Роберт Гвяздовски: обладатели тайных знаний

«Никто не понимает мир, в котором они живут, но некоторые разбираются в этом лучше, чем другие», — сказал Ричард Фейнман, один из величайших физиков всех времен.

<р>Роберт Гвяздовски: Обладатели тайных знаний

проф. Робер Гвяздовски, президент WEI

Все слышали об Альберте Эйнштейне, но мало кто слышал, что он ошибался во многих фундаментальных вопросах, таких как расширение Вселенной. Он утверждал, что «Бог не играет в кости», и поэтому не верил в квантовую теорию. Его знаменитые уравнения, вероятно, были написаны Давидом Гильбертом. Но Эйнштейн знал, о чем спросить. Потому что физики знают, каков ответ на все вопросы, которые они могут задать, — это реальность. Однако немногие могут задать вопрос, на который эта реальность отвечает. Анджей Драган, который ищет недостающее звено между общей теорией относительности и квантовой теорией, и вместе с Артуром Экертом написал об этом статью, которая нашла 20 000. читателей (это как если бы статью какого-нибудь юриста или экономиста прочитали 20 миллионов человек), он грубо заявляет, что «мы тупые».

Между тем некоторые представители социальных наук считают, что знают все. Фейнман говорил о таких: «самодовольные дураки сводят меня с ума, мне нет дела до обычных дураков». Они не знают, что это такое, но они знают, каким оно должно быть. Например, некоторые юристы — представители безусловно нормативной науки. Хорошо, что они не могут указать, что масса электрона «должна» быть немного другой. Потому что, как подчеркивает Кшиштоф Мейснер — тоже физик, которого упоминал в своей Нобелевской лекции Роджер Пенроуз, — если бы масса электрона отличалась хотя бы на одно десятичное число, не было бы ничего. Экономисты идут дальше. Они считают свою науку ненормативной и изучают действительность. Но на основе своих исследований они определяют, каким «должен» быть обменный курс или процентные ставки.

Законы физики не меняются. «Как было в начале, так и во веки», «как на земле, так и на небе». Масса электрона такая же, как и 14 миллиардов лет назад, и она такая же на Земле и в самой отдаленной галактике. В общественной жизни таких прав нет. Мы меняемся сами, и социальная реальность, которая нас окружает (в отличие от реальности физической), меняется. Мы можем задавать вопросы, но — даже если мы их хорошо сформулируем и найдем правильные ответы — они не будут даны раз и навсегда.

PS Справедливости ради к представителям обществознания добавлю, что некоторые физики, специалисты по парниковым газам, не разделяют мнение Фейнмана о том, что ученый должен сомневаться во всем, а не принимать это как должное.

Автор — юрист, профессор Университета Лазарского и глава совета WEI

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Роберт Гвяздовски: обладатели тайных знаний
Миру больше не нужна российская нефть. Это будут беспокойные недели