Станислав Страсбургер: справедливой войны не бывает

У меня большие сомнения в том, что сегодняшняя оборонительная война является эффективным инструментом для восстановления Украины в границах, существовавших до 2014 года, и благополучия ее граждан, — говорит Камиль Домброва, путешественник и журналист.

 Станислав Страсбургер: справедливой войны не бывает

Разрушенный торговый центр Retroville в Киеве

Должны ли украинцы, зная, что Запад отдал Украину России (если предположить, что это так), прекратить борьбу за свою страну? — спрашивает Камиль Домброва в полемике с моей статьей под названием «Солидарность, война и прогнивший порядок». Ссылаясь на аналогию с Варшавским восстанием, он предполагает, что повстанцы сражались бы, даже зная, что власти уже сдали Польшу Сталину и город обречен. Это действительно так?

На мой взгляд, ни одно правительство не вправе требовать от своих граждан героизма. Готовность рисковать своей жизнью и жизнью своих близких должна оставаться личным выбором каждого из нас. Демократически уполномоченные отличаются от диктаторов тем, что не имеют власти над жизнями своих граждан. Принуждение к войне посредством обязательного призыва в армию, запреты покидать место жительства, а также подвергание жителей пострадавших от боевых действий районов смерти и уничтожению не входит в общественный договор ни одной из наших стран. Лучшим доказательством этого является то, что бурные споры о смысле Варшавского восстания продолжаются и по сей день.

-FmWbQz9D9a»>Можно ли Ливан с его оборонной доктриной, которая сегодня находится на грани экономического банкротства, ставить в пример Украине», — далее спрашивает Домброва, указывая на «Хизбаллу», «часто финансируемую за счет наркотрафика». Я не уверен, какова связь между текущим экономическим положением Ливана и его оборонной доктриной, которая в последний раз применялась более 15 лет назад.

Ведь наряду с ливанской армией, которая временами отказывается от боевых действий, право на защиту имеет народ, в том числе и организации сопротивления. Но финансирование такого рода деятельности в сочетании с фармацевтической промышленностью характерно не только для Ближнего Востока. В этом контексте мне вспоминается знаменитое дело Иран-контрас. Это не только терпимость Вашингтона к гигантским масштабам наркобизнеса, но и военная поддержка обеих сторон кровавой ирано-иракской войны. Повторяю вопрос: какой моральный закон позволяет требовать от граждан умирать за страны, проводящие такую ​​политику?

К слову о наркотиках. Жестокая стигматизация психоактивных веществ в мирное время контрастирует с их неизбирательным использованием в современных войнах. Это касается не только Ближнего Востока и Центральной Азии, но и Европы. Сотни миллионов доз амфетамина вводили солдатам Второй мировой войны, Вьетнама, Балкан в 1990-х и, по многим признакам, нынешней войны в Украине. Технология убийства требует «управления» людьми в движении.

О чем свидетельствует систематическое введение солдатам и военнослужащим веществ, снижающих страх и сопротивление причинению боли и убийству? Не случайно ли, что когда дело доходит до этого, огромное количество людей просто не хотят воевать? В поисках путей мира, возможно, стоит пойти еще дальше: если наркотики — массовое явление на войне, то почему вместо введения агентов, облегчающих убийство, не создавать технологии, позволяющие «поражать» противника веществами, действовать наоборот?

-8z17J-1IPS»>Мой спор с Домбровой — это в основном спор о воображаемой войне. Однако ввиду описанных мною явлений я не знаю, при каких условиях любая война могла бы быть справедливой. В то же время я неохотно отношусь к дебатам, которые вместо того, чтобы искать сходство и строить связи, которые крайне необходимы для поиска основ новой Европы, умножают и поляризуют их. В конце концов, Домброва и я на одной стороне: мы должны облегчить страдания тех, кто страдает от войны, и построить справедливый мир, понимая, что наш порядок, наши правовые системы и границы нуждаются в срочном восстановлении.

Принимая на себя со-ответственность за дебаты о войнах в Европе, я предлагаю отказаться от навязчивого прикрытия российской агрессии, а начать со своего заднего двора. Является ли сегодняшняя оборонительная война эффективным инструментом для восстановления границ Украины до 2014 года и благополучия ее граждан? У меня серьезные сомнения. В духе EU-topia я хотел бы сосредоточить все политические, экономические и социальные усилия на достижении мира и благополучия людей в этой части континента. Здесь мы не исчерпали всех возможностей. И вопреки названию полемики Домбровой, я не верю в справедливость без любви.

Автор

Станислав Страсбургер

< p class="lead - 30 text-grey-50 px-6"> Писатель, путешественник и менеджер по культуре. Он проверяет память и подвижность. Является автором книг: «Одержимость. Ливан» и «Торговец воспоминаниями», регулярно публикуется на польском и немецком языках в СМИ. Живет попеременно в Берлине, Варшаве и разных городах Средиземноморья

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Станислав Страсбургер: справедливой войны не бывает
Польские велосипеды покоряют Европу. Рекорд продаж