прусское храброе сердце

Геркуса Монте иногда называют «прусским храбрым сердцем», потому что, подобно этому шотландскому национальному герою, он сражался с более сильным врагом, чтобы его народ мог сохранить свою свободу и свои обычаи. Благодаря своему уму, хитрости и полководческим талантам он едва не уничтожил Тевтонский орден в Пруссии.

Prussian Braveheart

< p class="t - 20 bp-2 md:pb-3">Геркус Монте (1225–1273), вождь племени натанг

В 1263 году, на третьем году восстания прусских племен против тевтонских рыцарей, положение немецких братьев по вере было крайне тяжелым. Только несколько крепостей, таких как Крулевец, защищали себя, и, что еще хуже, вождь племени натангов Геркус Монте устроил пожар войны в питомнике тевтонских рыцарей, то есть в Хелмненской земле, которая, согласно летописец Петр Дусбургский, «покрасневший от христианской крови». Ранней весной под покровом леса прусаи подошли незамеченными к важнейшим замкам и напали на внезапно застигнутых врасплох тевтонских рыцарей. Захватив огромную добычу и взяв много пленных, они начали отступать. Погоню за ними во главе наспех собранных монашеских сил начал национальный чемпион Гельмерик фон Вюрцбург. Ему удалось догнать отряд Монтего в районе Любавы. Тевтонские рыцари атаковали почти с ходу, допустив большую ошибку. Перед Вюрцбургом был отличный лидер, который также очень хорошо знал своего противника. И это не только от предыдущих битв и стычек.

Поднятый тевтонскими рыцарями

Когда Геркус был подростком, рыцари-монахи впервые вторглись в Натангию. Их добычей также стал оплот Монтемидов, могущественного рода, из которого происходил Монте. Его родителям пришлось отдать первенца захватчикам в заложники, что было распространенным методом, использовавшимся тевтонскими рыцарями во время завоевания Пруссии. Он приехал в Магдебург, где принял крещение, а с ним и новое имя — Хенрик (по-латыни Henricus, сокращенно до Herkus). Под присмотром монахов он научился писать и читать по-немецки и по-латыни, а также военному ремеслу по западному изданию.

Пруски Храброе сердце

Тевтонские рыцари во время Крестовых походов — на рисунке показаны типичные вооружение и костюмы

< p class = "изображение - автор pt-3">Архив фотографий North Wind/Alamy Stock Photo

Тевтонские рыцари впервые оставили без внимания свою бывшую подопечную 21 января 1261 года. На начальном этапе восстания тевтонская армия, ядром которой были крестоносцы, пришедшие из Вестфалии и Магдебургского края, уверенно и благополучно снаряженный, с полным запасом короля, отправился с полным станом, направляясь в сторону Натангии. На полпути у прусского Покарвиса был разбит слабозащищенный лагерь, и главные силы продолжали продвигаться вглубь прусских земель. Этого и ждал Геркус, который вместе с сильным отрядом следил за их действиями, скрываясь под покровом лесов. Прусаи захватили лагерь и подготовили засаду, в которую попали тевтонские рыцари, вернувшиеся с добычей и рабами. Пруссаки срубили их почти до ствола.

Два года спустя, во время экспедиции на Землю Хелмно, Монте разработал не менее хитрый план. Он прекрасно знал, что за ним гонится фон Вюрцбург, поэтому, как и при Покарвисе, тщательно выбрал место боя и соответствующим образом подготовил его, выстроив семь линий проволочных заграждений. После начала сражения прусские воины долгое время успешно оборонялись, отражая удары врага. В какой-то момент они начали отходить, и радостные тевтонские рыцари бросились за ними в погоню, разбивая их ряды. На это и рассчитывал Монте. Его подчиненные быстро развернулись и связали разбросанного противника в драке среди колючей проволоки. Тевтонские рыцари потерпели сокрушительное поражение — в том числе чемпион страны и 40 братьев-рыцарей. Петр Дусбургский сокрушался, что «(…) в ней погибли почти все превосходные и добрые люди, чья мудрость и благоразумие правили прусской землей и руководили войнами», и «с ними погибло все христианское войско»».

Над вами нет мастеров

Геркус Монте родился в районе сегодняшнего Гурово Илавецки в 1225 году, за год до того, как рыцари Ордена Госпиталя Пресвятой Девы Марии Немецкого Дома в Иерусалиме были привезены на землю Хелмно. Он родился на краю цивилизации, населенной свободными племенами, веками культивирующими свои обычаи и верования, и взрослел во времена войн, презрения и распада старого мира.

В древности балтийские народы, жившие в устье Вислы и Немана, назывались эстами. Они пришли в этот уголок Европы в начале нашей эры. Некоторые из этих племен позже стали называться прусаями, хотя сами они этого названия не использовали. Они считались скорее Помезанами, Погезанами, Самбами, Натангами, Вармами, Бартами, Любавами, Надровами, Скаловами или Сасинами, и один прус всегда был самым тесным образом связан со своей семьей и самым близким соседством, называемым лауками. Они жили в основном за счет сельского хозяйства, многие были торговцами, а со временем также образовались группы дворян, которые отвечали за организацию военных экспедиций и оборону. Летописец XI века Адам Бременский писал: «Недоступные среди болот, они не терпят над собою никакого господина». Прусское общество представляло собой сообщество свободных людей (рабов было очень мало), и решения, касающиеся всего населения, принимались на митингах.

Религия, основанная на культе природы, играла в жизни прусов очень важную роль, и так наз. священные рощи. Они верили в загробную жизнь и поклонялись мертвым. Стоит также подчеркнуть, что пруссаки заботились о личной гигиене, что было не принято в те времена – Ян Длугош отмечал в своей хронике, что и мужчины, и женщины ежедневно ходили в баню, чтобы «изгнать последствия пьянства из организма». , от предыдущего дня и продлить жизнь».

Во второй половине XII века в обществе Пруссии возросла роль команды, что привело, в том числе, к интенсификация награбленных экспедиций. Особенно сильно пострадали территории Польши (Мазовеги, Куявы, Поморье) и русинские территории. Польские князья сначала пытались организовать свои миссии христианизации и даже основали рыцарский орден братьев Добжинь, но в конце концов Конрад Мазовецкий принял роковое решение привести тевтонских рыцарей к польско-прусской границе. Эти, пользуясь слабостью польских правителей, методом свершившихся фактов, подделывая документы и проводя ловкие дипломатические игры на международной арене, быстро добились того, что им не удалось чуть раньше в Венгерской Борсе (пытаясь оторвать ее от Королевства Венгрии, они стали вооруженно усмирены и изгнаны местным правителем) — они прочно закрепились в Хелмненской земле и получили полную свободу при завоевании и колонизации прусских земель.

Началось все скромно — с приходом в 1228 году всего трех рыцарей-братьев и основанием в окрестностях сегодняшнего Торуня небольшой крепости, сторожевая башня которой располагалась в ветвях огромного дуба. «Одной из первых их жертв был некий Пипин, сидевший в Пьежском замке. Вооруженные монахи схватили его и по-своему наказали за возвращение в язычество после крещения. Его живот был вскрыт, кишки прибиты к дереву, и его гоняли, пока все его внутренности не обернулись вокруг ствола. Завоевание Пруссии совершили тевтонские рыцари, посредством которых смерть Пипина не представляет собой ничего особенного», — пишет Павел Ясеница в «Польше пястов».

Пруссаки сначала оказали слабое сопротивление. Несмотря на хорошее вооружение и храбрость, отсутствие единой государственной организации не давало им возможности на равных сражаться с тевтонскими рыцарями и поддерживавшими их западноевропейскими рыцарями, организовавшими походы в Пруссию под знаменем крестовых походов против язычников. Каждое прусское племя сражалось само по себе. Тем временем тевтонские рыцари действовали с железной последовательностью и по строго определенному плану. Сначала они завоевали земли, расположенные вдоль водных путей и морского побережья для обеспечения хорошего сообщения и снабжения, затем быстро возвели в стратегическом месте оборонительный замок, который пруссаки завоевать не смогли. Именно тогда началась немецкая колонизация завоеванных земель, и дальнейшие экспедиции отправлялись из еще укрепленных и расширенных крепостей, на этот раз вглубь страны. В 1240 году настала очередь Натангии, родины Геркуса Монте, и именно тогда он стал тевтонским заложником в Магдебурге.

 Pruski Braveheart

В 1273 году Геркус Монте был захвачен тевтонскими рыцарями, которые так боялись его, что сначала повесили его, а затем для верности что он мертв, его тело пронзили мечом

автор неизвестен/википедия/общественное достояние

Великое прусское восстание

Геркус вернулся на родину спустя почти десять лет, некоторые исследователи даже утверждают, что в монашеской мантии с черным крестом. Он был человеком двух культур, прусской и немецкой, поэтому изначально хотел мирно соединить оба близких ему мира. Его возвращение совпало с подписанием тевтонскими рыцарями и представителями прусских племен так называемого Дзежгонского договора, положившего конец первому восстанию против ордена. Он обязывал прусаев окончательно отказаться от старой веры и военной службы в пользу тевтонских рыцарей. Взамен они получали личную свободу, равенство с немецким населением и защиту. Эти обещания, как известно, нарушались тевтонскими рыцарями: тех, кто отказывался креститься, безжалостно убивали, а остальных притесняли финансово и политически. Исключение составляли группы прусской знати, чью лояльность ордену удалось купить грантами и привилегиями.

Восстание среди прусаев снова нарастало, поэтому тевтонские рыцари решили действовать превентивно. В Натангии тевтонский мэр Вольрад пригласил к себе представителей местных старейшин якобы с целью переговоров. Он устроил пир, «и когда они напились (…), он вышел, запер дверь и сжег означенную знать и замок дотла» (Петр Дусбургский). К счастью, Монте не участвовал в кровавом пиру, но после этого события понял, что какой-либо мирный диалог с тевтонскими рыцарями невозможен. Это преступление, а также сокрушительное поражение монашеских сил в битве с жемайтийцами у озера Дурбе послужили искрами, которые в сентябре 1260 г. вызвали второе и крупнейшее прусское восстание. Летописец Петр Дусбургский отмечал: «Накануне праздника святого апостола и евангелиста Матфея прусай, видя, что братья ослабели во время этой войны (…), прибавил зло ко злу и насилие к изнасилованию; и опять отошли от веры и верных, и возвратились к своим прежним заблуждениям; в качестве предводителей и командующих их войском были выбраны: самбийцы некоего человека по имени Гланде, натанги — Хенрика Монте, Вармы — Глапп, Погезание — Ауттум, Барты — Диван».

Вождь натангов изначально не собирался отрекаться от христианской веры. От имени прусских племен он даже написал письмо папе Урбану IV, объяснив вспыхнувшее восстание беззакониями Тевтонского ордена и поставив себя под защиту римского епископа. Однако он был на стороне врагов — он не только не ответил Геркусу, но и призвал к антипрусским крестовым походам, а их участникам давал индульгенции. Озлобленный Геркус вновь доверился старым лесным богам и сразился.

Нападение на тевтонские замки и сторожевые башни, возможно, впервые в истории Пруссии было идеально скоординировано. Все племена, кроме помесанцев, нанесли удар одновременно и совершенно застали монахов врасплох. Сохранились только экипажи замков, расположенных на реках и лагунах, таких как Велава, Крулевец, Балга, Эльблонг, и крепостей, расположенных за пределами Пруссии, например, в Хелмненской земле. Тевтонские рыцари стали собирать подкрепления из Германии, но мощную поддержку получили и пруссаки — их поддержал правитель Литвы Миндовг, а позже и ятвяги.

После крупной победы при Любаве Геркус Монте и повстанцы достигли апогея своего успеха. Вождь натангов, отлично знакомый с западным боевым искусством, способствовал захвату многих тевтонских замков. Много раз он хитро пользовался своим превосходным знанием немецкого языка, выманивая противника из защищенных замков или затаскивая в засады. Ожесточенные бои продолжались следующие девять лет. Несмотря на многочисленные победы, пруссакам так и не удалось полностью сломить сопротивление тевтонских рыцарей, которые при поддержке участников многочисленных антипрусских крестовых походов начали медленно, но неумолимо возвращать утраченные позиции. Они также усиливали террор, все чаще применяя тактику выжженной земли: уничтожали посевы, сжигали деревни, убивали всех жителей, независимо от возраста и пола, или заставляли бежать. Прусские земли быстро обезлюдели. Это снизило боевой дух повстанцев и ограничило их поддержку среди простых людей. Кроме того, немцы фактически нарушили их единство, подкупив некоторых прусских дворян, которые предали своих сородичей, часто предав их смерти. Таким образом, они захватили и казнили, среди прочего Варминский вождь. В 1271 году во время одной из его экспедиций в Помезанию был убит и ближайший сподвижник Монтего, вождь бартов Диван.

В 1273 году новый национальный чемпион Дитрик фон Гатерслебен разорил Натангию и завоевал самый важный замок в регионе. Раненый Монте укрылся в окрестных лесах, где попытался организовать партизанскую борьбу. Но и его предали, кто-то показал местному командиру его тайник. «Генрик Монте (…) ушел в укромное место с несколькими своими друзьями, и там он сидел один в своей палатке, когда его спутники отправлялись на охоту. По непредвиденной иронии судьбы пришли братья Хенрик из Шёнбурга, командир Дзежгони, и Хельвиг из Гольдбаха, вместе с несколькими вооруженными людьми, и, увидев Генриха, испытали великую радость, схватили его и повесили на дерево. И пока он висел, его еще мечом закололи» (Петр Дусбургский).

После смерти вождя сопротивление натангов стало ослабевать. Как и другие прусские племена. Восстание тлело до 1283 года, когда тевтонские рыцари сравняли с землей последние поселения мятежников, положив конец кровавому завоеванию прусских земель через 50 лет. За это время немецкие оккупанты уничтожили более 70 тысяч человек. коренных жителей этих земель, которые, по подсчетам историков, составляли около 40 процентов. все население. Рассеянные прусаи в последующие века германизировались, на востоке ассимилировались с литовцами, а на юге с мазурами, т.е. польскими выходцами из Мазовии. Прусское наследие сохранилось до наших дней только в названиях некоторых населенных пунктов современной Вармии и Мазур. Сохранились в памяти потомков и героические подвиги Геркуса Монте. Именно его персонаж вдохновил Адама Мицкевича на написание «Конрада Валленрода», а в ХХ веке Монте оказался в литовском пантеоне национальных героев.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
прусское храброе сердце
Бартломей М. хочет рассказать о водке «Misiewiczówka»