Репарации — дело совести, а не расчета

Я не ожидал, что моя статья о военных компенсациях под названием «Военные репарации — не предвыборная колбаса», опубликованная две недели назад в разделе «Rzecz o Historia», вызовет такой интерес и эмоции у читателей.

< source media = "(min-width: 1353px)" srcset = "https://i.gremicdn.pl/image/free/ed7d75ca0153f984e892412594cbc88b/?t=resize:fill:948:592,enlarge:1 1x, https ://i.gremicdn.pl/image/free/ed7d75ca0153f984e892412594cbc88b/?t=resize:fill:1896:1184,enlarge:1 2x ">

Возмещение ущерба - вопрос совести, а не расчета

Выступление Дональда Туска на церемонии вручения премии M100 Media Award. Потсдам, 15 сентября 2022 г.

Я очень рад, так как вне зависимости от того, согласны ли читатели со взглядами, изложенными в этом тексте, такой широкий отклик свидетельствует о том, что историческое приложение к «Речи Посполитой» пользуется большим интересом у людей, увлеченных историей. После вышеупомянутой публикации я получил множество писем от очень серьезных и уважаемых людей, начиная от историков, ветеранов ВОВ, юристов и заканчивая политиками. Адвокат Сильвестр Пиковски указал на интересный юридический аспект, касающийся якобы отказа от военных репараций властями Польской Народной Республики в 1953 г. О чем подробнее я пишу в остальной части этой статьи.

-rcEWrLBYNY «>Большое спасибо всем. Из этой многочисленной переписки я выбрал для публикации один текст. Это полемическая статья, написанная г-ном Кшиштофом Яником, бывшим министром внутренних дел в правительстве Лешека Миллера и одним из главных основателей социал-демократии Республики Польша. Мы публикуем этот текст на следующей странице. Это стоит прочитать, потому что это почти прямо противоположно тому, что я написал. Подчеркиваю слово «почти», потому что мы действительно согласны по сути спора — Германия несет ответственность за множество военных преступлений и… ну и тут начинается наш протокол разногласий. Я не буду вступать в дискуссию об оценке Польской Народной Республики. На мой взгляд, это не было суверенным государством, и поэтому люди, которые руководили созданием из советских товарищей, не имели мандата на осуществление власти и принятие решений от имени польских граждан. И на этом дискуссия может закончиться. Хотя я подчеркиваю, что в своем тексте о военных репарациях я писал о сталинских временах, с акцентом на то, что последние десятилетия Гомулки, Герека и Ярузельского имели совершенно другой характер, блики и тени, о которых мы сегодня забываем. Эпоха Польской Народной Республики требует очень широкой оценки во всех отношениях. Рекомендую выпуск ежемесячного журнала «Я верю в историю» (5/2022) за этот год, посвященный десятилетию Эдварда Герека. Он доказывает, что я сужу о тех временах с разных сторон, не всегда только критически.

Но мой текст «Военные репарации — не предвыборная колбаса» не был посвящен истории Польской Народной Республики. Не было и критики в адрес Тадеуша Мазовецкого и Леха Валенсы, которых я очень уважаю (откуда взялся г-н Яник?). Может быть, кстати, стоит вспомнить, как окружение господина Яника уничтожило Валенсу, выражаясь языком еженедельника Ежи Урбана «Не». Ведь на этом они основывали свою предвыборную кампанию в 1995 г. Теперь, на пенсии, они стали защитниками Валенсы? Удивительное преображение.

Также невежливо навешивать на меня ярлыки в журналистской среде, с которой я не имею никаких связей. Я журналист «Речи Посполитой», самой важной газеты в Польше, созданной журналистской элитой под лучшим руководством этой страны. И это единственная среда, с которой я полностью отождествляю себя.

Возвращаясь к сути. В моей статье указывалось, что якобы отказ властей Польской Народной Республики от немецкого военного ремонта в 1953 году был недействителен или просто незаконен. На каком основании я выражаю это мнение? Не только потому, что я считаю всех политиков правящего лагеря в 1945–1956 годах предателями in extenso, но и потому, что отказ от военных репараций мог относиться только к советскому колониальному государству под названием Германская Демократическая Республика. Напомню, что до 14 сентября 1972 года Польская Народная Республика не признавала правовой субъектности ФРГ. Как же тогда она могла отказаться от возмещения убытков государству, которое она не признавала субъектом международного права? Это как если бы от человека, которого считают несуществующим, отказываются от алиментов. Международное признание — это правовой акт, в котором признается субъективность данного государства, а тем самым компетенции органов и представителей взаимно признаются и допускают возникновение определенных правовых зависимостей, таких как признание компетенций или притязаний. Таким образом, в 1953 году Польская Народная Республика могла отказаться от компенсации только от ГДР. Повторение этой чепухи вслед за Гжегожем Схетиной об отказе правительства Циранкевича от военных репараций с Германии показывает, насколько легкомысленна наша элита. Это так же нелепо, как говорить об отказе Галактической Империи от военных репараций в «Звездных войнах».

Смелые слова Туска

Однако эта информативная чепуха до сих пор некритически циркулирует в СМИ и среди политиков, а самое удивительное, пожалуй, даже среди тех, кто руководил польской дипломатией после 1990 года. Его бездумно повторяют радио- и тележурналисты, политики и т.н. эксперты и даже все более скучные и сонные сатирики некоторых вечерних телешоу.

Но не все поддались овечьей тяге воспроизводить необдуманные мнения. Один человек, которого я лично оценивал как уже перегоревшего политика, вдруг показал, почему ему следует доверять как государственному деятелю. Он представитель вымирающего вида мудрых политиков.

Я считаю выступление Дональда Туска в Потсдаме политическим шедевром во всех отношениях. Когда все его априорное окружение смеялось над концепцией Гжегожа Схетыны о требовании возмещения военного ущерба за преступления Германии во Второй мировой войне, Туск был единственным, кто взвешивал свои слова. Он нашел время, чтобы серьезно подумать и выбрать правильный момент, чтобы произнести одну из лучших речей в своей жизни. Во время вручения премии M100 Media Award в Потсдаме Туск похвалил Владимира Кличека. Очень спокойным голосом, позволив переводчику точно перевести слова, он сказал то, чего многие из нас давно ждали.

Он мог произнести свою речь на английском или немецком, но делал это на польском, так как его слова были обращены в первую очередь к польской аудитории. Возможно, Петр Семка прав в том, что это был в первую очередь элемент предвыборной кампании. Но неважно, насколько важные слова были сказаны и кто их слушал. Впервые представитель польской оппозиции такого формата задал правильные вопросы немецкому политическому классу. Хотя это может звучать довольно странно, я считаю, что Туск использовал риторический прием прямо из Евангелия. Он задал вопрос типа: «Пусть тот из вас, кто без греха, первый бросит в нее камень». Председатель «Гражданской платформы» не сказал expressis verbis, что Польша должна военные репарации с Германии, а обратился к совести каждого немца. Во-первых, он рассуждал о тех, кому сегодня причиняют вред: «Мы знаем, кто палач, а кто жертва. Попытки релятивизировать этот вопрос кажутся отвратительными. Европейские политики, в том числе и здесь, в Берлине, которые ищут симметрию и исторические оправдания для нейтралитета, должны осознавать, что если бы помощь всех западных стран была быстрее и больше, в Украине не погибло бы столько детей». Потом как бы вдобавок прозвучали слова, которых я давно ждал: «Если чувство вины и ответственности за Вторую мировую войну к чему-то обязывает немцев, так это прежде всего к безоговорочной поддержке Украины и серьезному подходу к вопрос о возмещении убытков нациям, заплатившим наибольшую цену за безумие нацизма». Последнее предложение завершило все дело: «Я говорю это как политик, который годами стремился построить польско-германское примирение (…), а не как ваш оппонент».

Это послание, которое я проповедую уже шесть лет. Дело не только в деньгах, о которых так пренебрежительно пишет Кшиштоф Яник, словно вся нация состояла из менели, пытающихся выбить наличку за альпаку. Речь идет о том, чтобы наши западные соседи осознали, что величайшим преступлением Второй мировой войны была не бомбардировка Дрездена и не уничтожение одной религиозной группы. 12-летнее безумие, охватившее Германию после 1933 года, принесло истребление миллионам европейцев разных национальностей, вероисповеданий и ориентаций. Ни одна болезнь в истории не была такой страшной, как немецкое варварство 1939–1945 годов. В этом вопросе нет места релятивизму. В эти годы немцы не принесли ничего, кроме зверского истребления. Не было дворянской немецкой армии. Вермахт был таким же преступным формированием, как и СС. Выступление Дональда Туска в Потсдаме подтверждает мнение человека, которого неправомерно называли «внуком моего деда из вермахта». Возможно, в глазах многих своих соотечественников он окончательно превратится во внука узника немецкого концлагеря Штуттгофа.

Манипулирование польским антисемитизмом

Любые предположения, которые я читал в тексте Кшиштофа Яника, о том, что польские граждане Моисеева веры систематически убивались другими польскими гражданами другой религии, я считаю просто вредными и несправедливыми. Я хотел бы напомнить бывшему главе Министерства внутренних дел и администрации, что 15 октября 1941 года вступил в силу указ генерал-губернатора Ганса Франка о наказании смертной казнью любого поляка, который предоставлял убежище или иным образом помогал евреям. Нужны ли такие санкции в стране с таким предполагаемым животным антисемитизмом? Нигде в Европе немецкие захватчики не вводили такого варварского «закона», как в оккупированной Польше! Несмотря на такие суровые санкции, большая часть польского общества не поддалась немецкому шантажу. После войны институт Яд ва-Шем удостоил 7000 наших соотечественников медали «Праведник народов мира». Определенно недостаточно! Это число — капля в море помощи, которую поляки принесли евреям во время войны.

Были ли среди поляков, как и среди всех народов оккупированной Европы, многочисленные доносчики, шантажисты и предатели? Конечно были! Были ли они фанатичными антисемитами, убежденными в правоте немецкого террора против евреев? Нет, это была просто сволочь, воспользовавшаяся возможностью заработать. Иногда это были даже евреи, спасшие собственную шкуру. Однако несколько историков, пытавшихся построить свою карьеру в американских университетах, годами пытались доказать, что шантаж был обычным явлением в оккупированной Польше, и польские левые политики очень легко и некритично поддались этому нарративу. И ведь забывают или не хотят помнить, что 18 марта 1943 года Управление Гражданской Борьбы, вооруженное подразделение, подчиненное Делегации Правительства Республики Польша по стране, объявило, что «Каждый поляк, сотрудничающий с немецкими кровавыми действиями или шантажируя их, совершает ли он тяжкое преступление против законов Республики Польша, разоблачая евреев, или используя их жестокое положение, или участвуя в грабеже, и будет немедленно наказан». наказанием была смерть. Я много раз писал об этом на этих страницах, так что нет смысла повторяться.

В ответ на длинную тираду г-на Яника о польском антисемитизме, смысла которой я не вижу в связи с обсуждаемой темой, я мог бы написать много, но ограничусь тем, что напомню, что только один раз в истории в Польше государственный аппарат стоял за организованной антисемитской чисткой. Это было в 1968 году. Через 23 года после того, как печи крематория в Освенциме были потушены, ПОРП вынудила поляков еврейского происхождения эмигрировать из этой страны. Мы знаем, за кем в то время шли товарищи.

Тем больше я ценю слова в речи Дональда Туска о «нациях, которые заплатили самую большую цену за безумие нацизма «. С моральной точки зрения немецкая компенсация причитается всем польским гражданам и потомкам всех граждан Второй Польской Республики, которые больше не имеют этого гражданства. Удивительно, что Германия выплатила военную компенсацию Государству Израиль, которое возникло через три года после войны и не имело мандата добиваться возмещения ущерба, нанесенного польским гражданам Моисеева веры. Поляки всех вероисповеданий, потомки и родственники миллионов жертв немецкого национализма и милитаризма имеют право на военное возмещение, и это бесспорно со всех точек зрения.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Репарации — дело совести, а не расчета
Как эмоции влияют на инвестиции