Томаш Петрига: В дисциплинарном суде не будет «Ястшембы»

Президент выбрал умеренных судей, что дает тень шанса на бесконфликтную работу новой Палаты и небольшую стабилизацию в судебной системе.

Томаш Петрыга:

Шесть новых и пять старых судей отправятся в Палату профессиональной ответственности Верховного суда. Никто из ликвидированной Дисциплинарной палаты и судей не участвует в споре о законности. Стоит также отметить, что указанные «старые» судьи демонстрируют достаточно «умеренное» отношение к конфликту вокруг судов. Некоторые из них не согласились со знаменитой «тройной резолюцией Верховного суда», которая подорвала реформы ПиС.

Такой состав создает шанс, что новый дисциплинарный суд не будет раздираться внутренними конфликтами. Личные показания Анджея Дуды можно назвать попыткой бесконфликтного решения этого вопроса. Конечно, сейчас все в руках избранных судей и их готовности к сотрудничеству. Политические вопросы, которые отправляются и будут отправлены в IOZ, вероятно, будут проблемой. Глядя на эти вопросы, вы можете увидеть риск возможных трещин и недоразумений.

Выборы IOZ не решат конфликты внутри судебной власти, а также между частью судебной власти и ПиС. Статус шести судей, вошедших в Палату, может быть оспорен, как и их решения. Это связано с тем, что они прошли через новый, считающийся политизированным, Национальный совет судебной власти. С 2018 года предпринимаются попытки оспорить статус таких судей по обвинению в отсутствии независимости и беспристрастности. Конституция нового дисциплинарного суда не закрывает спор с Брюсселем о верховенстве закона. Это не ускорит разблокировку миллиардов из КПО, хотя к этому должна была привести вся подготовленная президентом реформа. Неожиданно, несмотря на ранее принятое Еврокомиссией проект новой дисциплинарной системы и декларацию Урсулы фон дер Ляйен, Брюссель выдвинул новые условия. Произошло это после вступления в силу президентской реформы. В одном из интервью глава Еврокомиссии указал, что сами судьи могут поставить под сомнение судебный статус из-за отсутствия беспристрастности и независимости. Сегодня все подобные попытки вне дисциплинарного производства преследуются, а судьи наказываются.

Условие, однако, носит запретительный характер, поскольку подрывает закрепленную в конституции исключительную прерогативу президента в этом вопросе. Новое требование немецкой женщины напрягло правых политиков, которые чувствуют себя даже обманутыми Брюсселем. Ликвидация Дисциплинарной палаты и реформа дисциплинарной системы должны были стать условием разблокировки КПО, других не было. Сегодня отношения между Варшавой и Брюсселем по вопросам верховенства права вошли в «ледниковый период» и никакого диалога не происходит.

В канцелярии президента твердо заявили, что с очередной законодательной инициативой в этом вопросе президент выступать не будет, и никаких поправок к последней реформе не будет. С другой стороны, молчание Брюсселя может свидетельствовать о том, что еврокомиссары не хотят делать шаг к диалогу в ожидании выборов в Польше в следующем году. Надеясь, что правление беспокойного партнера с реки Висла будет прервано. Независимо от этой ситуации, хорошо, что заработал новый дисциплинарный трибунал. Старое удостоверение личности, юридически оспариваемое, внутренне противоречивое, непредсказуемое, не имело причин для существования. Новый дает надежду на бесконфликтное открытие и небольшую стабилизацию в судебной системе.

Подробнее

 Томаш Пьетрига:

Суды и трибуналы Новые умеренные одиннадцать для дисциплинарных в SN

Среди 11 судей, назначенных президентом Анджеем Дудой в новую Палату профессиональной ответственности Верховного суда, шесть представляют так называемые нового созыва, а из пяти судей, избранных по старым правилам, трое проявили далеко идущую независимость в момент, решающий для спора о судах.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Томаш Петрига: В дисциплинарном суде не будет «Ястшембы»
Голосование за памятник на Лубянке
Голосование за памятник на Лубянке