Войцех Тумидальски: Проблемы с открытостью

Мы живем в мире, где следим в прямом эфире за показаниями о самых интимных делах голливудских звезд. И в то же время мы не можем войти во двор в столице.

Войцех Тумидальски: Проблемы с открытостью

< p class = "статьяBodyBlock - абзац" id = "block-id-ryTh2Z8Bob">Судебная тяжба между Джонни Деппом и Эмбер Херд, которую голливудская суперзвезда обвинила в клевете, взбудоражила весь мир. Это было то, что все это было? Если это так, то выплеснувшаяся волна грязи превзошла масштабы, которые мог бы предположить эксперт по формированию имиджа, планирующий судебное разбирательство в СМИ, которое спасло бы образ известного актера, запятнанный обвинениями в домашнем насилии. У нас есть не только доброе имя в игре, но и десятки миллионов долларов, на которые претендуют стороны.

Мы зашли так далеко, что те, кто чувствовал необходимость знать, что звезда «Пиратов Карибского моря» должна была делать в своем доме, когда он находился под воздействием алкоголя или наркотиков, и какие сюрпризы миссис Херд оставляла его в постели. Голливуд разделил поддержку обеих сторон судебного процесса, который суд в Вирджинии решил не только провести открыто, но даже транслировать по всему миру. Потому что судья Пенни Азкарате решил, что камеры в зале суда преследуют общественный интерес — граждане имеют право узнать, как работает система правосудия. И вот как это произошло.

—7RxnM3R9H «> Трудно сказать, какие уроки будут извлечены из этого глобального юридического образования — особенно для жертв домашнего насилия. Будут ли еще разоблачения #MeToo после этого суда? Сомневаюсь.

В Польше такая открытость судебного разбирательства по делу о диффамации почти невообразима. Решение по этому вопросу принадлежит суду, а также потерпевшей стороне, которая предъявляет иск или уголовное обвинение. А общественный интерес суда всегда противостоит частному интересу всех подсудимых. Поэтому о публичном отмывании грязи в польском дворе не может быть и речи.

Но радикальная прозрачность — это одна сторона проблемы. Есть и второе — беспочвенная секретность. Иногда суд для собственного удобства ограничивает конституционное право на публичное судебное разбирательство. Аналогичный случай недавно насторожил фонд Court Watch Polska, указав на гражданский процесс, в котором судья не допустил наблюдателя к участию в деле, хотя ни одна из сторон процесса не возражала. При попытке прояснить ситуацию был выдвинут аргумент о коммерческой тайне, которую компания не стремилась хранить. Что ж, суд считает, что ему виднее, как понимать конституцию. Возможно, это была привычка после пандемии, когда все было секретно, то есть быстрее. Жаль, что суд не видит пользы от общественного контроля за его работой.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Войцех Тумидальски: Проблемы с открытостью
Сериал «Красавица и чудовище». Описание сериала.