Валюта из нашего региона чрезвычайно слаба. Почему золото так сильно теряет?

Currencies наш регион крайне слаб. Почему так сильно теряет злотый?» /> </span></p>
<p>После вмешательства Национального банка Польши во вторник и среду курс евро вернулся со своих долгосрочных пиков и упал ниже 4,80 злотых. Однако это не меняет того факта, что польский злотый остается крайне слабым, как и другие валюты в нашем регионе. </span></p>
<p>Позади бурные дни на польском валютном рынке. Цены на евро, доллар и франк росли примерно на 10 грошей в день. Такая волатильность обычно неслыханна на рынке злотых. В основном было одно направление: вверх. Курс евро превысил 4,80 злотых впервые с марта 2009 года. Доллар стал самым дорогим за 21 год. Курс швейцарского франка достиг исторического максимума.</p>
<p>Национальный банк Польши вступил в игру, проводя интервенции на рынке во вторник и среду, чтобы укрепить злотый. Поддержку польской валюте также оказало Министерство финансов, которое объявило об обмене иностранной валюты непосредственно на рынке, а не в НБП. Однако этих шагов было достаточно только для того, чтобы остановить свободное падение злотого. Говорить о каком-то усилении на данный момент сложно.</p><source srcset=

В четверг в 10:16 евро торговался по 4,7724 злотых, т.е. более чем на три гроша выше, чем на закрытии торгов в среду. В то же время эти уровни явно ниже максимумов вторника и среды, когда курс евро/польский достиг зоны 4,80-4,83 злотых. Следовательно, он опасно близок к историческим рекордам марта 2004 г. (4,95 злотых) и февраля 2009 г. (4,92 злотых).

Почему так сильно теряет злотый?

Злотый здесь не исключение. Масштабная распродажа затронула и другие валюты в нашем регионе. Вчера венгерский форинт был самым слабым в истории по отношению к евро. Даже чешская крона, считавшаяся самой безопасной валютой в Центральной Европе, сильно теряла позиции. Эта ситуация неудивительна. Рынок реагирует на войну в Украине повышением премии за риск хранения валют приграничных стран. Поэтому капитал бежит из всего нашего региона, и пока ситуация не успокоится, ничто его не остановит.

Во-вторых, в ближайшие месяцы мы столкнемся с довольно неожиданным сильным ростом инфляции недельной давности. Это означает дополнительное снижение и без того сильно отрицательных реальных процентных ставок. Чтобы защитить злотый от дальнейшего ослабления, Совет по денежно-кредитной политике обязательно должен повысить процентные ставки. В идеале сразу хотя бы на 75-100 б.п. Это, однако, чревато еще более сильным замедлением экономического роста в ближайшие кварталы.

В-третьих, польские активы находятся в той же «корзине», что и российские. Московская биржа остается закрытой, торги рублем затруднены. Поэтому фонды, борющиеся с выкупом паев, вынуждены продавать что угодно, чтобы удовлетворить требования инвесторов. И часто не могут продать ничего, кроме польских злотых.

Что могло случиться?

В последние дни рынок злотых переживал панику, подобную той, что была в марте 2009 года или зимой 2009 года. Столь сильное ослабление польской валюты является результатом внешних объективных факторов, а также зачастую импульсивных и эмоциональных решений инвесторов из Лондона или Нью-Йорка. Как и в случае с предыдущими паниками такого типа, обменный курс злотого не отражает текущую силу и основы польской экономики.

Сейчас мяч на стороне польских властей, особенно денежных. Интервенции NBP были положительным сигналом для злотого, хотя, на мой взгляд, они были задержаны как минимум на 2-3 дня. Однако в условиях плавающего обменного курса злотого и свободного движения капитала польский центральный банк не в состоянии остановить обесценивание злотого в долгосрочной перспективе простыми интервенциями. Таким образом, в лучшем случае можно замедлить этот процесс и отпугнуть спекулятивный капитал, рассматривающий курс евро/польский как инструмент, позволяющий заработать на эскалации российско-украинской войны.

Долгосрочной формой защиты злотого было бы твердое повышение процентной ставки наряду с сильным заявлением MPC о том, что текущий уровень обменного курса евро неприемлемо высок и что совет и НБП не будут бездействовать. Напомним, что ослабление злотого – это проинфляционный фактор, напрямую бьющий по польским потребителям (например, за счет повышения цен на топливо), но также увеличивающий операционные расходы польских предприятий. А также те, которые ориентированы на экспорт. Ведь для того, чтобы что-либо продать за границу, большинству компаний необходимо сначала импортировать необходимое сырье или полуфабрикаты. А эти часто либо закупаются за границей, либо их цена зависит от котировок на мировых рынках.

Я тоже считаю, что уже поздно спасать покупательную способность сбережений, паникуя и конвертируя их в евро, доллары или франков. Молоко уже пролилось — с начала российского вторжения в Украину злотый обесценился почти на 5% по отношению к евро. Котировки доллара преодолели ковидный пик 20 марта (более 4,30 злотых), а швейцарский франк (то есть так называемая безопасная гавань) стал рекордно дорогим, стоив в среду почти 4,74 злотых.

События последней недели наглядно подтверждают тезис о том, что стоит иметь диверсифицированный инвестиционный портфель. Диверсифицирован в основном с точки зрения географии. Хранить все свои сбережения в польских злотых и польских активах может быть крайне опасно. И мы только что узнали об этом в очередной раз. Это урок, который стоит усвоить до того, как разразится следующий кризис.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Валюта из нашего региона чрезвычайно слаба. Почему золото так сильно теряет?
Кто Али Харби Али и правда ли он убил Дэвида Эмесса