Рождение европейской политической массы

Поскольку колониализм и паровые машины больше не использовались, архаичные реликвии 19 века сохранились в лучшем состоянии до наших дней. Однако столетие назад будущее западного марксизма также было неопределенным — в соответствии с разочарованием Европы в традиционных левых.

Рождение европейской политической массы

Карл Каутский

Источником крушения социализма была Первая мировая война, но не из-за гонений и репрессий. Наоборот, авторитет большинства партий упал под тяжестью успеха. Ведь вожди движения выползали не из рабочих арендных притонов и шахтных шахт, а из буржуазных салонов и университетских библиотек — всегда близко к политическому центру событий. Поэтому социализм быстро вырос из антисистемных катакомб, подстриг дикую бороду дровосека и надел чистую рубашку, чтобы говорить с парламентских скамеек.

Тем более что порвав дружбу с анархистами, социализм перешел с баррикад в салоны, назвал себя социал-демократией и использовал мелкобуржуазные средства борьбы за власть. Редкие ортодоксальные евреи жаловались, что именно власть победила социализм, а на самом деле — периферия царского варварства стала эндемичной средой революционных фракций. Тем не менее, до Великой войны единый социализм охватывал все левое движение от Британской лейбористской партии до Ленина, почти не считаясь с местными условиями и доктринальными различиями.

Однако перед лицом войны наибольшей похвальбой был объявленный интернационализм и пацифизм Второго Интернационала, объединяющего социалистические партии воюющих государств. Вопреки принципам и идеологическим заклинаниям мундиры почти не играли, все левые фракции были ближе к национально-государственной рубахе. Только когда их поощряли к трансграничному единству против империалистов, пролетарии всех стран яростно стреляли друг в друга, защищая свою империю и короля от других королей и империй на деньги, пожертвованные в парламентах социалистическими партиями. Фактически, за исключением одной России, все левые партии поддерживали войну против иностранных пролетариев. Но возмущенные православные, проклиная верных социал-демократов, радовались и войне, ища условий для революции. С другой стороны, после войны ни одна партия (за исключением разве что ленинских большевиков) не обращалась со своими оппонентами так жестоко, как правящая в Германии СДПГ боролась с бывшими товарищами по партии вокруг Розы Люксембург и Либкнехта.

-oY3tdTMbXz «>В любом случае, считая официальное течение социализма полностью скомпрометированным, диссиденты искали левых за пределами марксизма или допускали мутации, независимые от старых партий, пока не стало больше расколотых фракций, доктринальных расколов и ересей, чем католических женских орденов.

Забавно, что на позицию бунта перешел и «папа» официальной эволюционной доктрины демократического марксизма — Карл Каутский, а вместе с ним и значительный блок умеренного австросоциализма. Группе венских философов, к которой принадлежал Фридрих Адлер, — радикализировавшейся настолько, что сам расстрелял австрийского премьера, — перестала быть по пути парламентская социал-демократия, но и дикая революция в ленинской редакции их оттолкнула, вероятно, из эстетических соображений. причины. Тем не менее, они ожидали сближения с большевиками на конном базаре — за разжигание революционного радикализма в Западной Европе Ленин и Дзержинский должны были убивать чуть менее показушно.

Чтобы усилить власть, Каутский и Адлер хотели склеить расколовшееся социалистическое движение в новый Интернационал, организовав объединительную конференцию диссидентских организаций. Как назло, как раз в феврале 1921 года, когда в Вену прибыли десять новых революционных партий, в Кронштадте начался мятеж тех самых солдат, которые привели к власти ленинский режим. Проект Международного рабочего сообщества Социалистической партии провалился из-за непонимания сути коммунистического бунта. Могут быть только один папа, царь и доктрина. Высмеиваемый в Москве Второй Интернационал, новая центристская ересь, считался смертельным врагом ленинской религии. Каутский и Адлер быстро вернулись в лоно старой реформистской социал-демократии, попрощавшись с мечтами о бескомпромиссной левой. Но не все потеряно для мыслей об австросоциализме.

После очередной мировой войны еврокоммунизм был отдаленным отражением идей 1920-х годов — открыто дистанцировался от советской тирании. Скромной сдержанности хватило, чтобы приобщить культуру Запада к дичайшим расцветам крайне левых, казалось бы прирученных и совершенно безобидных. Отныне даже союз коммунизма с европейскими христианскими демократами не слишком экзотичен. Ментальный большевизм прочно утвердился в учреждениях, с той небольшой разницей, что для сохранения соглашательской способности христианский консерватизм стал бессимптомным, и правые и левые не различались даже в связях.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Рождение европейской политической массы
Как быстро вылечить простуду
Как быстро вылечить простуду? Советы врачей Гомеля