Солидарность, война и прогнивший порядок

Антивоенные призывы Берлина следует интерпретировать в контексте всей политики Германии на сегодняшний день. Его можно было запечатлеть под лозунгом «Больше никогда!» — убеждает путешественник и журналист.

Солидарность, война и разложившийся порядок

В конце апреля немецкие деятели культуры и активисты подписали открытое письмо канцлеру Олафу Шольцу, в котором призвали прекратить поставки оружия украинцам и вести мирные переговоры с Россией. На фото Олаф Шольц (справа) с Президентом Владимиром Зеленским в Киеве 16 июня

Правительство канцлера Шольца не предоставляет танков, а значит, не спасает людей — критика политики Германии такими или даже более резкими словами стала в Польше мейнстримом. Независимо от политических симпатий, существует удивительный консенсус: Германия своим промедлением вредит делу Украины. Они отрицают справедливую оборонительную войну. Но так ли это на самом деле? И что стоит за их отношением?

Нынешнюю политику Германии можно рассматривать в контексте воли немецкого электората. Все время количество людей, объявляющих себя «лагерем мира», в зависимости от исследования сравнимо с количеством тех, кто ближе к «лагерю справедливости» — читай: войне. Можно также указать на экономические интересы, связывающие Германию с Россией, в том числе, конечно же, страх перед нарастанием энергетического или продовольственного кризиса. Наконец, можно сослаться на якобы традиционный скептицизм так называемого Запада по отношению к опасениям жителей Центральной Европы по отношению к России. Однако, на мой взгляд, это только верхушка айсберга.

Люди пишут письма

В конце апреля видные представители культурного мира, активисты и эксперты в области разрешения конфликтов подписали открытое письмо канцлеру Шольцу. Аналогичное обращение появилось на страницах влиятельного еженедельника «Die Zeit» в последних числах июня. Поэтому идет бурная дискуссия.

Подписанты письма не отрицают, что агрессия России против Украины является нарушением международного права. При этом они выражают категорическое несогласие с поставками оружия. Призывая к прекращению таких поставок, они призывают к немедленному началу мирных переговоров. Они также спорят с общепринятым представлением о справедливости в международных отношениях.

Авторы признают, что человеческое благополучие и солидарность с жертвами должны лежать в основе любого политического действия. В этом контексте оборонительная война, даже перед лицом неоправданной агрессии, подлежит ограничениям. В первоочередном порядке необходимо предотвратить человеческие страдания и опустошение окружающей среды, что в зоне, затронутой конфликтом, является основой существования жителей. Выше определенного уровня вреда защита выходит за рамки этических стандартов.

Другими словами, письмо призывает посмотреть на войну глазами непосредственных жертв — людей из районов боевых действий и находящихся под угрозой гибели, инвалидность или отчисление. Они заслуживают солидарности международного сообщества и должны быть спасены. Ни одно политическое решение не должно требовать от людей такой участи.

Неабсолютные границы

В более широкой перспективе авторы письма, кажется, предполагают, что выживание современных политических образований, включая страны с их нынешними границами и системами, является вторичным по отношению к праву человека на мирную жизнь и реалистичной перспективе удовлетворения основных потребностей. Поэтому они ставят под сомнение постромантическое, этноцентристское представление о территории, якобы принадлежащей данной национальности и управляемой в рамках существующего политического порядка. Этот порядок касается границ, политической системы, но также и данного правового порядка. Стоит не абсолютизировать его, а относиться к нему как к временному творению, и смело искать мир, в котором мы сможем найти его лучшие формы.

Есть много признаков того, что границы и государства, в которых мы сегодня живем, не выполняют своих основных функций. Они мешают мирному сосуществованию, так как зачастую создавались со злыми намерениями именно для провоцирования конфликтов. В эпоху глобализации и изменения климата они также не являются эффективным инструментом удовлетворения основных потребностей граждан. Их основа лежит в разложившемся политическом устройстве Европы и всей планеты прямо из совсем другой эпохи середины прошлого века.

Как уроженец Варшавы, пишущий на ближневосточные темы и несколько лет своей профессиональной жизни живший попеременно в Бейруте и Кельне, я воспринимаю войну на Украине в свете убедительных аналогий. На мой взгляд, они соответствуют намерениям авторов письма.

Историю Варшавского восстания 1944 года никому напоминать не надо. Нацистская оккупация и два месяца восстания превратили столицу в почти полностью разрушенный и обезлюдевший город. Вопрос не в том, на чьей стороне была справедливость. Но стоит вспомнить международный контекст. Западные союзники снабжали повстанцев оружием, организуя десантирование. Между тем Сталин запретил летчикам использовать аэродромы в районах, подконтрольных Советской Армии. Из-за ограниченной дальности тогдашней авиации не удавалось эффективно снабжать истребители. Более того, на Тегеранской конференции было согласовано, что Польша будет находиться под влиянием СССР. Решения были засекречены. Поэтому союзники снабжали оружием повстанцев, которых они обманули и поражение которых было частью послевоенного порядка в Европе. Жители города, где шли бои, заплатили цену. А мы уверены, что с Украиной не то же самое?

Урок ливанского языка

С точки зрения Бейрута, Ливанские вооруженные силы представляют интересную аналогию. Еще в 1960-х годах местное правительство, а, следовательно, и ливанская армия, тщетно пытались закупить достаточное количество оружия, чтобы иметь дело с ополченцами, действующими на южных окраинах страны. По сохраняющемуся и по сей день международному консенсусу, Ливан, граничащий с Израилем и Сирией, не может вооружить свою армию реальным противовесом любому из могущественных соседей. Это означает, что никто не хочет продавать Ливану современные танки или даже эффективные системы ПВО, не говоря уже о боевых самолетах или кораблях.

Интересно, что согласно ливанской оборонной доктрине, армия не вступает в конфликт с несоразмерно более сильным противником. Вместо того, чтобы идти на войну, солдаты просто остаются в казармах. Возможно, именно поэтому жители Ливана, несмотря на чередующиеся войны, кризисы и иногда даже частичную оккупацию страны, живут в относительном достатке. Если они эмигрируют, то часто представляют собой не так называемую дешевую рабочую силу, а желанный квалифицированный персонал, часто со значительным стартовым капиталом.

Подписанты немецкого письма не упоминают ни Варшавское восстание, ни Ливанские вооруженные силы. Однако, читая их письмо, я не сомневаюсь, что они близки к таким рассуждениям. Как можно быть уверенным, что украинские карты на столе? Не является ли поддержка борьбы вместо того, чтобы всеми силами стремиться к миру, скорее символическим жестом? Учитывая, например, демографический потенциал, а также количество зачастую устаревшего оружия, которое мы поставляем Украине, весьма ограниченное по сравнению с арсеналом Москвы, мы не даем ей реальных шансов на победу. Наоборот, стилизуя героев борьбы добра и зла, мы продлеваем войну и множим жертвы.

Живя в Кёльне, я сотрудничал с Центром документации нацизма. Учреждение, находящееся в ведении города, расположено в бывшей штаб-квартире гестапо и занимается документированием нацистских преступлений и историческим образованием. Подобные учреждения разбросаны по всей стране. Они не только составляют основу образования следующих поколений молодежи, но и в некотором роде воплощают основу исторической политики Бундесреспублики: Никогда больше! Идентичность современной Германии — это попытка предотвратить повторение нацизма, Второй мировой войны или войны в Европе.

Апрельское письмо было опубликовано параллельно с двумя важными голосованиями в Бундестаге. Одно касалось согласия на экспорт тяжелого вооружения в Украину. Второе — увеличение военного бюджета на невообразимую сумму в одну треть годового государственного бюджета 2019 года. Оба решения, хотя и принятые подавляющим большинством голосов, стали для многих граждан Германии нарушением общественного договора, на котором строится их страна. основанный на. В этом контексте и надо читать эти антивоенные призывы.

EU-topia

Много раз написав на этих страницах о EU-topia (эутопия, от греч. — хорошее место), т.е. о видении новой Европы, я подтолкнул к размышлению о неэффективности стран, в которых мы живем на нашем континенте. EU-topia начинается с неудобных вопросов. Например, о смысле европейских границ, отмеченных своеволием держав холодной войны.

После тревожной некомпетентности Европы перед лицом вызовов covid война в Украине стала для меня еще одним тревожным звонком. Послевоенный порядок изматывает на глазах. Вместо благополучия граждан оно порождает страдания. Отказываясь пересмотреть этот порядок, мы обрекаем себя на тушение пожаров, а не на их предотвращение. В духе подписантов германских антивоенных писем призываю строить ЕС-топию, а не аплодировать НАТО, готовящемуся к дальнейшим конфликтам.

Автор — писатель, путешественник и менеджер по культуре. Он исследует память и подвижность. Является автором книг: «Одержимость. Ливан» и «Торговец воспоминаниями», регулярно публикуется на польском и немецком языках в СМИ. Живет попеременно в Берлине, Варшаве и в некоторых средиземноморских городах

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Солидарность, война и прогнивший порядок
Ковальчик: Падение инфляции не обязательно означает падение цен