верховного суда: недостатки, преимущества и неясное будущее Национального совета судебной власти

Александр Стемковский

W В В соответствии с последним решением Верховный суд отменил четыре из семи судебных рекомендаций Национального совета судебной власти Верховному суду и три из четырех отказов. Как давно можно было контролировать рекомендации Национального судебного реестра, господин судья?

Возможность обжалования постановления НСЮ лицами, не представленными к назначению судьи, была введена в 2011 году после ряда постановлений Конституционного суда. Они заявили, что невозможность обжалования постановления не соответствует ст. 60 Конституции, гарантирующей равный доступ к государственной службе. Однако это состояние неконституционности продлилось до 2011 года, когда была принята поправка к Закону о Национальном совете судебной власти, вводящая возможность обжалования его постановлений лицами, не представленными президенту для назначения.

-utK1bcVhGh»>Таким образом, судебные назначения до 2011 года включительно проводились в условиях неконституционности. Позже Конституционный трибунал также признал неконституционностью состав Национального совета судей до 2018 года. Но в нем также четко указано, что это явное нарушение конституции не может быть основанием для сомнения в законности актов президента о назначении судить.

Я так понимаю, что решение о том, что одни показания или отказы неверны (отмена постановления в этом отношении), не дисквалифицирует другие?

Давайте немного организуем. Верховный суд рассматривает постановление Национального судебного реестра на предмет его соответствия закону. Содержание обоснования постановления Национального судебного реестра имеет существенное значение. Если обоснование показывает, что Национальный совет судебной власти не выполнил какие-либо процессуальные требования, или что он не последовательно применял принятые критерии, или что он не объяснил, каким критериям он следовал и как кандидаты им соответствуют, Верховный суд отменяет решение полностью или частично и передает его на новое рассмотрение в Национальный судебный реестр. Другими словами, Верховный суд выносит кассационное решение.

И что значит…?

Это означает, что Верховный суд не может комментировать существенную квалификацию кандидатов, потому что их может оценивать только Национальный совет судебной власти. Суд выражает свое мнение о законности (законности) рассмотрения дела Советом, оцениваемого с учетом конституции и устава.

Таким образом, после пересмотра Национального судебного реестра он может повторно представить тех же кандидатов, если он прояснит сомнения, высказанные ранее Верховным судом в обосновании. Таким образом, успех обжалования постановления Национального судебного реестра в значительной степени зависит от двух факторов: от того, как сформулированы обвинения, т.е. от качества обжалования, и от качества обоснования постановления Национального судебного реестра. Судебный реестр.

Верховный суд оценивает не квалификацию кандидатов, а то, соблюдал ли при их оценке Национальный судебный реестр закон и применялись ли заявленные критерии на самом деле.

Должен ли президент ждать с кандидатурами судей, пока не будут рассмотрены апелляции участников?

Президент должен действовать, когда резолюция о выдвижении кандидата имеет юридическую силу. Верховный суд может отклонить жалобу (или, если она неправильно составлена) или принять ее к рассмотрению, отменив решение Национального судебного реестра полностью или частично. В отозванном объеме решение пересматривается, а в неотмененном объеме становится окончательным. Поэтому, если Верховный суд сочтет, что решение о выдвижении тех или иных кандидатов для назначения не вызывает юридических сомнений, постановление в этом отношении является основанием для принятия президентом решения о назначении.

Другими словами, президенту не нужно ждать, пока вся резолюция станет окончательной, и он может действовать в той мере, в какой это необходимо. имеет юридическую силу уже после его частичного отзыва. Но может также захотеть дождаться «продолжения» резолюции. Это зависит от него.

Последний случай показывает, что судебный процесс занимает восемь месяцев. Не лучше ли было бы, чтобы Национальный судебный реестр выносил отдельные постановления?

Это не совсем так выглядит. Судебный процесс занимает гораздо меньше времени. Сначала Национальный судебный реестр рассматривает кандидатов и принимает решение. Позже, когда принимается резолюция, готовится ее обоснование, что занимает довольно много времени. Позже резолюция с обоснованием должна быть доставлена ​​участникам конкурса.

Это следующие недели, потому что иногда требуется много времени, чтобы получить возврат, подтверждающий доставку. Затем есть две недели на подачу апелляций. Они подаются через Национальный судебный реестр, который дожидается окончания срока подачи всех апелляций и только после этого передает файлы в Верховный суд.

На практике, особенно когда речь идет о конкурсах на должности судей в Верховном суде, проходит несколько месяцев, прежде чем дело поступает в Верховный суд. В Верховном суде эти дела рассматриваются относительно оперативно, около трех месяцев.

Это не меняет того факта, что кандидаты в президенты давно ждут судейских назначений, а Верховный суд ждал пропавших без вести судей.

К сожалению, эта процедура занимает много времени. Легче признать решения, представляющие одного кандидата, но количество вакансий определяется объявлением министра юстиции (в отношении судов общей юрисдикции или Провинциального административного суда) или председателя в отношении судей Верховного суда и Верховного суда. Высший административный суд. В любом случае, не время рассмотрения апелляций Верховным судом удлиняет период ожидания окончательного решения. И тогда придется ждать акта номинации.

Мы сейчас живем с поправкой в ​​закон о Верховном суде, которая вступит в силу 15 июля, но она тщательно обходит возражения Национального совета судей. Критики изменений в Верховном суде считают, что передача назначения судебной части Национального совета судебной власти от собраний апелляционных судов, Верховного суда и Высшего административного суда большинству Сейма является первородный грех реформ ПиС. Как на это смотрят новые судьи Верховного суда, в частности судья? Увидите ли вы здесь какое-либо компромиссное решение?

Начнем с того, что в конституции не указан способ избрания этой части НСЮ. Конституционный трибунал неоднократно заявлял, в том числе до 2015 года, что в такой ситуации определение метода выборов остается за законодателем, то есть он определяется политическим решением, принятым в парламенте. В принципе никто не защищает ранее применявшуюся процедуру; сегодняшний день многими яростно критикуется. Однако в том, что он конституционный, сомнений нет. Это подтверждается и решениями Конституционного суда.

Оптимально ли это — вопрос отдельный. Напомним, что первый вариант реформы Национального совета судебной власти предполагал всеобщие выборы среди всех судей. До сих пор состав Национального совета судебной власти определялся узким составом судей высших и апелляционных судов, за исключением подавляющего большинства судей. Эта идея подверглась беспощадной критике, поэтому была принята испанская модель, согласно которой судей в НСЮ избирает парламент.

Я думаю, что эта оригинальная идея всеобщих выборов действительно заслуживает внимания. Это, безусловно, убрало бы любые предлоги для легкой критики. С другой стороны, следует подчеркнуть, что действующая модель конституционно допустима, и единственным органом, уполномоченным выражать свое мнение по этому поводу, является Конституционный суд.

Такого решения пока нет. Что вы скажете в защиту назначения новых судей?

Так же, как и о назначении судей, назначенных в результате заведомо неконституционной (формально констатированной Конституционным судом в 2007 г.) процедуры набора до июля 2011 г. Акт назначения осуществлялся непосредственно на основании ст. 179 Конституции по запросу Национального совета судебной власти. Если есть такое предложение, президент может фактически назначить лиц, представленных в резолюции для назначения. Конституция гарантирует этим людям, в ст. 180 несменяемых от должности. Если в нем прямо не содержатся положения, позволяющие контролировать действия президента, его решение является окончательным и обжалованию не подлежит.

Ранее вы сказали, что назначения судей до 2011 года включительно производились на неконституционных условиях. Однако многие судьи того времени все еще правят. Почему?

По той же причине. Любые процессуальные нарушения, допущенные в ходе квалификационной процедуры в Национальном судебном совете, не влияют на действительность письма о назначении президента. Этот акт совершается на основании конституции и его правильность не может быть оценена с позиций нижестоящих в иерархии источников права законодательных актов. Это было совершенно очевидно любому юристу до 2017 года

Внезапно, с политическими изменениями, все, что было очевидным до сих пор, было поставлено под сомнение теми, кто до сих пор проповедовал взгляды, которые он в настоящее время критика. Проведенные в последние годы реформы со всей очевидностью выявили тот очевидный факт, что суды также являются властью.

К сожалению, оказалось, что эта власть воспламеняет те же эмоции и начинает использовать те же инструменты, к которым мы привыкли, политики в правительстве и парламенте. Так что если политики пока приучали нас к тому, что те взгляды, которые они проповедовали вчера, завтра могут подвергнуться жесткой критике, то, к сожалению, сегодня мы наблюдаем эту логику на основе судебной власти.

Постоянно приводится аргумент, что даже если были какие-то нарушения в подборе судьи, то выдвижение кандидатуры президента устраняет этот недостаток и судья несменяем.

Я не знаю, правильно ли говорить об «удалении пятен». Недостатки, которые можно увидеть в законе, не являются существенными для принятия решений в соответствии с конституцией. Чтобы использовать наглядное сравнение: если у нас есть очки со слегка поцарапанными линзами, они явно повреждены. Но если мы их наденем, то, несмотря на эти особенности, мы сможем хорошо видеть. То, что мы надеваем их на нос, царапины не убирает, но пользоваться очками не мешает.

Так, если президент получает постановление, содержание которого можно было бы много критиковать, и на его основании производит назначение, то его акт определяет судебный статус назначенного лица и никакие недостатки постановления не влияют на этот статус. Потому что давайте представим, что Национальный совет судебной власти принял резолюцию с грубым нарушением положений. Но это постановление никто не обжаловал, и на его основании президент назначил судью. Грубое нарушение закона не устранено, но конституционный акт о назначении президента безупречен.

Сенат, однако, хотел удалить 11 из Дисциплинарной палаты в качестве судьи. Есть и неоднократные идеи проверить всех новых судей, если не уснуть.

Потому что Сенат, как и положено палате парламента, считает приемлемым любое решение, поддержанное большинством. Однако есть и конституция. Последний, напротив, говорит о том, что судья, не осужденный в законном порядке, не может быть отстранен от должности. Но политики считают, что конституционные гарантии распространяются только на тех, кого они считают «нашими», а не на тех, кого считают «своими». И судьи должны быть никем.

Своеобразная проверка того, предусмотрен ли тест на независимость и беспристрастность и в последней президентской поправке.

Каковы ваши прогнозы?

Нет, там нет реферальной проверки. Да, это достаточно необычные юридические меры, вытекающие из необычных обстоятельств, в которых мы оказались, но проверки со стороны судей нет. Там можно проверить решения, вынесенные судьей, в отношении которого в контексте обстоятельств данного дела будет сформулировано возражение о несамостоятельности рассмотрения дела.

Данная процедура может привести к пересмотру данного решения, но не статуса судьи. С другой стороны, выявленные тогда обстоятельства могут стать основанием для дисциплинарного или даже уголовного процесса. Что касается эффектов, я не буду комментировать, потому что я не силен в гадании.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Пресс-секретарь Верховного суда: недостатки, преимущества и неясное будущее Национального совета судей
У EBC есть проблема: в еврозоне растет инфляция