Войцех Варский: Имитация борьбы с инфляцией

Фактически никто в правительстве не контролирует экономические явления. Проводимая фискальная и экономическая политика непоследовательна и хаотична, навязывается опорными планками электората, а не экономическими знаниями и какой-либо идеей.

Войцех Варский: Поддельная борьба с инфляцией

Из-за какофонии более или менее отстраненного хвастовства государственных и партийных чиновников среднестатистический поляк в последнее время испытывает исключительно глубокий когнитивный диссонанс. Ну и как? Является ли Польский Орден в конечном счете успехом или компромиссом власти? Является ли высокая цена главным образом результатом экономической политики правительства и Национального банка Польши, или это просто беда, навлеченная Путиным? Польша — правовая страна, или есть проблема с зависимостью Фемиды от власти и, как следствие, с получением денег из Брюсселя для КПО? Правительство борется с инфляцией и поэтому бензин самый дешевый в Европе, или делает вид, что борется и зарабатывает большие деньги для подконтрольных ему топливных компаний?

Экономисты знают ответы на эти вопросы, общество — нет.

Безответственное действие

Польский приказ не решил какой-либо системной проблемы, а его «спасательная» версия 3, вступающая в силу в июле, снижает НДФЛ для всех граждан ценой примерно 35 млрд злотых сокращения доходов бюджета. Граждане счастливы, потому что не беспокоятся о том, где государство возьмет на это деньги. Экономисты знают, что от увеличения долга. Эти суммы, однако, не были использованы ни для проведения реальной реформы налоговой системы, ни для реформирования форм оплаты труда или системы поддержки малоимущих и обездоленных. Целью правительства было лишь погасить социальные волнения любой ценой, не считая номинальной стоимости. Это безответственный поступок.

Прибыль налогоплательщиков от польского (dis) правительства более чем потребляется инфляцией. В случае минимальной заработной платы сумма, полученная «на руки» в течение 2021 г., составляла 2 210 злотых, а в 2022 г. она увеличилась в номинальном выражении до 2 364 злотых, что сейчас составляет около 2 100 злотых в постоянных ценах. Таким образом, потеря гражданина, получающего минимальную заработную плату, в покупательной способности уже составляет не менее 110 злотых в месяц.

Дорого — это восприятие инфляции глазами поляков, регулярно живущих на свою зарплату. Он начал беспокоить задолго до войны на востоке и является результатом всей прошлой политики стимулирования потребления и резко запоздалой реакции центрального банка, который настолько запомнился как союзник правительства, что «забыл» свою установленная законом роль защитника ценности денег. Умеренная инфляция 4-5 процентов. р./р. она, несомненно, была включена в экономические планы правительства по созданию дополнительных доходов бюджета, и только взрыв цен на энергоносители пробудил планировщиков от летаргии. И на этот раз была предпринята попытка свалить вину на внешнего врага, направив удары критики на эмиссионную систему и злобный Брюссель. О катастрофических для цен на энергоносители решениях из прошлого — антиветряном законе 10H, безумном увлечении угольной энергетикой, отсутствии инвестиций в энергосистемы, отмене преференций для фотовольтаики — конечно, никто из властных кругов хочет вспомнить.

Разрушительное воздействие галопирующей инфляции на экономику и общество очевидно. Покупательная способность банковских депозитов поляков, составляющая 190 миллиардов злотых, уменьшилась за год примерно на 20 миллиардов злотых, и каждый разумный гражданин пытается как-то обезопасить свои сбережения. Не все знают об облигациях, привязанных к инфляции, поэтому неудивительно, что тенденция покупать товары длительного пользования за наличные продолжает стимулировать рост цен. В то же время это резко тормозит продажу квартир по ипотечному кредиту. Неопределенность экономической и правовой среды, созданной правителями, сильно ограничивает частные инвестиции, которые должны стать двигателем экономического роста. Демоны тупиковых платежей возникают из-за бездействия, каскадного роста цен, вызванного стремительным ростом цен на энергию, топливо и стоимость рабочей силы, а также спирали цен и заработной платы на предприятиях. Это все происходит.

Паразитическая роль компаний Госказначейства

В этих условиях вызывает недоумение роль компаний, контролируемых Госказначейством. Казалось бы, их причинная роль в определении уровня цен на энергоносители, топливо, сельскохозяйственные удобрения и банковские услуги должна быть использована для стабилизации рынка, на котором у государства мало инструментов непосредственного воздействия. Он воспользовался ими, временно снизив акцизы и НДС в рамках двух антиинфляционных щитов. Прямое вмешательство собственников в решения советов директоров компаний, конечно, нарушило бы их независимость, охраняемую Кодексом коммерческих компаний, но в недавнем прошлом у государственных лиц, принимающих решения, не было проблем с убеждением назначенных ими компаний щедро поддерживать» национальная» государственная политика.

Давайте посмотрим на топливо. Национальная Cheebol Orlen достигла чистой прибыли в размере 11,1 млрд злотых в 2021 году (EBITDA 19,2 млрд злотых), что удвоило лучший результат до пандемии в 2018 году, который составлял 5,56 млрд злотых. Оценка этого результата не требует экспертных знаний; очевиден значительный рост маржи переработки и трейдинга. При этом ценовое поведение компании было и понятно: как только сырая нефть подскочила в цене, тут же столь же резко подняла цены на топливо, а когда снизилась, на станциях надолго остались прежние цены. Даже если распределение прибыли по разным сегментам рынка было неравномерным, компания в целом беззастенчиво эксплуатирует рыночное положение фактической монополии. Хорошо видна ценовая политика, рассчитанная на наживу клиентов. Заклинания президента Обайтека о том, что у нас и так самый дешевый бензин в Европе, верны сегодня только благодаря лишению доходов госбюджета в результате снижения акцизов и НДС. В свою очередь, эта прибыль попадает в казну корпорации, а не в карманы клиентов. Бензин мог бы быть как минимум на пенни дешевле, если бы контролируемая государством компания делила половину своей прибыли с населением.

Поскольку правительство принимает такую ​​ситуацию, возникает вопрос, почему оно допускает изъятие прибыли вне бюджета и вне парламентского контроля? Для чего эти деньги в будущем? Являются ли слияние с Lotos, принуждение к продаже части активов процветающего и современного конкурента (что Еврокомиссии представлялось барьерным условием), и слияние с PGNiG частью той же политики захвата контроля над большими деньгами? «силовой группой»? Давайте отдавать себе отчет в том, что это происходит за счет общества, благо которого политики «Объединенных правых» поддерживают каждый день.

Несовместимая политика

Не менее загадочна ситуация в банковском секторе. Два крупнейших государственных банка, PKO BP и Pekao SA, также получили рекордную чистую прибыль в размере более 7 млрд злотых в 2021 году и сохранили эту динамику в первом квартале 2022 года. В этих условиях мы слышим, что существенное снижение банковской маржи при обслуживании кредитов невозможно, поскольку это грозит финансовой дестабилизацией сектора. Таким образом, вместо того, чтобы навязывать экономически и социально желательное поведение всему банковскому рынку посредством конкурентного предложения, государственный банк и «полонизированный» банк приспосабливаются к другим субъектам сектора. И как-то госсобственник не против!

Как вас не смущает, что в 1 квартале 2022 года и при высокой цене газа, необходимого для производства, Пулавы Азоты зарабатывают вдвое больше, чем в любой из последних двух лет. Может быть, фермерам предложат, например, бесплатный «ваучер на удобрения»?

Эти примеры показывают, что на самом деле никто в правительстве не контролирует экономические явления и якобы борьбу с инфляцией. Министерство финансов выступает в качестве бухгалтера, а Польский фонд развития выступает в качестве альтернативного источника финансирования. У Министерства госимущества своя политика, у премьер-министра своя. Проводимая фискальная и экономическая политика непоследовательна и хаотична, навязана электоральной опорой, а не экономическими знаниями и какой-либо идеей. Об этом писали в «Речи Посполитой» проф. Хауснер и проф. Козьминский. Прикрытие сложных экономических проблем лозунгами, скопированными с пропагандистских лент ТВП Инфо, несомненно, работает на настроения части общества в краткосрочной перспективе, но не решает никаких проблем.

Поскольку польский бюджет снабжен НДС в размере 216 млрд злотых в 2021 году, можно предположить, что правительство в настоящее время получает дополнительные доходы в номинальной сумме 30-40 млрд злотых за счет двузначной инфляции. Не будем, однако, забывать, что вместе с ростом инфляции и падением финансового доверия к Польше растут и расходы на обслуживание долга, которые уже составляют около 50 миллиардов злотых в год. Есть подозрение, что баланс — но только временно — достаточно положителен, чтобы борьба правительства с инфляцией была притворной борьбой. Опять же за счет общества.

Таким образом, мы вправе ожидать, что правительство ответит на такие подозрения убедительной программой дезинфляционных и проинвестиционных мер. , открыто заявляя какой ценой будет сделано. Она должна иметь свое мнение и влиять на собственную парламентскую поддержку, чтобы не принимать судебные законы в том варианте, который грозит лишить Польшу огромных денег на одобренные в рамках КПО проекты. Это должно быть ролью ответственного правительства.

Д-р Войцех Варски — руководитель группы экономических консультантов Польской коалиции, эксперт сборной Европы

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Войцех Варский: Имитация борьбы с инфляцией
Ryanair незаконно уволила литовских рабочих. Заменил их поляками, потому что они дешевле