Томаш Гжегож Гроссе: Европейская армия интересов

Война на Украине подорвала шансы на развитие общей обороны в рамках ЕС. В Сообществе слишком много геополитических разногласий, считает политолог.

 Томаш Гжегож Гроссе: интерес европейской армии & oacute; w

На Мюнхенской конференции по безопасности в 2017 году канцлер Ангела Меркель призвала государства-члены Европейского союза взять вопросы безопасности на континенте в свои руки. В свою очередь, недавно в Карловом университете в Праге Олаф Шольц изложил видение более сильного, более суверенного и способного решать геополитические вызовы ЕС. Выступление канцлера Германии стало ответом на французскую идею стратегической автономии ЕС, которая, по мнению президента Эммануэля Макрона, должна основываться на объединенных силах вмешательства, общем оборонном бюджете и единой военной доктрине.

Сторонники стратегической автономии или европейского суверенитета чаще всего указывают на возможность ухода США из Европы в пользу азиатской зоны соперничества с Китаем. Поэтому покинутый Союз должен иметь возможность защитить себя. Однако во времена российской угрозы именно Соединенные Штаты в наибольшей степени взяли на себя бремя помощи Украине, а также укрепления находящихся под угрозой государств Центральной Европы. Кроме того, отмечается необходимость стандартизации военных закупок и закупок вооружений в государствах-членах, чтобы исключить растрату финансовых ресурсов.

Вооружить с Россией

В мае Еврокомиссия обнародовала новый план координации военных расходов в странах ЕС, предложив в качестве стимула довольно скромное финансирование в размере 500 млн евро. Совместные тендеры укрепили бы возможности европейской военной промышленности, а значит, прежде всего французских и немецких корпораций. В то же время это еще один инструмент ЕС по ограничению закупок неевропейского оружия, например американского или корейского. Это решение идет вразрез с интересами т.н. Восточный фланг НАТО, который до сих пор в наибольшей степени доверял свою безопасность Америке. Несколько стран, которые хотели отправить немецкое оружие в Украину, убедились в проблемах с закупкой европейского оружия, которое было заблокировано Берлином как минимум в начале 2022 года.

-tH_Uzo5YQo «>Планы развития оборонной политики ЕС состоят из двух основных компонентов. Первый касается увеличения потенциала производства вооружений, что служит укреплению промышленной базы преимущественно во Франции и Германии, а также возможностей их экспорта на внутренний рынок Союза и в мировом масштабе. Согласно недавнему отчету шведского института SIPRI, Франция была третьим по величине экспортером оружия в мире, а Германия — пятым. Как известно, после российской агрессии против Украины в 2014 году обе страны также продали оружие Российской Федерации.

Второй составляющей планов, связанных с оборонной политикой ЕС, является геополитика. Вот почему в своем пражском выступлении Шольц подчеркнул необходимость увеличения масштабов голосования большинством по вопросам, касающимся внешней политики ЕС. Это дает крупнейшим странам ЕС очевидное преимущество. Однако это трудно принять странам восточного фланга НАТО, учитывая традиционные направления германской и французской геополитики. Даже через семь месяцев после начала российского вторжения в Украину Ангела Меркель предложила создать общеевропейскую архитектуру безопасности, охватывающую Россию.

Интересы Парижа и Берлина

Третий в мире экспортер вооружений — Франция и Германия на пятом

После 24 февраля система безопасности в Европе должна охватывать Украину и гарантировать реальную защиту от российской агрессии. На самом деле его составляют США, Великобритания и страны восточного фланга НАТО во главе с Польшей в наибольшей степени. Между тем концепция стратегической автономии должна была усилить эмансипацию ЕС по отношению к Вашингтону, усилить роль Парижа и Берлина в интеграционных процессах и привести к еще более тесному сближению с Россией. Война на Украине после 2014 года не оказала ни малейшего влияния на эти планы. В 2015 году было принято решение о строительстве второй ветки «Северного потока», тем самым укрепив геоэкономическое сближение с Россией. Через год начался процесс «поджаривания» Варшавы в деле ломки европейских ценностей. Трудно не заметить, что это ослабило международные позиции проатлантического правительства, которое, в конце концов, является важнейшим элементом европейской безопасности.

Война на Украине подорвала шансы на развитие общей обороны в рамках ЕС. Например, французы были разочарованы решением Берлина закупить американский многоцелевой истребитель F-35, способный нести ядерные боеголовки. В нее попали планы по созданию самолета шестого поколения в кооперации с немецкими, французскими и испанскими корпорациями. Один из французских экспертов, связанных с Минобороны, Пьер Арош заявил, что приоритетом Германии является не укрепление европейской обороны, а восстановление собственного военного потенциала, чтобы соответствовать требованиям НАТО. Этому предположению должен был служить новый фонд модернизации германской армии в размере 100 млрд евро. Французский эксперт добавил, что поэтому Париж не может полагаться на Берлин в вопросах обороны.

К такому же выводу может прийти большинство стран восточной части Европейского Союза, которым больше всего угрожает российский империализм. Они могут быть разочарованы отношением Франции и Германии к российской агрессии против Украины. Ведь именно Макрон призывал разрешить Путину выйти из войны «с его лицом», а Шольц не хотел «втягиваться в свою войну» и неоднократно отказывался предоставить тяжелое вооружение воюющей Украине.

По данным Кильского института мировой экономики, Германия заявила о поддержке Украины в размере 1,2 млрд евро, а Франция — 233 млн евро. Таким образом, значительно более слабая в экономическом отношении Польша поддержала Киев значительно большей суммой (около 1,8 млрд евро), чем Берлин и Париж вместе взятые. К этому следует добавить позицию Германии на саммите НАТО в Мадриде, когда она заблокировала возможность большего усиления стран восточного фланга, включая Польшу. Берлин также не выполнил свое обещание предоставить Варшаве танки «Леопард», которые должны были заменить Т-72, ​​отправленные на Украину.

Для кого это?

Можно ли завоевать доверие Польши и других прифронтовых государств франко-германскому лидерству в оборонной политике ЕС? Можно ли рассчитывать на фонд модернизации немецкой армии для защиты стран восточного фланга НАТО? А может быть, как утверждают некоторые оппозиционные политики, тема репараций может подтолкнуть немцев к попыткам вернуть утраченные после Второй мировой войны территории? Такие предложения вряд ли восстановят доверие к Берлину. Они также не убедят поляков в идеях реформирования оборонной политики ЕС по французскому и немецкому образцу.

Томаш Гжегож Гроссе

< p class="lead - 30 text-grey-50 px-6"> Автор — политолог и социолог, профессор Варшавского университета
Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Томаш Гжегож Гроссе: Европейская армия интересов
Не только магазины, но и целые галереи. Большое энергосбережение в торговле