Традиция и современность в Конституции 3 мая

Каждый, кто посещал польскую школу, слышал о Конституции 3 мая. Проследив обстоятельства конституции и ее содержание, мы поймем, почему она является таким важным событием в сокровищнице нашей истории.

Традиции и современность в Конституции от 3 мая

Изображение «Принятие Конституции от 3 мая»

Катастрофа Первого раздела (1772 г.) была для тогдашних потрясением, и память о ней была главным аргументом реформаторов. Событие, неслыханное в истории Европы: великое государство без боя отдало огромные земли своим соседям. Стало ясно, что она завышена. С одной стороны, о его могуществе вспоминали в 15-16 веках, вызывали восхищение сопротивлением агрессии соседей (в 17 веке это было около 75 лет войн и около 25 лет мира). Он пережил тяжелые кризисы, такие как Шведский потоп (1655–1660) и Великая Северная война (1700–1721). Но с другой стороны, эти проходы вышли из них очень ослабленными, разграбленными и разрушенными, большое количество людей погибло, умерло в результате эпидемии или эмигрировало. Это разрушило политическую систему. Бедняки все больше оказывались во власти богатых. Все больше и больше падальщиков (дворянство без земли и обрабатывающих ее крестьян) попадало в зависимость от магнатов. Теоретически беднейший дворянин означал то же, что и магнат («дворянин в хозяйстве, равный воеводе»). На практике кубок, подчиненный своим хозяевам, следил за тем, чтобы они были им довольны. Отчаявшись на всех собраниях, это был фасад, для которого магнаты создавали политику.

Причины и авторы

В 1791 году внутреннее положение было стабильным. Сейм, созванный в 1788 г., с самого начала назывался экстраординарным (чрезвычайным), для всеобщего осознания большой важности решаемых дел. После продления сессии сейма на два года и избрания второго состава депутатов в ноябре 1790 г. (так что сессия проходила в удвоенном составе) соотношение сил изменилось. Возросла роль короля, около двух третей новых наместников числились среди его сторонников. Существовал консенсус в отношении того, что реформы не будут проведены путем монархического государственного переворота или «благожелательного» вмешательства иностранных войск — их может и должен проводить традиционно организованный сейм. Его конфедеративный характер (его нельзя было разорвать с помощью liberum veto) не был новым. Но по-прежнему это было только представительство знати. Эта группа, последовательно угнетая крестьян и горожан в экономическом, политическом и социальном плане, получила единоличное влияние на государство, но и взяла на себя полную ответственность за него. В «Катехизисе о тайнах польского правительства» (1790 г.) Францишек Езерский (1740–1791) сетовал на то, что только в Речи Посполитой существовала фикция парламента, состоящего из трех парламентских государств (включая короля как единое целое). -личное государство) сохранялось веками, и реально была представлена ​​только знать. Тем не менее Сейм был необходимой площадкой, на которой вскрывались благородные (и не только) эгоизмы и фобии, страсти и политические ориентации. Без него компромисс между монархическим и республиканским лагерями (вылившийся в конституцию) был невозможен. После его принятия многие комментаторы утверждали, что на заре Сейма никто бы и не подумал о такой доработке произведения. Так было и с Грюнвальдской победой (1410 г.): она также была результатом эффективных литовско-польских действий и использования благоприятного исторического момента.

-9Js48RdDTL»>Международная обстановка также была благоприятной. С начала русско-турецкой войны (1787 г.) в стране не было иностранных войск. Россия воевала одновременно на два фронта: на севере со Швецией, на юге с Турцией. Было тройственное соглашение между Нидерландами, Пруссией и Великобританией против России. Французские дела (революция, продолжавшаяся с 1789 г.) занимали европейское мнение. В Республике Польша была возможность для свободного обсуждения.

Конституция была создана как соглашение важнейших игроков: короля Станислава Августа Понятовского и Игнация Потоцкого (1750–1809), одного из лидеров умеренной фракции т. н. патриотическая партия. Затем они включали секретные работы Станислава Малаховского (1736–1809), маршала Сейма. Внутри этой группы сталкивались повестки дня и велись политические переговоры. Свой вклад внесли и их ближайшие соратники. На стороне короля: его секретарь, итальянский просветитель, участвовавший в польских реформах, священник Сципионе Пиаттоли (1749–1809) и краковский посланник, доверенное лицо монарха Александр Линовский (1759–1820). На стороне Малаховского: его советник, священник Хуго Коллонтай (1750–1812), последний редактор конституции.

Характер содержания

Одно дело — патриотический восторг депутатов сейма в Варшаве, другое — реалии провинции. Чтобы конституция просуществовала, нужно было привлечь дворянство для ее защиты. Перед авторами стояла чрезвычайно сложная задача: ввести некоторые реформы только одним универсальным правовым актом, но так, чтобы не вызвать протестов дворянства в стране и бурной реакции за рубежом. Он был представлен публике в взвешенной, взвешенной форме. Каждая из 11 статей содержит обоснование. Аргументы были приспособлены к интеллектуальному образованию и вкусам в основном знатного читателя. Маневрирование и формулировка многих его положений свидетельствует об ограниченности возможностей авторов для маневра. Это должен был быть компромисс между правильными теориями и практикой политической ситуации: социальные изменения должны были уступить место политической системе, чтобы укрепить государство изнутри и снаружи. Если бы республика рухнула, любые социальные реформы были бы бессмысленны — кроме как акт абсолютной милости монарха по отношению к своим новым подданным.

Аргументы подбирались под интеллектуальную формацию и вкусы в основном знатных читателей

Преамбула

«(…) желая воспользоваться временем, в котором находится Европа (…) свободной от предписаний иностранного насилия (…) для установления свободы, для спасения родины и ее границ (… ) мы принимаем эту конституцию (…)». Существует также один из трех руководящих принципов первого основного закона в Европе, правило конституционного строя: «К какой конституции во всем применяются другие законы (…)».

Статья I Правящая религия

Искусство сначала установить католицизм как господствующую религию и грозить отступничеством за отступничество от него, а уже в следующем предложении установить религиозную терпимость ко всем (независимо от социальной группы, преодолевая не самый важный, но существенный государственный барьер) как результат библейская заповедь любви к ближнему. Статья I является столпом старой польской политики: терпимость к инакомыслящим, вытекающая из принципа равенства всего дворянского государства, включая многонациональную и многокультурную страну. Ст.1 была посвящена вопросам веры, тем более, что Россия издавна использовала религиозные споры для вмешательства в дела РП, например, гарантируя права православного населения или поддерживая несогласные конфедерации.

Статья II Дворяне помещики

Подтверждалась высшая роль дворянства, но по принципу — чем больше власть, тем больше ответственность: «Мы признаем дворянство первыми защитниками свободы и настоящей конституции». Вместо дополнения к конституции дворянскими привилегиями о них было сказано: «Утверждаем, уверяем и признаем незыблемыми (…)». Вопреки тому, что было предложено в названии статьи, политические права т.н. голуби.

Статья III Города и горожане

Здесь ссылались на закон о городах (от 18 апреля 1791 г.), считая его составной частью конституции. Его положения игнорировались из-за боязни противодействия провинциальной знати включению горожан (владевших недвижимостью в городе) со многими привилегиями до сих пор только дворянскими, в т.ч. принцип «neminem captivabimus» (нет тюремного заключения, если нет приговора) или право занимать определенные должности и приобретать сельскохозяйственные земли. Это были не новшества, а попытка восстановить старые права горожан и положить конец их политическому и социальному угнетению.

А так как они хотели сохранить государственный характер Республики (несмотря на прорехи в ней) и руководящую роль дворянства, то выдвижение горожан должно было быть равносильно их облагораживанию — чему конституция настежь открыла дверь . Ян Килиньский (1760–1819) – мастер-сапожник, предводитель варшавян и (успешного) Варшавского восстания (1794 г.) и Костюшко – прекрасный пример, объясняющий, что такое государственное общество. Образ Килинского в польском национальном сознании был искажен манипуляциями авторов XIX века (искавших в истории Польши аналогии с чрезмерно положительно оцененной Великой французской революцией 1789–1799 гг.) И пропагандой времен Польской Народной Республики. На самом деле Килинский — типичный пример человека, не укладывавшегося в рамки времени. Формально он был буржуа: ему позволяли меньше, чем всякому дворянину. Правда, при известии о приближении Костюшко к Варшаве после победы при Рацлавицах Килинский стал главой варшавян. Народ, простолюдины, простолюдины — будем трактовать эти и другие термины как массовое, общее участие в изгнании русских, а не то, что «массы» были патриотичны, а космополитические «элиты» — нет. Неудивительно, что значительную долю в восстании имела городская беднота (большая часть горожан была бедняками). Но Килински был богат, лучше, чем просто деньги. С некоторым преувеличением его можно назвать «варшавским Гуччи». Он производил — не один, а на своем производстве — эксклюзивную обувь и аксессуары для высококлассных клиентов, в том числе и на экспорт. Не один дворянин мог прогнать Килинского, искавшего руки его дочери. Но к нему отнеслись бы совсем иначе, желая занять у него деньги или воспользоваться его услугами в качестве посредника в тайном ведении дел (заниматься торговлей дворянству было запрещено).

Статья IV Крестьяне Крестьяне

Основой современной нации является отмена подчинения крестьян и наделение их политическими правами. Но это подорвало бы главенство дворянства, лишило бы их бесплатного труда. Если бы дворянство защищало конституцию, этого не могло бы быть. Оно сводилось к воссозданию давно разорванной связи крестьян (до сих пор их судьба зависела только от хозяина, их хозяина) с государством. Но просто гарантия республикой крестьянских договоров с господами была меньшей уступкой, примерно до 80 процентов. населения страны, чем соответствующие реформы в Австрии (1781 г.) или тогдашние законы Пруссии и Саксонии.

Системные реформы: суть конституции

В ст. 5-8 мая нашлось место взглядам Руссо («вся власть человеческого общества происходит от воли нации») и Монтескье (трехстороннее разделение властей; впервые использовано в каком-либо юридическом акте). В абсолютных монархиях они были подрывными. Но в Речи Посполитой, где королевский суверенитет был отобран несколькими веками ранее, отдав инициативу благородной «политической нации» как «суверенному народу», они не были новаторскими. Новизной является контекст, в котором употребляется слово «нация»: все жители страны, независимо от статуса. Трехсторонний Монтескье был адаптирован к местным традициям: баланс сил был нарушен в пользу законодательной власти. В Сейме главенствующая роль отводилась Палате депутатов: «(…) как образ и состав национального суверенитета она будет храмом законодательства». Сейм перестал состоять из трех сейминговых сословий. Полномочия Сената были ограничены, что уменьшило влияние дворянства на правительство. Даже если сенаторы отклоняли тот или иной законопроект, окончательное решение (в зависимости от ситуации) принимала Палата депутатов следующего срока полномочий или путем голосования обеих палат. Ввиду подавляющего числа депутатов над сенаторами это было в пользу Палаты депутатов. Депутатам также была отведена главная роль в пересмотре конституции, намеченном на каждые 25 лет.

Новостью стала отмена liberum veto и запрет на конфедерацию

Это была победа республиканцев, уменьшивших законодательные полномочия короля. Он потерял право санкционировать законопроекты и мог вносить законопроекты вместе с Законной гвардией (королевским советом). Новостью стала отмена liberum veto и запрет на создание конфедерации. Их считали излишними, поскольку «(…) депутаты (…) должны рассматриваться как представители всего народа». Депутатские указания, ранее изданные областными собраниями и переданные депутатам Сейма, были отменены и считались ими обязательными. Депутатский мандат был продлен на весь двухлетний срок. Сейм должен был быть «всегда готов» к дебатам. В гл. IX и X вопросы регентства и образования королевских сыновей были переданы в ведение сейма.

Исполнительная власть не отождествлялась с королем. Ему дали место в Законной гвардии в качестве председателя. Он состоял из пяти министров, назначаемых королем, и примата (как главы духовенства и председателя Национальной комиссии по образованию). Это решение было взято из английского законодательства, где, как и в Речи Посполитой, действовал принцип «rex regnat sed non gubernat» (король правит, но не правит). По конституции король был неприкосновенен и безответственен. Впервые был сформулирован принцип контрасигнатуры: решение короля требовало подписи компетентного министра, и именно он (в соответствии с принципом конституционной ответственности, также впервые в истории установленным) нес ответственность перед парламентский суд «его лиц и имущества». Несмотря на уступки республиканцам, переговоры короля и Потоцкого выиграл монарх, и результат: польский вариант конституционной монархии.

Самое смелое изменение — наследственность престола (отмена свободных выборов). После смерти Станислава Августа престол должен был занять саксонский курфюрст. Веттинские правители в Саксонии — они были предшественниками нынешнего монарха: Август II Сильный (1670–1733) и Август III Саксонский (1696–1763) — вернутся на престол в Варшаве. Реформа судебной системы ориентировалась на полную независимость «третьей власти». Эта идея была известна в старопольской системе. От него произошли трибуналы (Коронный и Литевский) и парламентские суды. Авторы конституции хотели распространить гарантию «neminem captivabimus» на большую часть нации (и даже на всю). Здесь тоже были нарушены государственные преграды: допущение суда над дворянами к городским судам и к земельным судам для разрешения крестьянско-буржуазных дел. Но равенства перед законом для всех еще не было.

Статья XI Национальных Вооруженных Сил

«Нация должна защищаться от нападения (…) Поэтому все граждане являются защитниками целого и национальных свобод». Это равенство всех жителей в их долге защищать свою Родину. До сих пор было ясно, что Речь Посполитая населена народами («родами», вроде литовских, польских или русинских), но под «политической нацией» чаще всего подразумевалась знать. I это тот, чья часть с конца 16 века исповедовала идеологию т.н. сарматизм. Его основу составляло псевдоисторическое представление о том, что дворяне были потомками сарматов (древний народ из районов между низовьями Волги и Дона), которые должны были покорить местное население столетия назад. Это было удобное объяснение господства дворянства в Речи Посполитой (аналогичные взгляды включают галликанство во Франции, готизм и нордизм в Скандинавии и скифство в Венгрии). Но в конституции нация — это вполне современное понятие.

Принятие

Конституционная монархия устраивала как республиканцев, так и значительную часть консерваторов (последние хотели ослабить позиции монарха и сохранить за собой исключительность политических прав). Круг магнатов атаковал конституцию с позиций государственного эгоизма. То, как она создавалась и как ее передавали, свидетельствует о том, насколько она была хрупкой и сложной — требовала защиты от враждебных посольств и пророссийски настроенных консерваторов (так называемая гетманская партия, будущие тарговцы), лидеры которых занимали ключевые посты в стране , особенно в Армии Короны.

-usrK1wMkkP «>Осторожность авторов конституции видна в «революционных» обстоятельствах ее принятия. Проект конституции был представлен избранной группе вечером 2 мая. Была организована группа поддержки — в ночь на 2 мая в своем доме маршал сейма Станислав Малаховский подписал вместе с 83 депутатами и сенаторами «Ассекурацию» список поддержки конституции. Противников реформы вывели, перенеся обсуждение по ней с 5 на 3 мая, но не объявив об этом факте. Реформаторов вызывали поименно на заседание Сейма, чтобы их противники, многие из которых еще не вернулись с пасхальных каникул, не могли воспрепятствовать его допуску. Он был принят в один день, без дальнейших обсуждений и исправлений, что являлось нарушением применимой процедуры (в противном случае обсуждения растянулись бы на недели, а их результат был бы неопределенным).

Место встречи было надежно защищено: Королевский замок охраняла армия под командованием племянника короля, князя Юзефа Понятовского (он стоял с группой офицеров у трона). Прибл. Из 500 депутатов и сенаторов предполагается, что присутствовало 182, из них 110 «за» и 72 «против». Король сразу же присягнул конституции, несмотря на протесты оппозиции, в атмосфере всеобщего энтузиазма, который распространился на парламентскую аудиторию и толпу перед замком (последние собирали объявления Коллонтая о том, что будут происходить великие и успешные дела). ).

Круль, Потоцкий и другие отменили вырождение старопольской системы с 17-го и 18-го веков (особенно саксонской эпохи). Ссылаясь на родные традиции, они имели в виду политическую культуру Речи Посполитой с 16 по начало 17 века, когда в более поздний период летальные явления либо не происходили, либо были безобидным перевесом. Следовательно, в Конституции от 3 мая преобладает наследование. Без нескольких сотен лет республиканской системы в ней не нашли бы отражения идеи, почерпнутые из английского парламентаризма и мысли европейского и американского Просвещения. Благодаря местным достижениям у них была благодатная почва в Республике Польша. Пример: индивидуальные права. Некоторые элементы «Декларации прав человека и гражданина» (1789 г.) известны в Речи Посполитой давно, коренной вклад в формирование прав человека восходит к позднему Средневековью. Реформаторы, показывая четкие аналогии между иностранными новшествами и старопольским строем, убедили парламентских центристов, благодаря чему стало возможным принятие конституции. На этом останавливаться не предполагалось. В одной из своих речей после его принятия Коллонтай провозгласил, что это был первый шаг, а следующим будет экономическая конституция (включая личную свободу крестьян) и моральная конституция.

Конституция от 3 мая является глобальным актом — и во многих отношениях. Это синтез отечественных и зарубежных идей с преобладанием первых. Помните, что он был создан в несуверенной и неспокойной стране — и все же некоторые ее элиты сделали такой шедевр!

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Традиция и современность в Конституции 3 мая
Бахыт Альтаир Максатулы
Бахыт Альтаир Максатулы найден