В Арсенале за свободу

Интервью с Анной Рочковской, автором книг о солдатах батальона «Зоська» и членом Общественного совета Комитета по уходу за могилами павших воинов батальона «Зоська» и «Зонтик».

Против Арсенала к Свободе

Кадр из фильма «Действие под Арсенал» (1977) реж. Яна Ломницкого

79-я годовщина акции на Арсенале, приходящаяся на 26 марта, является напоминанием об этой беспрецедентной военной акции Польского подпольного государства, потрясшей и приунывшее польское общество, и немецкого оккупанта. Что означал столь явный сигнал о растущей активности польского движения сопротивления для обеих сторон конфликта?

Прежде всего, поляки показали немцам свое резкое неодобрение их беспощадных действий и ограничений, вводившихся постепенно в Варшаве и в других польских городах. Также имело место открытое противодействие возрастающей жестокости оккупанта, например, методам ведения допросов арестованных, имевших место в штаб-квартире гестапо в al. Шуха или в тюрьме Павяк. Молодые люди выступали против преступлений с самого начала войны: первоначально в составе организации «Вавер» и службы в мелких диверсиях. Однако таких действий, как разбивание витрин в немецких магазинах, где были выставлены фотографии немецких солдат, или отравление газом кинотеатров и нанесение символов Сражающейся Польши на стены и памятники Варшавы, в какой-то момент оказалось недостаточно. Операция в Арсенале, также известная как «Мексика II», была первой военной операцией такого типа в оккупированной Варшаве, которая была спланирована и проведена молодыми солдатами из Серых рядов, не имевшими тогда боевого опыта. В свою очередь, для немцев это был сигнал о том, что в Польше будет не так просто, как в других оккупированных странах, и   Не важно что.

Главной целью акции было вывести из рук гестапо помощника скаутмастера Яна Бытнара «Руди». В общественном сознании он выступает как великий деятель варшавского движения сопротивления и один из главных героев книги Александра Каминского «Камень на шанец». Янек, должно быть, был кем-то чрезвычайно важным для своих друзей из отряда, раз для его освобождения было решено организовать вооружённую акцию. Ведь было хорошо известно, насколько велик риск, связанный с такой затеей. Какие факторы в конечном итоге заставили лидеров решительно настроенной молодежи согласиться на эту акцию?

Конечно, в данном случае это было упорство Тадеуша Завадского «Зоськи», ближайшего друга «Руди», который уже через три часа после ареста Яна Бытнара вызвал срочный сбор средств и начал разрабатывать план его выздоровления. Всячески «Зоська» пытался убедить начальство в том, что «Рудя» нельзя оставлять и что его нужно отбить, потому что как командир подразделения «Юг» Варшавской штурмовой группы он был человеком очень ценно и важно для подразделения. Не только как командир, но и как коллега и друг. Знали об этом и немцы, поэтому быстро начали жестокое расследование и пытки Янека. Однако решающую роль в согласии на акцию сыграл глава Серых рядов Флориан Марчиняк, знавший мальчиков лично. Он знал, какие чувства переполняли всю часть, и именно благодаря его влиянию и аргументации ему удалось убедить «гору» принять решение отбить «Рудя» у Арсенала и реализовать план, разработанный «Зоськой».

Акция «Арсенал» была не только уникальным свидетельством братства, но и замысловато разработанным диверсионным планом. Были ли следующие действия основаны на методах, использовавшихся в то время?

Уроки, безусловно, были извлечены из ошибок, допущенных в то время. Так же, как это было сделано после каждого действия. Однако не все ошибки можно предсказать и не все можно предотвратить. После спасения Янека Бытнара от полученных травм двое мальчиков, принимавших в этом участие, скончались. Это было, среди прочего Мацей Алексий Давидовский, пс. Алек, который уже отступал по улице Длуга в сторону Старого города, был ранен в живот одним из выходивших из здания немецких чиновников.

Каждая последующая военная операция была для мальчишек из «Зоськи» или «Зонтика» опытом, из которого они делали выводы и учились у них. Тогда старались тиражировать только хорошие модели. Последующие операции иногда были успешными, а иногда и нет, как, например, операция, проведенная вскоре после Арсенала, в июне 1943 года, под Чарноцином, заключавшаяся во взрыве немецкого поезда с боеприпасами. Это была одна из самых неудачных и убыточных акций, которыми командовал Тадеуш Завадский «Зоська».

Место боевых действий у Арсенала, расположенное рядом с гетто, было особенно сложным пунктом боевых действий из-за близкого расположения многочисленных немецких постов. Огромную роль играло время действия, которое должно быть как можно короче. За 15 минут его продолжительности все ли прошло по плану, или произошли не предвиденные ранее заговорщиками обстоятельства?

Как я уже говорил, не все пошло по плану. В последний момент, когда перед солдатами появился заключенный, идущий с улицы Белянской, из ворот соседнего здания вышел темно-синий полицейский. Произошла перестрелка с «Зоськой», в результате которой раненый полицейский упал. Однако, лежа на земле, он сделал несколько выстрелов в сторону уже атакующих машину разведчиков. Один из этих выстрелов оказался смертельным для Тадеуша Кшижевича «Булава», члена секции «Стен I». Вероятно, в результате перестрелки «Зоськи» с полицейским грузовик с заключенными вместо поворота на улицу Налевки поехал прямо по улице Длуга. Здесь, под столбами Арсенала, ее остановили, забросав кабину бутылками с бензином. Затем Ежи Гавин «Слон» застрял, и действие было временно остановлено. Тупиковую ситуацию нарушила «Зоська», которая разблокировала «Слона» и повела мальчиков на последний штурм, который увенчался полным успехом. Однако никто не осознавал, насколько критичен был «Руди», который последним выползал из пленника. К сожалению, при отступлении Хуберт Ленк «Хуберт» попал в руки немцев, а «Алек» был тяжело ранен в последний момент.

Прекращение выстрелов в Арсенале не означало окончания драмы действия. Необходимо было оказать немедленную медицинскую помощь измученному Янеку и раненому «Алеку» Давидовскому и Тадеушу Кшижевичу. Это было непросто из-за последствий для медицинского персонала за поддержку участников движения сопротивления. Как проходила эта срочная спасательная операция?

«Зоська» отвезла Янека Бытнара на подготовленной машине сначала в дом Стефана Мировского на ул. Урсыновская, 46/48, где для проведения акции был организован санузел. Вечером, лежа в одеяле, его перевели в дом проф. Густав Вуттке — учитель географии из лицея г. Баторий, когда-то обучавший мальчиков — на ул. Kazimierzowska 15. Здесь за ним присматривали самые близкие друзья. Именно сюда его мать, Здислава Битнарова, знаменитая «Матула польских скаутов», приехала навестить его в последний раз. В конце концов, Янек, после многих утомительных лечений своих друзей, оказался в больнице. С железной дороги «Алек» Давидовского его эвакуировал случайно остановившийся немецкий автомобиль, за которым в погоне следовал грузовик вермахта. При побеге раненый «Алек» успел бросить в немцев гранату через приоткрытую дверь машины, что позволило ребятам благополучно отступить. Сначала по его собственной просьбе его отвезли на квартиру его друга Анджея Завадовского в Жолибоже. Только когда выяснилось, что огнестрельное ранение очень серьезное и требовало немедленного оперативного вмешательства, «Алек» был доставлен в Больницу Младенца Иисуса на ул. Новогрудска. Умер 30 марта 1943 года. В тот же день в больнице Вольского на ул. Плоцка 26, скончался Ян Бытнар «Руди».

Янек Бытнар умер в возрасте всего 21 года. Для целых поколений поляков, а особенно разведчиков, он стал символом и образцом для подражания. Несмотря на столь юный возраст, он успел совершить немало героических подвигов в борьбе с оккупантами. Какие из действий с Янеком произвели на вас особое впечатление?

Еще из чтения «Каменей на шанец» я помню уличную акцию, проведенную Серыми рядами 3 мая, которая заключалась в проявлении национального колорита. «Руди» соревновался в этом действии с «Алеком». Давидовский бросил бело-красные флажки на трамвайные провода и электрические фонари. С другой стороны, «Руди» известным только ему способом получил ключи от фонарей, которые он изготовил и раздал своим друзьям. Вместе с ними он отпустил и прикрепил к фонарю свернутые флажки, которые были завернуты в бумагу с торчащими из нее нитками. На второй день, в Национальный праздник Третьего Мая, «Руди», идя по улице, дернул за оборванные ниточки маяка и развернул все флаги, представляя их во всей бело-красной красе. Более того, раскрашивание бесчисленного количества якорей и других вывесок, призванных высмеять приказы оккупационных властей и улучшить настроение жителей Варшавы, — это тоже работа «Руди». До сегодняшнего дня недалеко от резиденции «Руды» по адресу ул. Niepodległości (угол ул. Ligocka) есть знак виселицы с висящей на ней свастикой, которую предположительно нарисовал «Красный».

В 2010 году по инициативе Тимотеуша Духовского «Мотек», командира Варшавского отделения Серых Рядов , он был открыт на постаменте памятника Авиатору, репродукции персонажа Сражающейся Польши, которого Янек нарисовал весной 1942 года с помощью приготовленной им «удочки».

Баланс акций в «Арсенале» был трагическим. Замученный «Руди» и его раненые друзья погибли, а Хуберт Ленк, захваченный немцами, был убит. В рамках возмездия было расстреляно 140 узников Павиака. Несмотря на эту жестокую реальность, бойцы батальона «Зоська» никогда не сомневались в смысле этого героического предприятия. Они осознавали, что благодаря их самопожертвованию Янек мог достойно уйти в окружении близких людей. И откуда, на Ваш взгляд, взялось глубокое убеждение в правоте столь судьбоносного решения?

Это пришло из воспитания, из дома, из ценностей, которые родители передавали своим детям, а учителя прививали ученикам в школах. Это было первое поколение поляков, рожденных в свободной стране после 123 лет разделов, воспитанных в духе патриотизма и любви к своей родине. Ведь эта свобода дорого нам стоила. Уже в январе 1939 г., по случаю очередной годовщины Январского восстания, Анджей и Янек Ромоцкие, впоследствии варшавские повстанцы, младшие коллеги «Руди», «Алека» и «Зоськи», написали своему отцу Павлу (майору польского Армия и член Сейма Второй Республики Польши): «Ваш Отец и Ваш Дед и Ваши Прадеды оставили службу Республике на ваших плечах. Как служение моим предкам составляет мою гордость, так и вашей гордостью и гордыней должно быть убеждение в том, что вы принадлежите к нации, всегда готовой ради совершенных, даже патриотических нужд, принести себя в жертву (…). Вы из семьи рыцарей, которые всеми фибрами сердца связаны с Республикой Польской и ее делами, и вы обязаны взращивать этот благородный дух прежде всего в себе (…)». И это действительно было для целого поколения Колумбов, для которых память, свобода, родина, дружба и семья имели первостепенное значение. Они смогли многим пожертвовать ради них, считая, что необходимо, чтобы их борьба, даже если она закончилась смертью, не пропала даром и принесла что-то ценное грядущим поколениям. Вот почему наша память о них так важна сегодня.

Под Арсеналом за свободу

Анна Рочковска

Архив Приватный < /p>

Под Арсеналом за свободу

Ян Роман Бытнар «Рудый», несмотря на отражения друзей, умер 30 марта 1943 года. < /p>

Alamy Stock Photo/BEW

Под Арсеналом свободы

Мацей Алексий Давидовский «Алек» умер о. раны, полученные в бою в Арсенале

Кшиштоф Хойнацкий/East News

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
В Арсенале за свободу
Биомед продает все больше и больше. Лучший квартал