В Китае замечены истребители J-10C пакистанской окраски

В сети появились фотографии китайских многоцелевых истребителей J-10 в ливреях и опознавательных знаках ВВС Пакистана. Это кажется недвусмысленным подтверждением циркулирующих уже несколько лет слухов и домыслов о том, что этим самолетом интересуется Исламабад. Пакистан уже не в первый раз переходит на китайскую авиатехнику. Чтобы было еще интереснее, истребители для пакистанской авиации, похоже, представляют собой последнюю версию J-10C или аналогичный ему образец.

Фотографии сделаны на неназванной авиабазе в Китае. Скорее всего, это аэропорт компании CAC в Чэнду, производителя J-10. Увековечил два J-10 в характерном двухцветном камуфляже пакистанских ВВС и национальных знаках. Самолеты имеют номера 22-102 и 22-106. Есть также фотографии третьего самолета в полете. Изначально из-за их качества нельзя было однозначно сказать, была ли это на самом деле другая машина или одна из зацепившихся за землю. Однако на более качественном фото оказалось, что это был самолет 22-102. Итак, у нас два истребителя проходят испытания где-то в Китае.

Анализ фотографий преподнес очередной сюрприз. Сопла двигателей указывают на использование китайской силовой установки WS-10 Taihang, что указывает на истребители J-10C. Это последняя версия самолета, базирующегося в Чэнду, который не должен был поступить на вооружение ВВС Китая до 2020 года. В более ранних версиях использовались российские двигатели АŁ-31F. Сомнительно, что Пекин решил экспортировать новейшие J-10, скорее ожидайте экспортную версию с истощенным оборудованием. Интересно, что на сайте авиационной корпорации AVIC, в состав которой входят заводы САС, уже опубликован истребитель J-10CE, предназначенный для экспорта. Также можно встретить обозначение FC-20.

Выбор родных двигателей для экспортной версии вызывает удивление по одной причине. Производство WS-10 началось относительно недавно и неизвестно, покроет ли он потребности китайской авиации. Однако по политическим и деловым соображениям это вполне законный шаг. В случае с машинами с российскими двигателями для их продажи потребуется согласие Москвы. Благодаря WS-10 у Пекина есть полная свобода маневра.

Странный порядок и сомнения

Пакистан упоминается среди потенциальных пользователей J-10 уже не первый год, но первый больше конкретная информация появилась только в конце прошлого года. Удивительно, но исходили они не от представителей авиации или Минобороны, а от министра внутренних дел шейха Рашида Ахмеда. Во время пресс-конференции 29 декабря он сообщил, что истребители ИС-10 (sic!) примут участие в параде в честь Дня Независимости 23 марта. Министр сообщил, что в полете примут участие двадцать пять самолетов. Однако неясно, только ли это J-10 или вообще все самолеты.

Первая возможность кажется сомнительной. Трудно ожидать, что Китай сможет так быстро поставить такое количество истребителей, и пакистанская авиация приняла их на вооружение. Кроме того, двадцать пять машин — очень необычное число. Отсюда предположение, что заказ скорее будет включать тридцать шесть самолетов, что позволит оснастить две эскадрильи по восемнадцать истребителей. Пока Исламабад или Пекин не сделают официального заявления, мы будем на грани догадок. Насчёт цены контракта, включающей в себя помимо J-10, вероятно, ещё и пакеты обучения, логистики и вооружения — вот где чаще всего фигурируют ракеты большой дальности PL-15 «воздух-воздух» — никто не решается чтобы спекулировать.

С другой стороны, в конце декабря прошлого года появились фотографии завода в Чэнду, на которых видно ровно двадцать пять J-10C. Так что не исключено, что Пакистан решил одновременно принять все самолеты, направленные в одну усиленную эскадрилью. Были даже предположения, что это только первый транш. Однако вполне может быть партия истребителей, ожидающих двигателей WS-10 для ВВС Китая. В пользу этого варианта высказался Андреас Рупрехт, признанный китайский эксперт по авиации, в интервью The War Zone.

Еще одна загадка заключается в том, почему информация о приобретении китайских истребителей была раскрыта министром внутренних дел. По словам Томаса Ньюдика из TWZ, это может свидетельствовать о том, что решение было политическим и было продиктовано желанием уравновесить индийца Рафаля. Однако сделать на этом основании вывод о том, каково отношение Минобороны и военного ведомства к J-10, не представляется возможным.

Новые возможности

Rafale кажется ключом ко всему этому. Индия закупила тридцать шесть французских истребителей, и поставки должны скоро закончиться. Есть перспективы покупки еще до 114. Уже приобретение Индией самолетов семейства Су-27 поставило пакистанскую авиацию в затруднительное положение, а появление Rafale еще больше усугубило дисбаланс сил. Еще одним тревожным сигналом стал рейд Индии на центры подготовки террористов под Исламабадом 26 февраля 2019 года. При отсутствии информации трудно строить предположения о связи между атакой Индии и решением о закупке J-10C. Однако заметно, что Китай активизирует свои маркетинговые усилия, с одной стороны, и растущий интерес Пакистана, с другой.

Еще один факт — сложная ситуация с оснащением пакистанской авиации. Согласно списку World Air Forces 2022, на вооружении до сих пор находится 88 Mirage III, 92 Mirage 5 и 141 J-7, т.е. китайских клонов МиГ-21. Эти самолеты уже не отвечают требованиям современного поля боя. Большинство из семидесяти пяти F-16A-D (многие из которых были получены из Иордании) представляют собой устаревший вариант Block 15.

Разработанный совместно с Китаем JF-17 тоже не решает всех проблем. Это должен был быть относительно дешевый истребитель с ограниченными боевыми возможностями. Это отчасти должно измениться с версией Block III, облетанной в конце 2019 года, которая должна была получить даже некоторые характеристики малозаметности и более совершенную электронику, уже известную по последним китайским истребителям J-20 и J-10C.

На данный момент пакистанская авиация получила от 134 до 138 JF-17 по разным данным, с заказами еще на 50 машин. Согласно Defense Talks, в текущем десятилетии JF-17, в конечном итоге модернизированные до стандарта Block III, могут стать рабочими лошадками пакистанских ВВС, а более совершенные J-10C обеспечат более широкие оперативные возможности. Частичная интеграция электронного оборудования и оружия между обоими типами снизит эксплуатационные расходы, облегчит обучение и техническое обслуживание.

Формально J-10 (обозначение НАТО: Firebird) все еще является относительно новой конструкцией. Первый полет состоялся в марте 1998 г., а боевая готовность достигнута в 2006 г. Для сравнения: «Рафаль» поднялся в воздух в 1986 г., а первые единицы поступили на вооружение морской авиации Франции в 2001 г. Китайцы не скрывают, что гордятся своего истребителя и сделал его символом Славы ВВС. С 2009 года на J-10A летает его национальная команда — Grupa First August. Однако эксперты сходятся во мнении, что J-10 должен был быть построен при молчаливой поддержке иностранных инженеров и (возможно) правительств. В основном упоминаются Израиль и его истребитель IAI Lawi, а также европейские страны и ранние этапы программы Eurofighter.

J-10A команды 1 августа.
(Пэн Чен, Creative Commons Attribution-Share Alike 2.0 Generic)

Почему же Пакистан, формально являющийся союзником США, решает приобретать все новые и новые китайские самолеты? Ответ кроется в отношениях между Исламабадом и Вашингтоном, и они ухудшаются. Модернизация имеющихся у них «Боевых соколов» и содержание их на вооружении затруднены санкциями США. Приобретать новые тоже нет смысла.

Пакистан оказался ненадежным союзником в войне с терроризмом. В сложной региональной головоломке пакистанские службы поддержали исламистов, сражающихся с силами коалиции в Афганистане. Это привело к тому, что Вашингтон несколько раз приостанавливал поставки запасных частей, а в 2016/2017 годах наложил санкции на ряд пакистанских правительственных учреждений и компаний.

ухода из Афганистана значение Пакистана для США уменьшилось. Что еще хуже, с точки зрения Исламабада, Индия стала самым ценным партнером в регионе для американцев с усилением конкуренции с Китаем, хотя отношения тоже непростые. В такой ситуации, хотя формальных перетасовок союзов еще не было, Пакистану ничего не оставалось, как укреплять сотрудничество с Китаем, уже начавшееся в годы холодной войны против Индии.

Как уже в 1990-е годы Пакистан стал одним из основных покупателей китайской техники и посредником в ее экспорте. Этот процесс углубился в последние годы. Ранее в этом году Пакистан отказался от своих турецких ударных вертолетов T129 ATAK, по-прежнему пострадавших от санкций США, и выбрал вместо них китайские Z-10ME, к которым Пекин призывал годами.

Вопрос в том, а так ли это? будет иметь успех в Пакистане, побудит больше стран выбрать J-10. Китай уже много лет продвигает этот самолет на международных рынках. Однако успеха они не добились, даже если бывший госсекретарь США Майк Помпео пригрозил видением иранского J-10. Проблема китайской оружейной промышленности заключается в ее устоявшемся имидже поставщика простых и, главное, дешевых систем. Хотя за последние три десятилетия она сделала огромный скачок, заказы на перспективное вооружение по-прежнему скромны. В этих сегментах рынка доминируют западные и российские компании, и если цена не более выгодна, то решают традиционные связи и привычки.

Читайте также: Су-75 Шахмат продвигается на Дубайской ярмарке

miles .RU

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
В Китае замечены истребители J-10C пакистанской окраски
Российские гонщики, в том числе действующий чемпион мира, вылетели из Гран-при. В Польскую лигу они тоже не поедут