Шимон Май: Роман Дмовский. Критик польскости и национальной гордости

Поляки и польскость стоят на пути прогресса. Это одна из мыслей иконы консерватизма Романа Дмовского. Мысль игнорируется и вытесняется нами.

Шимон Май: Роман Дмовский. Критик польскости и национальной гордости

Роман Дмовский

Роман Дмовский в своей книге «Мысли современного поляка» ужасно современен и в то же время непонят. Парадоксальная икона польского консерватизма на самом деле является яростным критиком польскости и национальной гордости. И по прошествии стольких лет мы, как нация, все еще вытесняем его мысли, и мы постоянно не согласны с его критикой национальных пороков.

Идеологический посыл Дмовского отличается большой двусмысленностью, из-за чего мысли современного консерватора были частично поняты неправильно. Понимание этого Дмовским сегодня поверхностно. Трудно найти польского мыслителя прежних лет, который бы столь критично относился к описанию нашего народа. Нация, которая для него полна противоречий и «одна из худших воспитанных в Европе». Нация, в которой «много одаренных людей, но крайне плохо о них заботятся». кто хочет быть более опытным во французской моде, чем французы.

-OhwwJUkQrG»>Поляки, поляки, поляки! — Дмовский словно зовет из могилы. Он чуть ли не кричит, чтобы мы столкнулись с нашей национальной пассивностью и ошибочным ощущением, что «роль побежденных прекраснее роли победителей». Трудно читать Дмовского, не раздражаясь и даже не выбрасывая его книгу. В поляках слишком много благородной гордости, чувства превосходства над другими и даже презрения. Сегодня для нас также характерны острые разногласия и довольно слабые социальные связи. Дмовский напоминает, что сотни лет поляк действовал против поляка. Дворянин против крестьянина и буржуазии. Позже это деление Дмовский использовал в политической игре. И все же в своих текстах он чуть ли не пальцем показывает ненормальность внутренней борьбы. Это также указывает на упрямство в этом глупом противостоянии. Дмовский характеризовался «дарвинистским» видением нации, которая должна выжить и использовать свою хитрость. По этой причине его мысль, говорящая через литературу, скорее избегает прямой, романтической борьбы. Ближе к дипломатии такой политический настрой проводить уже в начальных шагах. Пока Юзеф Пилсудский организовывал воинские части и строил легенду, Роман Дмовский обратил свой взор на восток, в российскую Думу, которая должна была быть избрана в парламент в 1906 году. И это только один пример из многих.

Противоречивая и не прагматичная нация

Когда Роман Дмовский показывает, что мы бессвязное, противоречивое и неполное общество, мы чувствуем под кожей, что это так. И эта правда ранит и утомляет. Мы постоянно убеждены в том, что национальная самоотверженность и щедрость являются нашими величайшими ценностями, а между тем верно и обратное, это слабость. Возможно, поэтому так много поляков, которые хотели бы быть кем угодно, только не поляком. Многие из нас с болью сталкиваются с польской душой, которая так часто теряется, лишены воли к борьбе за прагматизм, лишены бунта разума, когда речь идет о необходимости противостоять наивности или непоследовательности. У поляков много фантазий и злобы, и мало настойчивости и планирования. Дмовский диагностировал эту близорукость и у политических противников, у которых не было руководящей идеи на будущее. Может быть, поэтому порой так ужасны «сухой реализм, твердость и беспощадность в понимании жизненных дел», характерные для своеобразной «познанности» Дмовского. Что парадоксально, потому что практическая мысль Дмовского о развитии современного национального государства прижилась в области, наполненной немецким духом, прусского раздела. И все же его путь к искуплению и свободе Польши лежал через сотрудничество с Российской империей, а не с Германией.

В сознании Дмовски много сильных лозунгов и призывов к борьбе, но больше в его идеологии дипломатической борьбы, чем ожесточенной агрессии

Приснившийся в идеологии Дмовского поляк больше похож на практического поляка, вынужденного выживать и воспитанного под жестким давлением прусских разделов. Между тем, большая часть польского народа, к которому Дмовский обратился со своим посланием, полна чувства неполноценности и готовности помочь. Конечно — не считаясь с личным интересом. Это отсутствие национального эгоизма, как показывает Дмовский, означает игнорирование интересов нации. Вместо того, чтобы строить настоящую Польшу, мы предпочитаем «строить только в наших сердцах». Поляки хотят развлекаться, есть цена за некую временность, готовность отдохнуть «без церемоний в лоне скованной родины». С самого начала Дмовский рассчитывал на «здоровую» и сильную нацию, что впоследствии оказалось нереальным.

Возрождение нации

Икона консерватизма ускользает от шаблонов. С одной стороны, в мысли Дмовского много сильных лозунгов и призывов к борьбе, но больше в его идеологии дипломатической борьбы, чем в ожесточенной агрессии. С другой стороны, именно Национал-демократическая партия способствовала образованию в первые годы своей деятельности и протянула руку помощи группе, на которую сотни лет не обращали внимания, — крестьянам. Она заботилась о литературе и включении этой группы в национальный слой.

Это ставит Дмовского в двоякое положение как сторонника сильного национального государства, которое должно возродиться с помощью… мягких методов и дипломатии. Дмовский преподносит полякам неудобную правду и показывает, как много нам еще предстоит наверстать упущенное. Критическое отношение Дмовского к полякам настолько новаторское и решительное, что почти незаметно в народных взглядах и чувствах. И это основа его политической, национальной концепции Польши.

Но в мыслях этого консервативного модерниста есть утешение. Он ставит диагноз и призывает к исправлению пассивности, «одного из главных недостатков поляков», потому что это «одна из самых мягких, нежных наций в Европе». Он верил в радикальное преобразование национального сознания, построенного на руинах старого. Это будет нелегко, потому что для нас «всякое усилие — причина неудовлетворенности», а для французов, немцев и англичан, описанных Дмовским, — повседневность. Ведущий польский консерватор, кажется, предупреждает, что без усилий (а Дмовский видит нас как нацию, «глубоко ненавидящую борьбу») прогресса не будет, только известный романтический застой. Можно предположить, что этот непримиримый враг Юзефа Пилсудского видел польскость по-своему и не принимая во внимание мнение других, что, как это ни парадоксально, он останется в истории как противоречивый и наивный политик, а не как прагматичный. Такая погоня за реализмом может оказаться нереальной, а консервативные и национальные оценки поляков — невообразимыми.

Мысль Дмовски требует от читателя подвергнуть сомнению шаблоны до сих пор. Это также очень противоречиво, потому что требует, чтобы нация была достаточно сильной, чтобы сознательно решиться уничтожить корни зла. И вряд ли у кого-то хватит смелости срубить национальное дерево в уверенности, что оно принесет хорошие плоды.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Шимон Май: Роман Дмовский. Критик польскости и национальной гордости
Первые сто лет гольфа в Польше