США? Россия? Китай? Кому будет выгодна гонка вооружений в Северной Африке?

Северная Африка становится все более важной ареной для глобальных игроков оборонной промышленности. Напряженность между Алжиром и Марокко возвращает обе страны на путь гонки вооружений. Контракты на поставку современного оружия заманчивы для поставщиков из России, Китая и США. Вопрос о том, кто окажется самым большим победителем в североафриканской гонке, остается открытым.

Десятилетия прохлады – отношения Алжира и Марокко

Мароккано-алжирские отношения десятилетиями остаются прохладными. Для многих людей в обеих странах это настолько нормальная ситуация, что они не могут себе представить нормализации. И все же, как мало кто помнит, несколько десятков лет назад, во время антиколониальных волнений, Алжир и Рабат оставались близкими союзниками, поддерживая друг друга в борьбе против бывших империй.

В 1960-е годы алжирские националисты использовали базы в Марокко для организации набегов на территории, контролируемые Францией. Многие ведущие политики по обе стороны границы были связаны кровью — бывший президент Алжира Абд аль-Азиз Бутефлика родился в приграничном марокканском городе Уджд. Первый марокканский спикер Палаты представителей Абд аль-Карим аль-Хатиб был сыном алжирца, а его двоюродный брат Юсеф по прозвищу Си Хасан сражался как один из самых важных лидеров алжирских сепаратистов во время Национально-освободительной войны.

Это способствовало дальнейшему укреплению отношений между государствами. Но когда общий враг европейских колониальных империй был утерян, на первый план вышли разногласия между существовавшими союзниками.

Важнейшим предметом разногласий стал статус Западной Сахары — территории, находившейся под властью Испании до 1970-е годы. На волне антиколониальных настроений и обретения независимости от европейских держав многие региональные силы пытались получить влияние в молодых государствах.

США? Россия? Китай? Кому будет выгодна гонка вооружений в Северной Африке?

Марокканские солдаты, 1960 год.
(Здравко Печар, Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International)

Амбиции Алжира и Марокко столкнулись в Западной Сахаре. Алжир оказал финансовую и материально-техническую поддержку зарождающемуся Фронту ПОЛИСАРИО, предпринявшему вооруженную попытку завоевать независимость. Король Марокко, инициировавший «Зеленый марш», попытался разыграть ситуацию иначе — массовой демонстрацией, в ходе которой несколько сотен тысяч мирных жителей перешли границу в поддержку воссоединения испанской колонии с Марокко. Была короткая война, в ходе которой Западная Сахара была разделена на две зоны оккупации: марокканскую на севере и мавританскую на юге.

Народ Мавритании быстро отказался от планов экспансии, сделав Марокко единственной силой, способной реально влиять на политическую ситуацию в регионе. Результатом столкновений стал огромный удар по алжирской стратегии. Закулисные действия оказались менее эффективными, чем жестокая демонстрация силы. Несмотря на неудачи, власти Алжира продолжали активно поддерживать боевиков ПОЛИСАРИО, надеясь дестабилизировать ситуацию и втянуть своего соперника в затяжную, разрушительную гражданскую войну. В 1976 году Алжир провозгласил независимость Западной Сахары, что привело к дальнейшему охлаждению и в конечном итоге к разрыву дипломатических отношений.

Нынешний король Марокко Мухаммед VI.
(ООН)

Взаимные обвинения поставили страны на грань войны. Такая ситуация продолжалась до 1999 года, когда президентом Алжира стал Абд аль-Азиз Бутефлика. В противовес многим ведущим политикам он пытался нормализовать отношения со своим соседом. Его администрация приняла стратегию игнорирования любой эскалации со стороны Марокко, но король Мухаммед VI не проявил готовности искать соглашения. Вместо этого Рабат активно лоббировал на международной арене, пытаясь убедить Африканский союз, Европейский союз и Соединенные Штаты Америки.

На этом поприще были достигнуты большие успехи. Рабат проявил большое политическое чутье, когда в 2020 году было подписано соглашение между Израилем, Бахрейном и Объединенными Арабскими Эмиратами. Декларация Авраамовых соглашений вызвала бурю негодования на всем Ближнем Востоке. Хотя Марокко не имело прямого отношения к соглашению, его власти воспользовались беспорядками, чтобы договориться о выгодном политическом обмене — урегулирование отношений с Израилем добилось признания прав на Западную Сахару.

Марокканский F-5E.
(Корпус морской пехоты США, Рокко ДеФилиппис,)

Это была капля, наполнившая чашу горечи. Алжир решил полностью прекратить любые контакты с Марокко. Новая напряженность вернула состояние 1970-х годов, государства вновь оказались на грани войны, что, естественно, подпитывает гонку вооружений, известную еще со времен холодной войны. Алжир традиционно является одним из крупнейших получателей российского вооружения, а Марокко в основном сделал выбор в пользу западной техники. Другой мощный третий игрок, Китай, также все больше и больше выходит на сцену.

Гонка вооружений в воздухе

Как говорит Сэмюэл Бендетт из Центра новой американской безопасности, нынешняя гонка может значительно ускориться из-за российских атак на Украину. Москва должна найти экспортных покупателей для своего оружия. Из-за санкций и падения имиджа на международной арене их список значительно сократился. Индия — еще один традиционный получатель российского оружия — отказалась от закупки вертолетов Ка-31 и Ми-17. Как утверждает Бендетт, Москва может быть готова экспортировать свои самые современные виды вооружений и может быть готова требовать за них меньшие суммы.

Основу ВВС Алжира составляют российские и советские самолеты. Согласно отчету World Air Forces 2022, страна имеет на вооружении истребители Су-30 (семьдесят три экземпляра, включая заказанные, но еще не поставленные машины), МиГ-29 (тридцать три) и МиГ-25 (тринадцать) и фронтовые бомбардировщики Су-24 (двадцать два). Часть парка уже значительно изношена и морально устарела, из-за чего в 2019 году был приобретен дополнительный Су-30МКА и появилась информация об интересе к Су-57.

Появилась первая информация о возможной покупке Су-57 появились в 2019 году. Тогда их было четырнадцать экземпляров. Спустя год российские СМИ написали о ведущихся переговорах о покупке двенадцати машин. В прошлом году Россия уверяла, что ведутся переговоры с первым неназванным иностранным клиентом — и в данном случае предполагалось, что им является Алжир. Заказ Су-57 должен был стать противовесом марокканскому F-16 Block 72. В последние годы ВВС Алжира также вели переговоры о приобретении истребителей Су-35 и фронтовых бомбардировщиков Су-34.

Алжирский Су-30МКА в сопровождении летающего танка Ил-78.
(Soulaho, Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported)

Марокко укрепляет свою авиацию, делая ставку на закупки в США в последние годы. Сейчас в стране есть смесь современного и полностью устаревшего оружия. Боевая авиация базируется на трех основных типах истребителей: Mirage F1, F-5E/F Tiger II и F-16C/D Fighting Falcon.

Mirage’e F1, несмотря на значительную модернизацию до стандарта MF2000 с середины первого десятилетия этого века, сильно выделяется на фоне современных угроз, в то время как F-5 являются полностью устаревшими самолетами, производными от начала 1960-х годов. Только F-16C/D в варианте Block 52+ представляют собой настоящую, современную боевую силу. Двадцать четыре экземпляра были заказаны в 2008 году в противовес двадцати восьми Су-30МКА, заказанным Алжиром годом ранее.

В марте В 2019 году Рабат получил одобрение на покупку двадцати пяти F-16 в последней версии Block 72, а в 2020 году было подписано соглашение с Boeing на покупку двадцати четырех ударных вертолетов AH-64E Guardian (Алжир , как нетрудно догадаться, остановили свой выбор на российском Ми-28). Ожидается, что поставки начнутся в 2025 и 2024 годах соответственно. Также ходят слухи о готовности купить F-35. Такую информацию предоставил JaFaj.net в начале года. Однако официальной информации по этому поводу нет. С другой стороны, также возникает вопрос, могут ли обе страны позволить себе не только содержание флота пятого поколения, но и всей сопутствующей инфраструктуры.

Марокканский Mrage F1.
(Аминович, общественное достояние)

Где двое бьют, третий использует

Гонка характеризуется подобной интенсивностью не только в воздушной сфере. В то время как присутствие России и США остается неизменным, китайская военная промышленность уже давно интенсивно использует алжиро-марокканский спор и продает оружие обеим странам. Примером могут служить недавние закупки Королевства Марокко для ПВО. Помимо систем, полученных из США, Patriot Rabat эксплуатирует китайские системы средней дальности Sky Dragon 50 и большой дальности FD-2000. Подробнее об этом мы писали в прошлом году. Ранее, на рубеже первого и второго десятилетий нынешнего века, марокканцы приобрели китайско-пакистанские танки Al-Khalid.

Алжир также обращается к Китайской Народной Республике, от которой получает в том числе артиллерийские системы — гаубицы и самоходные минометы — или беспилотники СН-5. Интересный случай выглядит с модернизацией алжирского флота. Часть закупок кораблей была произведена в Европе (в Италии был приобретен модернизированный десантный корабль типа «Сан-Джорджо», в Германии — фрегаты серии MEKO A200), но крупные контракты были отправлены и на китайские верфи. В Китае закуплены три корвета типа Az-Zafir и заказано шесть корветов типа 056.

Алжирский корвет Az-Zafir,
(Хаким Джеббур, Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International)

Эти действия могут быть следствием экспансии Китая в Африке, куда Пекин не только вкладывает средства экономически и политически, но и продает большое количество оружия за последние годы. Китайское оружие оценивается примерно так же, как и российское, и, кроме того, оно дешевле, что крайне важно для некоторых получателей.

Теперь, кроме того, не будет засоряться конфуз в войне на Украине, и потихоньку даже самое тяжелое китайское оружие начинают испытывать в африканских боевых условиях. В прошлом году мы имели возможность наблюдать дебют китайской бронетехники в Нигерии – ОБТ VT-4 приняли участие в борьбе с террористами из «Боко Харам». Рано или поздно в боевые действия против исламистов вступят и китайско-пакистанские JF-17, служащие в ВВС Нигерии.

нигерийский VT4.
(GalaxyTV)

Мароккано-алжирская война — реальная угроза?

Отношения между Алжиром и Марокко плохие, и обе страны вовлечены в бум вооружений расы, но война очень маловероятна. Возможное военное противостояние непременно привело бы к вмешательству европейских государств. Для Франции, Италии, Испании и Португалии вооруженный конфликт в непосредственной близости подтолкнет к решительным шагам, вплоть до военного вмешательства.

Начало новой войны в Северной Африке, вероятно, приведет к открытию новых путей иммиграции, подобных тем, которые известны из Ливии. Дестабилизация Южного Средиземноморья потенциально может открыть бойцам Сахеля путь в Европу. Все потенциальные участники конфликта, который наверняка выйдет за пределы двух североафриканских государств, знают, что обычная война будет иметь далеко идущие последствия для всего региона.

То, что вооруженный конфликт маловероятен, не делает этого. значит Алжир и Марокко не ведут враждебных действий. Области, где происходят наиболее интенсивные операции, включают Интернет и информационную войну в широком смысле. С 2015 года регулярно каждые несколько месяцев появлялись сообщения о том, что марокканские хакеры атаковали правительственные сайты Алжира, а в марте 2022 года их обвинили в захвате аккаунта алжирского министерства юстиции в Twitter.

И гонки вооружений не будет. быть ограниченным. Реальные нужды военных придется отодвинуть на второй план с точки зрения политических амбиций. Отказ от расширения арсенала может означать имиджевый провал, который не могут себе позволить ни Алжир, ни Марокко.

Читайте также: Переворот Каппы. Революция, контрреволюция и первый полет Гитлера

DoD/TSgt Брайан Кимбалл

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
США? Россия? Китай? Кому будет выгодна гонка вооружений в Северной Африке?
Томаш Кшижак: Вынужденное «извините» епископ Хенрик Томасик