Роман Кузняр: Вакцина против России

Остановить Москву — это вопрос выживания в свободной, демократической и безопасной Европе, пишет политолог.

Роман Кузняр: Вакцина против России

Классики стратегических исследований утверждают, что подготовка к обороне начинается с осознания собственных слабостей. Эта мысль должна сопровождать и новую стратегию Запада в отношении России, и это касается прежде всего Европы, наиболее уязвимой для наступательных действий Москвы. Здесь стоит отметить, что существует определенная аналогия между нынешней агрессией России и пандемией, вызванной вирусом из Китая. Можно сказать, что на этот раз мы имеем дело с русским вирусом. Так что вакцина нужна.

Зная характер российской политики, можно быть уверенным, что даже после своего стратегического поражения в войне с Украиной (что на самом деле и происходит) Москва не перестанет пытаться сломаться изнутри и ослабить Запад. К счастью, нынешнее нападение России также пролило свет на то, как Россия добивается своих целей на Западе. Поэтому сегодня западные страны могут быть более готовы к оборонительным действиям, к конкретным прививочным действиям.

Урок недоверия

В каком-то смысле после Второй мировой войны было легче противостоять советскому наступлению. Москва открыто формулировала свои цели. Удалось выстроить стратегию сдерживания. В настоящее время повторение этой политики нереально. Да, после того, что она сделала, Россия должна быть окружена санитарным кордоном и поставлена ​​перед выбором: либо она начнет соблюдать нормы цивилизации, то есть тоже международное право, либо она станет музеем под открытым небом . По многим причинам такой план не может быть согласован и реализован сегодня, хотя наложенные на него обширные санкции серьезно его ослабят. Поэтому необходимы две линии защиты: классическая военная (НАТО) и иммунизация Запада против российского вируса, который будет возвращаться. Подходящая вакцина должна состоять из трехкомпонентной вакцины.

Москва не перестанет пытаться сломаться изнутри и ослабить Запад.

Первая составляющая должна противодействовать далеко идущей готовности предоставить России особые права, относиться к ней благосклонно, только потому, что этого хочет Москва, потому что она этого «заслуживает», потому что она нам якобы для чего-то нужна. В Западной Европе, особенно в Германии и Франции, это объясняется историей и геополитикой. Между тем из внимательного чтения истории и геополитики следует извлечь совсем другой урок. Это должно стать уроком глубокого недоверия к политике России и постоянного испытания ее намерений. Нельзя закрывать глаза на нарушение международного права и обязательств, подписанных Москвой.

Я помню свои дискуссии в 1990-е годы в Страсбурге со сторонниками принятия России в Совет Европы, несмотря на радикальное несоответствие страны критериям членства. «Вы не можете не принять Россию, — отвечали они, — это такая великая страна, с такой историей»; плюс известные рассуждения о литературе и музыке. Оно выражается, в том числе, в в странной зависимости от «диалога» с Россией, хотя в Москве это понятие не понимают. Диалог независимо от того, что делает Россия и ее руководство.

Мы видим это и сегодня. Эти бесплодные, игнорирую приличия, попытки поговорить или «договориться» с Путиным грешат как минимум большой наивностью. Он не желает ни вести переговоры, ни вести диалог, а те, кто продолжает его пытаться, не имеют мандата на ведение переговоров. Путину лучше сразу поговорить с Зеленским, серьезно, о скором окончании кровавой агрессии и выходе из Украины. Проблема, конечно, в том, что такие попытки подготавливают почву для будущего, послевоенного «примирения» с Россией. Лидерами являются те страны, которые и до войны славились особым отношением к России и Путину, то есть Германия, Франция и Австрия. Говорить напрямую с Путиным не обязательно, даже если он останется у власти после окончания войны. В 1959–1972 годах встреч на высшем уровне между США и СССР не было и ничего не происходило.

Зависимость нарушена

Второй компонент вакцины должен противодействовать зависимости от деловых интересов в России. Речь идет о том, чтобы тщательно пересмотреть экономические отношения с Россией и оставить только то, что необходимо и безопасно для нас. Избегание всего, что может поставить нас в зависимость от поставок из России, в смысле способности Москвы оказывать политическое давление с использованием экономических инструментов. От ввоза русского сырья до конца отказаться будет трудно, это даже не обязательно делать, но на политику Берлина или Вены это повлиять не может. Именно Москва должна зависеть от возможности экспорта своих товаров на Запад, а не Запад от их импорта из России.

Эта составляющая должна относиться и к трактовке российских олигархов, которые, как известно, играли роль подрывного форпоста влияния Москвы на местную элиту. Лондонграды и русские колонии нуворишей должны оказаться в элегантных уголках Франции, Италии и Австрии. Это были, по сути, отмывания воровских денег, вывезенных из России теми лицензированными путинскими «капиталистами», которых до сих пор ценили на Западе. Они не представляли собой нормальный бизнес и грабили рядовых россиян.

Третий компонент вакцины против России должен быть направлен на обезоруживание российской идеологической диверсии. Речь идет о тех политиках и пропагандистах (иногда и ученых), которые поддерживают политику Москвы, хотят имитировать и продвигать системные паттерны, внедренные Путиным в России. Как известно, эти закономерности представляют собой разные оттенки националистического авторитаризма.

Должен быть какой-то способ поставить Орбана и его дипломатию под особый надзор. Мы не знаем, не передают ли венгры русским в какой-то форме переговоры и выводы саммитов НАТО и ЕС. Орбан и его люди должны подвергнуться некоторому остракизму. Мы помним санкции, введенные против Австрии, когда Йорг Хайдер стал ее вице-канцлером, несмотря на то, что он уважал законы ЕС и австрийскую конституцию. И отнюдь не искал особых связей с Путиным, как сегодня Орбан или Ле Пен. Пора и Венгрии сегодня относиться к этому так же.

Стратегическая автономия

Вакцина против России должна не только перехватывать ее системные модели, например, сознательно отступать от демократического верховенства закона, свободы СМИ или обращения с политическими оппозиция как враг, не имеющий права участвовать в общественной жизни. Тревогу должны бить любые коалиции друзей Путина, которые обещают борьбу с ЕС, то есть стремятся развалить единую Европу.

В обоих этих аспектах — политическом и деструктивном для ЕС — ставкой является сплоченность Союза как сообщества безопасности. Его раскол был целью Москвы с конца 1950-х годов, то есть с момента возникновения ЕЭС. Создание сопротивления утечке информации, особенно в киберпространстве, должно быть частью этого компонента нашей вакцины.

Мы можем быть уверены, что на мгновение запуганные противники вакцины против России снова прорвутся после окончания войны. Точно так же не угаснут враждебные Западу антидемократические инстинкты России. Ее денацификация, даже после проигранной ею войны, невозможна. Поэтому вакцина против России («три в одном») должна стать стратегической политической программой ЕС и НАТО, не только их институтов, но прежде всего государств-членов.

Сейчас самое время сделать эту вакцину частью обсуждаемого в настоящее время проекта стратегической автономии ЕС. Ключевым моментом здесь будет разумное и четкое выполнение всех трех директив. С этим будут некоторые проблемы, потому что почти ни одна страна ЕС (включая Польшу) не свободна от уязвимости к любому из факторов российского вируса. Однако, как показывает нынешняя агрессия России, ставки высоки. Это вопрос выживания в свободной, демократической и безопасной Европе.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Роман Кузняр: Вакцина против России
Volkswagen Passat, какой тюнинг для него изготавливается?