Томаш Кшижак: Суд не для церковных иерархов

Утверждения о том, что епископы, скрывавшие педофилию много лет назад, предстанут перед судом после постановления Верховного суда, являются искажающими реальность и излишне вселяющими надежду в некоторых из пострадавших.

 Томаш Кшижак: Суд не для церковного иерарха & oacute; w

На прошлой неделе Верховный суд постановил, что лицо, узнавшее о таком деянии до 13 июля 2017 года, т.е. до даты изменения ст. 240 УК РФ, которая предусматривает обязанность доноса на отдельные виды преступлений.

До сих пор это положение вызывало значительные сомнения. До внесения поправок сообщение о преступлениях на сексуальной почве, в т.ч. по отношению к несовершеннолетним это было социальным обязательством, за неявку не наказывали. После поправки отчетность стала юридической обязанностью, а неуведомление правоохранительных органов карается тремя годами тюремного заключения.

Комиссия против следователей

Основная проблема заключалась в том, обязаны ли люди, которым было известно о преступлении до изменения закона, после его изменения сообщать о нем. Национальная прокуратура, а затем и прокуратуры на местах приняли такое толкование, что данное положение не относится к прошлому и применяется только к преступлениям, раскрытым после 13 июля 2017 года. другое мнение, теперь их разделял и Верховный суд.

-Hu5Z-lBN7M»>«Эта резолюция предназначена в первую очередь для тех, кто пострадал от педофилии. (…) Это эффектное постановление Верховного суда — глубокая дань уважения тем людям, которые смело говорили о своем вреде», — прокомментировал проф. Блажей Кмецяк, глава государственной комиссии по педофилии. Он также не скрывал своей радости по поводу решения Верховного суда в Twitter. Он заявил, что люди, знавшие о преступлении педофилии до внесения поправок, «обязаны НЕМЕДЛЕННО уведомить правоохранительные органы. Бездействие со стороны, например, начальства (в прошлом и сегодня) нарушает закон!».

И хотя прямо он этого не писал, нетрудно догадаться, что речь шла в первую очередь о архиереях, которые знали о преступных действиях некоторых своих подчиненных до изменения устава и не подавали никаких извещений после их изменения. С другой стороны, прокуратура, расследовавшая несколько случаев недонесения архиереев о прошлых преступлениях, отказала в возбуждении расследования, считая, что закон не имеет обратной силы и что их решения остаются в силе со стороны судов, что, к тому же, было причина, по которой комиссия по педофилии подала апелляцию и подала заявление о постановке вопросов в Верховный суд.

-WXVnf08mzz»>Некоторые СМИ подхватили нарратив председателя Кмечяка, и, например, портал Onet.pl написал: «Польские епископы, которые много лет назад скрывали случаи педофилии в церкви, могут предстать перед судом». Эйфория появилась и у некоторых потерпевших, ожидавших ее.

Недооценка

Между тем маловероятно, что кто-либо из архиереев предстанет перед Фемидой за нарушение ст. 240 § 1 УК Все как обычно разбивается на детали, но вслух об этом никто не говорит. А недомолвки означают, что в данном случае речь идет не о «глубоком поклоне» пострадавшим, а скорее о ненужном пробуждении их надежд.

Здесь речь идет об ограничении состава правонарушения, описанного в измененном положении. Законодатель уточнил, что каждый человек, которому известно о преступлении педофилии, должен «немедленно» сообщить об этом факте в правоохранительные органы, а если он этого не сделает, то может попасть в тюрьму». Но… для предъявления обвинения необходимо указать время, когда было совершено преступление, а значит, когда наступила эта непосредственность. И вот в чем проблема, ведь сразу не значит сразу, это не одно и то же — в литературе часто упоминается как 14 дней. Поэтому, если предположить, что обязанность «незамедлительно» сообщить о преступлении возникла 13 июля 2017 г. и истекла 31 июля того же года, то несообщение о преступлении вскоре станет давностью. Шутить. 101 УК РФ показывает, что преступление, наказуемое лишением свободы на срок три года, прекращается, если с момента его совершения прошло пять лет.

Дело несколько отличается от тех, которые находятся на рассмотрении либо в суде, либо в прокуратуре. Суды в Калише и Вроцлаве, подавшие вопросы в Верховный суд, не имеют выбора: они обязаны подчиняться толкованию Верховного суда. Но не прокуратура. Правда, они могли на основании постановления Верховного суда сослаться на ст. 102 УК, где речь идет о продлении срока давности, но сомнительно, что они это сделают. Отдельный — хотя и для совсем другого рассмотрения — вопрос, что делать с делами, снятыми с производства. Возобновлять производство по делу под надзором или нет?

Виновен без штрафа?

Есть еще одно «но». Из постановлений о прекращении возбуждения дел в отношении архиереев по ст. 240 Уголовного кодекса, с которым ознакомилась «Речь Посполитая», следует, что при оценке того, имело ли место преступление в виде несообщения о сексуальных домогательствах, прокуратура также учитывала основное преступление, совершенное данным священнослужителем. И здесь также вступает в игру срок исковой давности. Следователи выясняли, в какой момент прекратилась преступность правонарушения, и пришли к выводу, что если это произошло, например, в 2011 году, а епископ узнал о правонарушении, например, в 2015 году, то при внесении изменений в ст. 240 УК РФ больше не было смысла беспокоить правоохранительные органы. Если принять во внимание тот факт, что все имеющиеся данные показывают, что подавляющее большинство клерикальных сексуальных преступлений, о которых сообщалось представителям Церкви, относится к 1980-м, 1990-м и даже 1950-м годам, то когда обязанность о доносе вступила в силу, они были просрочены. , а их неуведомление не подпадает под действие ст. 240.

Маловероятно, что кто-либо из епископов предстанет перед Фемидой за нарушение ст. 240 § 1 УК

Несколько аргументов в поддержку тезиса о том, что ни один епископ пока не будет привлечен к суду, будут найдены. Поэтому формировать в обществе веру в то, что теперь они могут отправиться за решетку, как минимум несерьезно и излишне пробуждает какие-то надежды.

Это не означает, что виновные в халатности пользуются полной безнаказанностью. Хотя они и не могут быть наказаны светским судом, они могут быть наказаны церковным судом. У него есть инструменты для этого, и он их использует. Достаточно упомянуть, что недавно в Ватикане были проведены разъяснительные разбирательства в отношении как минимум 16 польских епископов — в двух случаях халатности не было обнаружено, два еще продолжаются, а 12 иерархов наказаны. Их не сажали в тюрьмы, но отбирали некоторые привилегии, запрещали публичные выступления, а объявляя санкции во всеуслышание, они навеки покрывались гнусной репутацией.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Томаш Кшижак: Суд не для церковных иерархов
Оптимизм во время чумы, т.е. как не сойти с ума. Интервью с доктором Магдаленой Намысловской