Томаш Гжегож Гроссе: европейский популизм и его истоки

Навязывание европейских ценностей должно было усилить проевропейские группировки в Центральной Европе. Результат, однако, совсем другой, — рассуждает политолог.

 Томаш Гжегож Гроссе: Европейский популизм и его истоки

Эммануэль Макрон

Во имя политической стабилизации проевропейские силы все чаще прибегают к популистским методам. Вместо ожидаемого успокоения ситуации они борются с подъемом экстремистских группировок. Следствием их действий является также поляризация обществ на сторонников и противников интеграции в Европе на сегодняшний день. Это затрудняет проведение антикризисной политики как на национальном уровне, так и на уровне ЕС.

Юпитер и все остальное

Популизм включает действия против истеблишмента, осуществляемые политиками, которые якобы понимают социальные ожидания лучше, чем элита. Под такими лозунгами Эммануэль Макрон стал президентом Франции в 2017 году. В результате он разрушил традиционную партийную систему, ослабив основные проевропейские партии и открыв путь в парламент для групп евроскептиков.

На последних президентских выборах кандидат Социалистической партии набрал менее 2 процентов. голосов. Группировка предыдущих президентов — Франсуа Миттерана и Франсуа Олланда — на июньских выборах в нижнюю палату парламента набрала менее 5 процентов. места. Республиканцы, партия президентов Жака Ширака и Николя Саркози, получили только 61 место из 577. Неудивительно, что оба формирования отказались сотрудничать с Макроном в формировании правительства.

Проиграла и президентская коалиция. Его называют «Юпитером» из-за его харизмы и нарциссизма. Его основа потеряла более 100 мест в Национальной ассамблее. Выигрывают крайние группы, как слева, так и справа.

Выход из НАТО

Политологи указывают на поляризацию между традиционными партиями и группами, считающимися антисистемными и евроскептиками. Проявлением последней тенденции является стремление ограничить роль Еврокомиссии и Суда ЕС. Марин Ле Пен отказалась от постулата об исключении Франции из еврозоны, но защищает национальные полномочия от расширения институтами ЕС. Она убежденный противник европейской федерации. Он также критикует политику ЕС, особенно миграционную политику. С другой стороны, окружение Жан-Люка Меланшона отказывается соблюдать законы ЕС и решения Суда, если это противоречит интересам Франции. Он не хочет договоров ЕС с государствами или организациями, если они не уважают права рабочих или окружающую среду. Ле Пен и Меланшон также призывают Францию ​​выйти из НАТО.

Снижение макронизма

Стратегия Макрона привела к сокращению центра и отсутствию большинства в правительстве. Эксперты прогнозируют закат «макронизма», а это значит, что большинство политических сил ждут прихода шеда из стана власти. Его распад может произойти даже раньше окончания президентского срока. Новый парламент отклонил предложение главы государства о создании правительства национального единства между основными политическими силами. Так что досрочные выборы исключать нельзя. Кроме того, явка избирателей на парламентских выборах была рекордно низкой. Политическая ситуация нестабильна. Это затруднит реализацию президентом объявленных реформ, таких как повышение пенсионного возраста или снижение налоговой нагрузки на предприятия. Макрон будет иметь гораздо более слабые позиции на международной арене. Например, новый парламент может помешать ратификации экономических соглашений, заключенных Еврокомиссией.

Средства как колбаса

Демократия также меняется в Центральной Европе. Как и во Франции, она приобретает популистские черты, такие как руководство харизматическими лидерами. Растет политическая поляризация между проевропейскими группами и теми, кто ставит под сомнение текущие направления интеграции. Негативное отношение, т.е. направленное против действующей власти, встречается все чаще, чем позитивное, т.е. «в пользу» действий будущей власти. Поэтому обсуждение программы менее важно, тем более, что последующие сферы компетенции передаются ЕС.

-pFaoZECJ5G»>В результате возникают широкие коалиции противников государственной политики. Так было на последних парламентских выборах в Венгрии, где оппозиция располагалась в рядах от крайне левых до крайне правых. У него было два основных требования: отстранение Виктора Орбана от власти и разблокирование фондов ЕС. Поэтому к последним относятся как к «варшавской колбасе». Избирателей соблазняет перспектива получить их в обмен на поддержку проевропейских групп. В то же время такая сделка предполагает, что новое правительство одобрит многие детальные решения, исходящие из ЕС.

Условием разблокировки средств для Будапешта являются не только вопросы коррупции, например повышение прозрачности государственных тендеров и их открытие для инвесторов из других стран ЕС. Как и в Польше, они касаются многих других вопросов, в т.ч. изменения в прокуратуре, введение общественных консультаций в законотворческий процесс, преобразование энергетического сектора и т. д. Таким образом, лидеры правительств, которых называют евроскептиками, стоят перед сложной дилеммой. Должны ли они соблазниться фондами ЕС, чтобы принять новые условия институтов ЕС, или они должны быть более конфронтационными в переговорах с Брюсселем?

В первом случае их позиция не наберет популярности у части собственных избирателей и не вызовет доверия ни у оппозиции, ни, возможно, у Брюсселя. Логика «европейской демократии» явно благоприятствует проевропейским группировкам, которые без лишних сложностей одобряют интеграционные направления, предпочитаемые ведущими странами Западной Европы. В свою очередь, более конфронтационная позиция дестабилизирует ЕС. Об этом свидетельствует вето Варшавы и Будапешта на налогообложение крупнейших корпораций.

Плохой прогноз

Автор — политолог и социолог, профессор Варшавского университета

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Томаш Гжегож Гроссе: европейский популизм и его истоки
Генеральный секретарь ООН посетит Молдову. «Это защита от российской провокации»