Смерть на Олимпиаде в Мюнхене

Пятьдесят лет назад израильские олимпийцы были убиты бомбардировщиками на Играх в Западной Германии. Недавно обнародованные документы раскрывают зловещий ход событий, закончившихся катастрофой.

Смерть на Олимпиаде в Мюнхене

На фото: один из замаскированных похитители в палестинском черном сентябре. Террористы похитили и убили в общей сложности 12 израильских спортсменов. Мюнхен, 5 сентября 1972 г.

Летние Олимпийские игры, состоявшиеся в 1972 году в Мюнхене, принесли Польше неожиданный триумф. 10 сентября польская сборная по футболу «Орлы Казимежа Гурского» сенсационно завоевала золото. В финальном матче, сыгранном на стадионе в Мюнхене, сборная Польши обыграла венгров со счетом 2:1. Оба мяча за сборную Польши забил Казимеж Дейна, который с общим счетом в девять мячей стал лучшим бомбардиром олимпийского турнира. Но сердца болельщиков всего мира невероятными подвигами покорили советская гимнастка Ольга Корбут и семикратный победитель в плавании Марк Спитц из США.

Израильские спортсмены привлекли политическое внимание. Их присутствие в Западной Германии, менее чем через 30 лет после Холокоста, выражало чувство олимпийского духа. Израильтяне жили на окраине Олимпийской деревни по адресу Конноллиштрассе, 31.

-woPF_jZjnb «>Атмосфера на Олимпиаде — отличная. Вопреки напряжению в мире. Арабские террористы «Черного сентября» вовлечены в израильско-палестинский конфликт и совершают кровавые теракты. На их совести: убийство премьер-министра Иордании и угон пассажирского самолета. Когда начнутся летние Олимпийские игры, никому и в голову не придет, что они тоже станут еще одной ареной террора.

Теракт «Черный сентябрь»

На рассвете 5 сентября 1972 года террористы в масках ворвались в израильские квартиры. Два человека погибают на месте. Десять взяты в заложники. Через два часа спортсмена находит выброшенным в окно полицейский патруль. Полиция Мюнхена бьет тревогу. Его босс, 47-летний Манфред Шрайбер, берет на себя командование. Позднее этим же утром он получает листовку с просьбой освободить 234 палестинца из израильских тюрем — и это в течение следующих трех часов, т.е. к 9.00 утра.

Шрайбер звонит премьер-министру Израиля Голди Меир. В это время мир узнает о теракте на самой мирной вечеринке самого высокого ранга. Девять олимпийцев из Израиля удерживаются на первом этаже по адресу Конноллиштрассе, 31. Шрайбер ждет сигнала из Тель-Авива. Удовлетворит ли Голда Меир требования похитителей? Первая реакция премьера: ему нужно больше времени, чтобы собрать свой кабинет. Время Шрайбера на исходе. За 15 минут до окончания ультиматума террористы сообщают, что пунктуально в В 9.00 казнят первого заложника. Шрайберу нужно выиграть время. В сопровождении двух членов МОК он идет домой по Конноллиштрассе, 31. В дверях он разговаривает с боссом террористов, чье лицо вымазано черным кремом для обуви. Это 35-летний палестинец из Назарета Луттиф Афиф. Двое его братьев сидят за решеткой в ​​Израиле. Переговоры Шрайбера и Афифа откладывают линию смерти до 12.00. Интерес к борьбе спортсменов во всем мире перенаправляется на несчастные случаи, которые происходят на Конноллиштрассе, 31. Там находятся тысячи журналистов и телестанций. Семьи похищенных дрожат в Израиле, глядя в экраны телевизоров. За час до истечения срока действия нового ультиматума МОК приостанавливает Игры.

Давление на Шрайбера возрастает. Он должен спасти спортсменов и игры. O 11,15 соответствует Голде Меир. Отклоняет требования похитителей. Шрайбер уже знает: он должен применить силу. Но он не знает самой важной информации, необходимой для планирования операции по спасению, — количества террористов. Ему снова нужно больше времени. Три четверти часа до истечения срока действия следующего ультиматума. И предложить нечего. Он решает блефовать. Он сообщает Афифе, что Израиль принял требования. Поверит ли бомбардировщик? Однако план работает. В 12.00 террористы не начинают расстрелы. Ба, Шрайбер выдвигает еще один ультимат. Но он до сих пор не знает, со сколькими террористами имеет дело. Наконец, она договаривается с Афиф о допуске двух официальных лиц МОК в заложники. Один из них, Вальтер Трегер, поражен увиденным. «В комнате на полу лежал труп, накрытый одеялом. Много крови на стенах. Девять перепуганных олимпийцев осознали безнадежность своего положения, сообщил он годы спустя. В свою очередь, Крюгер получил от Шрайбера важное поручение: он должен был посчитать террористов. «Я вошла в комнату с Афиф. Вместе с ним было пятеро похитителей». Это важная информация для Шрайбера, который тут же отправляет полицейских с автоматами на крышу здания с пленными спортсменами. Но через некоторое время Шрайбер останавливает действие.

Резня в аэропорту Фюрстенфельдбрюк

Из На 17.10 происшествия как в триллере. Афиф меняет свои планы и требует самолет, который доставит его людей и заложников в Каир. У Шрайбера есть шанс перенести сеттинг из сердца Олимпийских игр. Принимает предложение. В 22.00 к подземному гаражу на Конноллиштрассе 31 подъезжает небольшой автобус. Шасси угонщиков и их заложников в нескольких сотнях метров от двух стоящих вертолетов. Они должны перевезти их в аэропорт Фюрстенфельдбрюк под Мюнхеном, где их ждет Боинг-727 — в Каир. 22.05 телеканалы всего мира сообщают, как два вертолета покидают Олимпийскую деревню и приземляются в аэропорту Фюрстенфельдбрука. Однако там Шрайбер ставит ловушку: он спрятал трех полицейских стрелков в башне и двух на взлетно-посадочной полосе. Как только Афиф осмотрит самолет перед полетом, полицейские, переодетые его экипажем, нейтрализуют нападавшего. Пятеро стрелков сделали бы то же самое с его товарищами.

В 22.30 два вертолета приземляются в Фюрстенфельдбруке. Афиф идет к самолету, но вскоре покидает его. Затем раздается выстрел. Афиф даже не поцарапан. Полицейский стрелок промахнется! Ситуация меняется быстро. Идет съемка, которая длится полчаса. Израильские спортсмены сидят закованными в вертолетах и ​​только молятся. На фоне толпы журналистов, толпящихся перед залом аэропорта Шрайбера, успех акции выбивается из колеи. Информация идет в мир. Этот с облегчением. Но ровно в полночь в Фюрстенфельдбрук прибывают броневики с полицейским подкреплением. Два взрыва происходят одновременно. Через некоторое время броневики возвращаются. На лицах полицейских, освещенных прожекторами, трагедия.

O 3.17 СМИ раскрывают подробности расправы. Все девять заложников мертвы. В этот день в Мюнхен прилетает вдова Андре Спитцера, тренера израильских фехтовальщиков. С тяжелым сердцем он переступает порог дома на Конноллиштрассе, 31, где олимпийцы из Израиля провели последние часы своей жизни. Следы в помещении явно указывают на то, что террористы даже не давали им воспользоваться туалетом. Но за десятилетия остальные подробности, а главное, ответ на вопрос: почему рецессия закончилась катастрофой? — скрыли недоступные файлы мюнхенской полиции.

В поисках правды о нападении

В 1990-х годах анонимный источник предоставил выдержки из секретного полицейского отчета о злополучных событиях 5 сентября 1972 года. Но полную реконструкцию событий недавно предпринял Лерой Томпсон, бывший офицер армии США и эксперт по терроризму, обучавший -террористические войска на всех широтах. Он был первым, кто прочитал 800-страничный отчет о расследовании.

Главный вопрос, на котором он фокусируется: как вооруженные террористы вторглись в Олимпийскую деревню? Ведь всем известно, что каждая Олимпиада обеспечена по максимуму. Официально в Мюнхене этим занимались 2000 полицейских. Сама Олимпийская деревня была обнесена высоким забором. По сути, однако, правила безопасности были ослаблены. У них были дырки, как у швейцарского сыра. Через 30 лет после войны Германия хотела представить себя дружественным, а не полицейским государством. Олимпийская деревня была открыта для всех.

Но как террористы проникли в дом на Конноллиштрассе 31? А откуда они знали, что там жили израильтяне? Именно против этого Томпсон изучает полицейский отчет. И находит ответ. Афиф и один из его товарищей работали строителями на строительстве Олимпийской деревни. Тогда они уже планировали свои действия. Анализ репортажа показывает реакцию немецких властей на нападение. Во-первых, они создали команду кризисного управления. Его возглавили три человека: главы МВД Баварии и Германии, а также Манфред Шрайбер — два подверженных политическому давлению политика и всего один эксперт. Но именно Шрейбер, как указывал Томпсон, допустил позорные ошибки.

Трагические последствия ошибок Шрайбера

Во-первых, он не признавал слабости вооружения бомбардировщиков. На фотографиях из полицейского отчета видно, что угонщики были замаскированы. Поэтому они хотели пережить нападение. Если бы они считали свои смерти, то не закрывали бы лица. А это означает одно: они были готовы идти на уступки и договариваться. Во-вторых, Шрайбер не убрал сбежавших в Олимпийскую деревню журналистов и зевак, которые могли попасть под перекрестный огонь. Наконец, самая трагическая ошибка: Шрайбер ошибся в количестве угонщиков. Вальтер Трегер установил, что их число равно пяти. Поэтому Шрайбер выпустил в Олимпийскую деревню только 13 полицейских, занявших позиции на крыше здания по адресу Конноллиштрассе, 31. Но это были самые обычные офицеры, а не спецназовцы, антитеррористы или отборные стрелки. В 1972 году немецкое законодательство запретило использование их услуг в действиях на территории страны. Но пока полицейские ждали начала акции Шрайбера, он заметил кое-что странное. Как будто похитители знали каждый его шаг. Действительно, за действиями полиции они следили с экранов телевизоров. Поэтому начальник полиции прервал его. К счастью для полицейских, которые не вышли невредимыми.

Запрос Томпсона на самого Шрайбера дал поразительный результат. За год до Олимпиады он провел аналогичную операцию против похитителей, захвативших заложников из банка. Хотя угонщики были обезврежены, ранее они застрелили одного из похищенных. Шрайбер, который в прошлом был заложен, отложил использование ружья. В конечном итоге судьба израильских заложников зависела от неуверенного в себе полицейского. Это оказало огромное влияние на ход операций в аэропорту. Тем более что Шрайбер был убежден в причастности пятерых террористов.

План и так провалился. Он предположил убийство Афифа и его заместителя сразу после досмотра, и они покинули самолет. Пятеро спрятавшихся в аэропорту полицейских — двое в башне, трое на летном поле — должны были ликвидировать оставшихся террористов. Но сначала находившиеся в самолете офицеры, переодетые членами экипажа, воздерживались от стрельбы по Афифу, опасаясь применения гранаты в полностью заправленной машине. Для профессиональных контртеррористов даже невероятное неподчинение. В свою очередь полицейские с вышки и в аэропорту были парализованы вертолетами, которые доставили заложников и которые стояли перед ними. Подсветили фарами, блокируя Афифу. Не будучи отличными стрелками, к тому же без бронежилетов, касок и приборов ночного видения, они промазали. Вместо высокоточных винтовок Steyr SSG 64 в руках у них были крайне неточные винтовки G3. Но больше всего, однако, только во время акции в аэропорту офицеры поняли, что перед ними восемь, а не пять террористов.

Решающая ошибка, однако, произошла, когда инспектирующий самолет «Афиф» выдохнул ловушку. Он быстро вышел из самолета и вернулся к вертолету. Целивший его полицейский промахнулся. Завязалась неравномерная перестрелка. Трое полицейских внизу аэропорта оказались между восемью угонщиками и двумя коллегами за их спинами на вышке. Они прекратили огонь — и в результате открыли огонь восемь террористов и трое полицейских. Офицеры прекратили перестрелку, ожидая подкрепления. На этот раз их появление парализовало похитителей. В панике они расстреляли спортсменов в обоих вертолетах и ​​взорвали их гранатами. Все олимпийцы погибли, а также пятеро угонщиков и один полицейский.

Трагедию усугубило еще одно обстоятельство. Как установил Томпсон, полицейский психолог Георг Зибер предупредил организаторов Олимпиады в Мюнхене о том, какое именно нападение произошло. 14 детей в Израиле потеряли своих отцов. Пока никто в Германии не взял на себя ответственность за единственную бойню в истории Олимпиады.

Смерть на Олимпиаде в Мюнхене

Катастрофической акцией по спасению заложников руководил Манфред Шрайбер, глава мюнхенской полиции

Свен Саймон/United Archives via Getty Images

Смерть на Олимпиаде в Мюнхене

Переговоры с террористом ами не привели к освобождению заложников

Daily Express/Archive Photos/Hulton Archive/Getty Images

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Смерть на Олимпиаде в Мюнхене
Кто Ирина Смольская и как умерла