Самоубийцы не платили за газ

Хотя эта книга — всего лишь фрагмент безумной истории нацизма, который был аншлюсом Австрии, здесь мы видим механизмы, управляющие всеми видами тоталитаризма.

Samobójcy не заплатил за газ < /p>

Пятидесятилетний Эрик Вюйар, кинорежиссер и уже достаточно опытный на тот момент прозаик, блистал «Порядком дня» в 2017 году, когда получил за эту книгу Гонкуровскую премию. Позже, когда «Приказ» стал издаваться за пределами Франции, начались жалобы. Что французы преувеличили, удостаивая такую ​​важную награду, как «Приказ дня». Тот Вюйар много раз взламывал двери, пытаясь выяснить обстоятельства, благоприятствующие развитию тоталитаризма. Что его возмущение было своего рода возмущением невежественного студента, открывшего, как ужасен нацизм… Словом, мир гораздо круче, чем во Франции.

Я не отказываюсь быть холодным, но так легко обидеть Вюйара. Он написал необыкновенную книгу, тем более необыкновенную для польских читателей, что в ней использовалась малоизвестная в Польше и не такая уж редкая во Франции повествовательная формула — récit. Проще говоря, это проза, рассказ, в котором отчетливо видна целеустремленность рассказчика. В нашем случае, пожалуй, проще всего назвать «Повестку дня» своего рода историческим репортажем, управляемым жесткой рукой рассказчика, где факты тонут в комментариях и суждениях над ними. «Это искусство повествования: нет ничего невинного», — замечает где-то Вюйар.

Конечно, нацизм, прежде всего, не невинен, передан через историю с аншлюсом Австрии. Но история трактуется очень широко: от сцены 1933 года, когда цвет немецких промышленников безропотно согласился финансировать НСДАП, до столь же безропотной реакции западных политиков того времени на гитлеровскую агрессию против Австрии и Чехословакии. Отсюда «Приказ дня» определялся как рассказ о бессилии и капитуляции личности — если бы все эти люди противостояли кричащему фюреру, история была бы другой.

Но сегодня у Вюйара внимание привлекают другие сцены. Подробный отчет об оккупации Австрии нацистами в 1938 году, разбавленный невероятной пропагандистской атакой. Однако получилось и страшно, и немного смешно. Ну, вопреки надеждам толпы, немцы просто не явились, потому что их дрянная техника сломалась, что привело Гитлера в ярость. Как бы то ни было, этот день был для него совсем не лучшим, так как в то же время в Вене велись напряженные усилия, чтобы придать вторжению хоть какую-то видимость законности. Это все было очень неохотно, по ходу дела возникали ситуации, которые были за гранью понятия фюрера. Когда он попросил Шушнига, канцлера Австрии, заменить министров, то напомнил, что по конституции для этого требовалось согласие президента. «Теперь он [Гитлер] заикался, как будто не совсем понимая, что происходит: «Значит, у вас есть права». Препятствия, вытекающие из конституционного права, выходили за рамки ее понимания».

Яростный натиск пропаганды, маскирующий хищнические инстинкты диктаторов какой-то формулой законничества, в том числе, конечно, и якобы защищающий фактически покоренные народы — откуда мы знаем? «Повестка дня» также является исследованием мафиозной природы диктатур, во время аншлюса немалую роль сыграли отношения, товарищество и международные связи НСДАП. Отсюда и название книги, в котором речь идет о другом страшном, но карикатурном персонаже, рейхском маршале авиации, скрупулёзно спланировавшем завоевание Австрии: «И Геринг диктует распорядок дня, час за часом. Шаг за шагом. В коротких предложениях чувствуется властный тон, презрение».

В записях Вюйара есть еще много острых замечаний об авторитаризме и диктаторах как таковых. Сам Гитлер опасен и безумен, непредсказуем, но в то же время гротескен, когда рассказывает о своих планах канцлеру только что умирающей Австрии: «В порыве детской гордости он сказал, что построит самый большой мост в мире в Гамбурге. Потом, видимо, не в силах сдержаться, добавил, что скоро построит там самые высокие небоскребы; Американцы потом узнают, что в Германии строят лучше и намного выше, чем в США».

Все это Вюйар смог зафиксировать, как и смог выделить один из малозаметных фактов, очень небрежно по понятным причинам отмеченных в письме Вальтера Беньямина: венские евреи в какой-то момент ахнули, потому что те, кто не платил их счета были теми, кто использовал больше всего. Вюйар: «Потому что, если австрийский газовый завод больше не хотел снабжать евреев, это было потому, что они наиболее охотно покончили жизнь самоубийством, включив газ и оставив свои счета неоплаченными».

Эта тема является одной из самых цитируемых в Agenda of the Day. А обвинения в банальности этой книги? Всякая диктатура, несмотря на океан зла, в чем-то банальна. Например, как всегда заканчивают преступники — либо с позором, либо умирают в своих тайниках, либо просто на эшафоте. Который Вюйар тоже неплохо описывает со всей своей повествовательной ангажированностью.

Эрик Вюйяр: «Повестка дня» пер. Катажина Марчевска, Wydawnictwo Literackie Kraków 2022

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа