проф. Гут: Неважно, если мы снимем эпидемические ограничения. Так никто за ними и не пошел

Prof. Гут: Неважно, сняли ли мы эпидемические ограничения. Их все равно никто не соблюдал

Мы не соблюдали эпидемические ограничения в большом объеме, так что их снятие или сохранение не имеет большого значения, сказал вирусолог РАР из Варшавы проф. Влодзимеж Гут.

Однако специалист предупреждает, что опасны не столько новые варианты вируса SARS-CoV-2, сколько поведение людей, не соблюдающих правила эпидемии. «Вирус сам по себе — мертвая частица, он не может быть более заразным, пока не попадет в организм. Более или менее заразным является поведение людей. Поэтому решающим фактором является соответствующая дистанция и изоляция. Потому что вариант вируса заразен, когда люди не соблюдают правила», — отмечает вирусолог.

ПАП: Мы ожидаем, что эпидемические ограничения на ношение масок, карантин и изоляцию будут сняты в ближайшее время. В то же время более заразный подвариант Омикрон БА.2 распространяется по всему миру, в Азии, Африке, США и Европе. Как может продолжаться пандемия?

проф. Влодзимеж Гут: В Польше может быть так же, как в Германии.

PAP: Значит, мы можем ожидать новых случаев заражения SARS-CoV-2?

проф. В.Г.: И еще больше смертей. Извините.

ПАП: Наблюдения показывают, что новые подварианты Омикрона, такие как BA.1 и BA.2, более заразны, но менее вирулентны.

проф. В.Г.: Подварианты? Я всегда повторяю, что опасны не варианты и подварианты, а поведение людей. Пример — Германия — были большие антивоенные демонстрации, а потом рост заражений.

ПАП: То же самое и в других европейских странах. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), повторный всплеск инфекций происходит в Великобритании, Ирландии, Франции, Италии, Греции и на Кипре. Одна из причин — слишком быстрое снятие ограничений.

Проф. В.Г.: Да, инфекции растут во многих местах по всему миру, говорят даже об очередной волне инфекций. Какой по очереди не привожу, ибо зависит от того, кто их считает.

ПАП: Заразность Омикрона не имеет особого значения?

проф. В. Г.: Нет, повторю еще раз — решает поведение людей. Сам вирус — мертвая частица, он не может быть более заразным, пока не попадет в организм. Более или менее заразным является поведение людей. Поэтому решающим фактором является соответствующая дистанция и изоляция. Потому что вариант вируса заразен, когда люди не следуют правилам.

ПАП: А вакцина от COVID-19?

Проф. В.Г.: Вакцина не защищает от инфекции, она только подготавливает к возможному заражению. Только стена защищает от инфекции.

ПАП: Однако пока количество госпитализаций из-за COVID-19 в нашей стране снижается. Это хорошие новости. Может ли это измениться в ближайшее время?

<р> проф. В.Г.: К счастью, это маловероятно, потому что большая часть нашего населения подготовлена ​​к заражению. Проблема касается не гостеприимства, а людей, отдельных людей, которые приняли это, а не другое понятие и предпочитают болеть.

ПАП: Мы все больше недооцениваем COVID-19, начинаем лечить обычную простуду как обычно.

проф. В.Г.: Да, многие не знают разницы, думают, что это грипп. А вирус гриппа — совершенно другой возбудитель, чем SARS-CoV-2. Поэтому основная ошибка этих людей заключается в том, что самое страшное не само заболевание, а последствия намного хуже.

ПАП: Вроде проходит, но иногда нужно время, или могут быть отдаленные осложнения?

Проф. В.Г.: В случае с ОРВИ длительные осложнения возникали даже в течение трех лет. Но только 8000 человек заболели этой болезнью. люди в мире.

ПАП: В случае с COVID-19 долгосрочные осложнения также могут появиться через три года или даже позже?

Проф. В.Г.: ОРВИ был более смертоносным, так что может быть еще хуже.

ПАП: Хуже?

Проф. В.Г.: Да, потому что именно при легком течении приходится учитывать поздние осложнения.

PAP: Легкое течение COVID-19 может, несмотря на видимость, предвещать плохое?

проф. В.Г.: Даже более вероятно.

ПАП: Значит, тем, кто перенес заболевание в легкой форме, приходится больше считаться с поздними осложнениями?

Проф. В.Г.: К сожалению, это может выглядеть так. Мы увидим, что поздние последствия COVID-19 все еще оцениваются.

ПАП: Тем временем подвариант Omikron BA.2 распространяется все больше и больше. <р>проф. В.Г.: Следующий за ним вариант тоже будет распространяться. Потому что чем больше людей ускользнет от системы обнаружения инфекции, изолирует их и поместит в карантин тех, кто с ними контактировал, тем быстрее данный вариант будет распространяться в популяции. Многие люди избегают этой системы, о чем свидетельствует значительный процент положительных результатов от пула респондентов на наличие SARS-CoV-2. Их должно быть не более 10 процентов.

ПАП: А как же сопротивление нашего населения, оно ослабевает и все еще недостаточно?

проф. В.Г.: В первую очередь важно помнить, что популяционный иммунитет — это устойчивость к болезням, а не к инфекциям. Инфекционная устойчивость может быть достигнута, хотя и в ограниченной степени, за счет местного ответа на эпителий. Это, однако, не индуцируется вакциной (до сих пор применявшейся против SARS-CoV-2 — PAP). Это может сделать сама инфекция или другой тип вакцины, но некому.

ПАП: Но даже тогда это не на 100 процентов. защита от инфекций?

проф. В.Г.: Нет, потому что вы не получаете высокой плотности секреторных антител, которые все поймают, а только снижение вероятности заражения. Так или иначе, после прививки человек может даже не распространять инфекцию, потому что он настолько сильно подготовлен, что развитие инфекции тормозится, потому что симптомы болезни отсутствуют и вирус не покидает организм. Или время, необходимое для заражения других, сокращается. Вот в чем дело.

ПАП: Лучше не мириться с эпидемическими ограничениями, например, с использованием защитных масок в закрытых помещениях?

проф. В.Г.: Скажу так: я полностью привит, кроме того, я переболел COVID-19 и имею местный иммунитет.

ПАП: А с социальной точки зрения?

Проф. В.Г.: Ограничения все равно по большому счету не соблюдались.

ПАП: Снятие ограничений или их сохранение не имеет большого значения в данной ситуации?

Проф. В.Г.: Точно.

ППА: Что стоит сделать, сделать прививку или сделать ревакцинацию, если кто-то еще этого не сделал?

проф. В.Г.: У нас нет живой, аттенуированной вакцины (со значительно сниженной патогенностью — РАР). То, что мы имеем (против COVID-19 — PAP), — это разовая выработка определенного белка в организме. Примером является вакцина против клещевого энцефалита: мы принимаем одну дозу, затем вторую дозу, третью дозу через год, еще одну дозу через пять лет и новую дозу каждые пять лет.

ППА: В случае с COVID-19 у нас пока нет такого строго определенного графика введения индивидуальных доз вакцины.

проф. В.Г.: Пока нельзя, срок наблюдения слишком короткий. Откуда мы знаем, как использовать следующие дозы — через два года, через три или пять. Тем не менее, вы должны учитывать, что время от времени вам нужно будет принимать бустерные дозы. Многое зависит от индивидуального ответа. Некоторым людям, вероятно, понадобятся две дозы в течение нескольких лет, а другим — только несколько месяцев.

PAP: В Великобритании вакцинация недавно началась с четвертой дозы пожилых людей в возрасте 75 лет и старше с ослабленным иммунитетом или сопутствующими заболеваниями.

проф. В.Г.: В случае с людьми этой возрастной группы это похоже на детей до двух лет, у которых не выработался иммунитет. У людей старше 60 лет наблюдается снижение иммунного ответа, в этом возрасте он уже ослаблен.

ПАП: Привилегия старости…

проф. В.Г.: К сожалению, у этих людей уже «изношенный» организм и у них индукция иммунного ответа не так высока, как у более молодых людей. Однако необходимо помнить, что каждый из нас – личность, с различными недугами.

ПАП: Значит, вам следует время от времени измерять свои антитела и в зависимости от этого принимать дальнейшие дозы вакцины?

Проф. В.Г.: В данном случае это нехорошая мера.

ПАП: Почему? Важны ли не только антитела?

проф. В.Г.: Самое главное — это иммунная память и клеточный иммунитет. Он уничтожит клетки, прежде чем они произведут вирусы, которые смогут заразить другие. Антитела связываются с вирусом, который уже вырвался из клеток организма, на который он напал.

ПАП: У нас может быть низкий уровень антител, но все же есть иммунная память и клеточный иммунитет?

Проф. В.Г.: Да, такой человек более безопасен и менее восприимчив к инфекции, чем те, у кого высокий уровень антител, но нет этих первых стадий.

ПАП: Однако мы по-прежнему говорим почти исключительно об антителах.

проф. В.Г.: Да потому, что это работает так: зачем ты льешь мне на голову малиновый сок? Ответ: потому что это единственное, что у нас есть. Это общедоступный и хорошо стандартизированный метод измерения сопротивления. Хотя и не совсем, потому что никто не может сказать, какой уровень антител нас защищает.

Пап: Что насчет четвертой дозы? Кому принимать?

Проф. В.Г.: Смотря, по крайней мере никому не повредит.

ПАП: Итак, когда это следует рекомендовать?

Проф. В.Г.: Потом, когда число больных, привитых тремя дозами, начнет увеличиваться. Это правило.

ПАП: Значит, нам нужно привыкнуть к COVID-19, это будет как грипп и простуда?

Проф. В.Г.: Невозможно избежать того, что распространилось по всему миру. Тем более, что вакцинация не защищает от инфекции человека с нормальным иммунным ответом, а лишь сокращает время выделения вируса, иногда даже до нуля.

ПАП: Китаю удастся сохранить стратегию «нулевой терпимости», заключающуюся в введении блокировки, как только появится эпидемия? Более заразный вариант Омикрона также распространяется в Поднебесной.

проф. В.Г.: Все зависит от поведения людей. Примером может служить Дельта, которая прекрасно распространилась в Европе, но в Японии «сдалась», как только были введены большие ограничения. Вирус распространяется среди любого населения, которое не соблюдает правила эпидемии.

ПАП: Сейчас весна и приближается лето, мы чаще бываем на улице. Можно ли ожидать, что, как и в предыдущие два года, число заражений скоро снизится?

Проф. В.Г.: В лесу нас вирус не зацепит, а вот на вечеринках и в магазинах — зацепит. Вспомните, как это было с началом пандемии: Польша ввела ограничения на ранней стадии, и долгое время мы могли наслаждаться низким уровнем стабилизации. Другие вводили ограничения во время фазы активного роста, и ограничения вступали в силу только через одну или две недели. (PAP)

Интервью со Збигневом Войтасинским

zbw/ekr/

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
проф. Гут: Неважно, если мы снимем эпидемические ограничения. Так никто за ними и не пошел
Biedronka, Lidl и другие магазины будут работать в выходные дни.