Рачковски: Конституция не парализует вооружение

Нет необходимости менять конституцию, чтобы увеличить расходы на оборону, — говорит проф. Конрад Рачковски из UKSW.

 Рачковски: Конституция не парализует оружие

В связи с войной на Украине правительство предложило внести изменения в Конституцию Республики Польша. Конкретики пока нет, но, похоже, намерение состоит в том, чтобы исключить расходы на вооружение за пределы определения государственного долга. Это спорная идея, потому что, как кажется, правительство в какой-то мере уже сейчас может это сделать. Как вы понимаете это предложение?

С практической точки зрения это предложение было сделано еще до войны на Украине. Фонд поддержки Вооруженных Сил (его создание предусмотрено в недавно подписанном Президентом Республики Польша Акте о защите Отечества – ред.) станет 15-м фондом, освобожденным от определения государственных финансов. Это означает, что к концу года у нас будет около 350 миллиардов злотых государственных расходов, неподконтрольных парламенту. Хорошо, что мы увеличиваем расходы на оборону. Но нет необходимости менять конституцию, чтобы увеличить эти расходы, как это предусмотрено законом.

Правительство, кажется, прибегает к уловкам, выталкивая часть расходов из государственных финансов, чтобы избежать риска роста государственного долга выше конституционного предела в 60%. ВВП. Возможно, этот лимит следует удалить? Некоторые экономисты призвали к этому в связи с пандемией Covid-19.

Проблема в том, что мы не уверены, попадут ли средства, которые сейчас выталкиваются за пределы государственного бюджета, в этот бюджет после возможного снятия этого лимита. Информация о том, произойдет ли это, важна для оценки того, идет ли речь об оздоровлении государственных финансов или еще большем их помутнении за счет повышения или снятия лимита долга.

И если бы это было так, т. е. если бы отмена лимита конституционного долга побуждала правительство включать все расходы в бюджет Уважаемые дамы и господа, стоило ли принимать такое решение?

У нас здесь две проблемы: европейская и национальная. Было бы хорошо, если бы на уровне ЕС принимались решения, которые позволили бы государствам-членам быстро реагировать в неопределенные времена. В Польше можно было бы согласиться с тем, что в таких условиях расходы идут через БГК, как сейчас, но важно, чтобы она находилась под парламентским контролем. Определение государственного долга ЕС учитывает расходы БГК и всех средств в секторе государственных финансов (но не в государственном бюджете – ред.). Стоит отметить, что в наших национальных правилах расходов используются те же определения долга, что и в ЕС.

Поясним: как у члена ЕС у нас лимит долга 60%. ВВП, но только в теории. На практике пробитие этого уровня не имеет последствий. Иная ситуация с лимитом государственного долга, который также находится на уровне 60%. ВВП. Однако речь идет о другом определении долга, в котором он ниже — именно благодаря наличию средств, исключенных из скобок государственных финансов. Если бы оба лимита — национальный и ЕС — относились к одному и тому же определению долга, и если бы лимит ЕС был гибким, т. е. допускал временное превышение в чрезвычайных обстоятельствах, национальный лимит был бы излишним?

В любой компании, вне зависимости от размера, можно брать кредиты, когда есть возможность их обслуживания. Государство действует по аналогичным принципам. Хорошо иметь правила расходов, которые допускают некоторую погрешность. У нас есть такой запас, возможность вмешательства. В каждом акте, даже на случай войны, можно написать что-то подобное. Изменение конституции с целью предоставления дополнительных возможностей для расходов на оборону в размере около 120 миллиардов злотых в рамках лимита долга опасно для будущих поколений.

Даже при подсчете по методологии ЕС, учитывающей все эти средства, долг сектора государственных финансов в 2021 году, вероятно, составлял около 56%. ВВП. Может ли увеличение расходов на оборону в сочетании со всеми экономическими последствиями войны в Украине увеличить этот долг до 60%? ВВП и выше? Потому что, если нет, может быть, вся дискуссия о лимите долга бессмысленна?

Я не вижу смысла в этом обсуждении на данный момент. У нас есть законодательство, которое позволяет нам реагировать на любую ситуацию и обеспечивать расходы на оборону в соответствии с Законом о защите Отечества.

Каким образом мы должны финансировать дополнительные расходы на оборону, если мы не хотим увеличивать наш долг? Должны ли мы ввести какие-то новые налоги или лучше сократить расходы в другом месте?

Хороший фермер ищет сбережения в первую очередь, чтобы не усугублять дефицит сектора государственных финансов. Надо привести в порядок государственные финансы, показать, какие у нас на самом деле расходы и государственный долг. И тогда можно будет говорить о том, где искать деньги на эти лишние траты. Мы могли бы сэкономить несколько миллиардов злотых за счет унификации системы социального страхования. Сегодня, например, расходы на пенсии военным находятся в бюджете Министерства национальной обороны. Его можно оптимизировать. Мы также должны помнить, что бюджет на этот год основан на устаревших предположениях. Мы знаем, что инфляция будет даже вдвое выше (это увеличит доходы бюджета по отношению к предположениям — ред.). А перекладывая расходы на БГК, мы увеличиваем их себестоимость. BGK выпускает облигации с процентной ставкой примерно 0,5 процентных пункта. выше, чем облигации, выпущенные Министерством финансов. Это определенное бесхозяйственность.

Итак, мы возвращаемся к конституционному пределу долга. Не противоречит ли этому пределу необходимость повышения прозрачности государственных финансов, о которой вы говорите? Организация финансов, вовлечение всех средств в финансовую структуру государства и унификация национального и европейского определения государственного долга создадут риск того, что государственный долг превысит 60 процентов. ВВП. Чтобы уменьшить этот риск, правительство выталкивает расходы за рамки государственного бюджета. Может быть, ему не пришлось бы этого делать, если бы не это конституционное ограничение?

Да, здесь есть противоречие. Если бы мы включили все государственные расходы в национальное определение долга, этот долг мог бы превысить лимит. Но слишком большой долг также представлял бы риск: он ограничил бы экономический рост в долгосрочной перспективе, затормозил бы развитие, отрицательно сказался бы на кредитоспособности Польши. Поэтому считаю важным сохранить эту структуру. Они препятствуют раздаче, которую политики находят заманчивой, потому что думают, что раздают ничьи деньги.

Мы говорим об увеличении долга для финансирования дополнительных военных расходов. Это не расходы, повышающие потенциал развития экономики. Но в случае инвестиций, например, в энергетическом секторе, все иначе. И сегодня зеленая трансформация в энергетике — это еще и вопрос нашей безопасности, потому что отрезать от сырья из России будет проще. Если бы правительство увеличило долг для такой цели, вы бы также были против ослабления фискальных правил?

Но зачем нам их ослаблять? Мы можем собирать для этого, в принципе, неограниченные средства, используя другие механизмы. Во-первых, НБП подготовила механизм, который помог бы финансировать строительство АЭС. Во-вторых, мы можем положиться на государственно-частное партнерство. Это не только бухгалтерский учет, но и вне сектора государственных финансов.

проф. доктор хаб. Конрад Рачковски

Экономист, директор Центра мировой экономики UKSW, на рубеже 2015 и 2016 годов был заместителем министра финансов . В МФ он также работал в 2003–2013 годах. В 2015–2020 годах был членом Национального совета развития при Президенте Республики Польша. Он выполнял управленческие, надзорные и консультационные функции в компаниях, котирующихся на фондовых биржах в Варшаве, Нью-Йорке и Лондоне.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Рачковски: Конституция не парализует вооружение
Мф: Предприниматели, облагаемые налогом со взносов Pit-Em Health за январь, будут рассчитываться как в 2021 году