Ускорило ли принятие конституции падение Польской Республики?

Несколько поколений поляков гордятся — и справедливо — тем, что польская конституция, принятая в конце 18 века, была первым таким актом в Европе и вторым в мире — после американской конституции, действующей до сих пор (с 27 поправок).

Принятие конституции ускорило падение Республики?

Портрет Станислава Августа Понятовского работы Марчелло Бачарелли

Польская конституция, в соответствии с духом Просвещения, была прогрессивной в системных вопросах, а также в некоторой мере и в социальных вопросах. Его целью было восстановить государство. Намерение авторов состояло в том, чтобы составить первый этап необходимых реформ. Он не мог быть слишком радикальным, потому что этого не допустили соседние державы, а также местный магнат и дворянская оппозиция, привязанная к «золотой свободе».

Глядя сегодня в перспективе 231 года и зная, чем это закончилось, лично я считаю, что принятие Майской конституции 1791 года преждевременно привело к распаду Речи Посполитой. Я знаю, что этим заявлением подставлю себя перед многими соотечественниками, но постараюсь его оправдать. Конечно, в своих рассуждениях я могу ошибаться, ведь не все можно предугадать.

До рождения идеи

Конституция от 3 мая была принята через 19 лет после первого раздела. В результате раздела Речь Посполитая потеряла почти 35 процентов. территории и 30 проц. Население. С экономической точки зрения самые ценные земли Королевской Пруссии, но без Гданьска и Торуни, были оккупированы Пруссией. К самой густонаселенной области с Краковскими солеварнями, т.е. частью Малой Польши, а также Красной Малороссии и Подолья, присоединилась Австрия. Правда, сначала она не хотела делиться, но когда это произошло, она оказалась очень жадной. Но больше всех забрала Россия: Ливония и окраины, населенные 1,3 миллиона человек.

Захватчики были настолько извращены, что санкционировали грабеж законом. Подкупленный и терроризированный польский сейм ратифицировал раздел. Первый раздел был суровым, но польское государство выстояло. Осталось еще 522 тысячи. квадратных километров (намного больше, чем современная Польша), 7,7 млн ​​жителей и до сих пор принадлежала к одной из крупнейших в Европе 18 века.

Соседние страны, руководствуясь своими интересами и опасаясь чрезмерной анархии в соседней Польской Республике, допустили некоторые ограниченные реформы в Польше. Россия имела здесь решающий голос. Вечный совет был создан вместо правительства, которого никогда не существовало. Многие налоговые вопросы были урегулированы. Численность войск была даже немного увеличена — до 20 000 человек, что было смехотворно мало по сравнению с соседними странами. Очень важным событием стало учреждение Национальной комиссии по образованию, которая поставила Польшу в авангарде просвещенных европейских стран в плане образования. По инициативе Игнация Потоцкого было создано Общество начальной книги, которое готовило школьные учебники, в том числе выдающийся труд: «Грамматика для национальных школ» Онуфрия Копчиньского. Были также реформы Краковской и Виленской академий, которые были названы в честь Главных школ. Был расцвет патриотической литературы, и епископ Адам Нарушевич заканчивал «Историю польского народа», составленную до 1388 г. и основанную на богатом исходном материале.

Все поэты и журналисты, писавшие в духе Просвещения, пытались убедить общественность в необходимости ремонта государства в порядке чтобы сохранить свое существование. Однако они понимали, что соседи-собственники, особенно Россия, которая была «гарантом» сохранения статус-кво (или анархии) в Польше, внимательно следили за развитием событий.

-As7aMQX4dn «>Анджей Замойский взялся за разработку нового кодекса судейских прав, но его кодекс, проникнутый духом Просвещения, подвергся негативной цензуре со стороны русского посла. Несмотря на это, внутренняя ситуация в Польше стала стабилизироваться. Вокруг Сейма в Варшаве развернулась инициированная и ведущаяся журналистами дискуссия о необходимости социальных, политических и системных реформ. Ведущую роль в этом сыграли, в том числе, Хуго Коллонтай, Францишек Дмоховский, Юзеф Павликовский, Станислав Сташиц и Ян Урсын Немцевич (так называемая Кузница Коллонайовская). Немалую роль сыграли и литературные произведения епископа Игнация Красицкого, критикующие пороки поляков и вытекающие из них угрозы. Реформаторы находились под покровительством самого короля Станислава Августа, который организовал знаменитые «Ужины по четвергам».

Искусство также процветало, особенно живопись и архитектура. Парк Лазенки в Варшаве был перестроен. Был создан прекрасный дворцово-парковый комплекс. Работы возглавил известный архитектор Доменико Мерлини. Королевский замок также был восстановлен. Великие картины, особенно Варшавы того времени, написаны Бернардо Беллотто, известным как Каналетто, и Яном Петром Норблином де ла Гурденом. Король Станислав Август оказался беспримерным покровителем науки и искусства. Жаль, что он не проявил такой решимости во время русского нашествия в 1792 году

Эти примеры доказывают, что просвещенное польское общество, предупрежденное разделом 1772 г., как бы очнулось от летаргии и захотело спасти всю Польскую Республику. Ведь в качестве предлога для разграбления Польши соседние державы дали «тотальный распад государства», а Европа особо не протестовала… Но о дальнейших разделах пока речи не шло.

Трагические последствия принятия конституции

6 октября 1788 г. он собрал по милости конфедерацию (что означало принятие постановлений большинством голосов и ликвидацию liberum veto), названную Сеймом, ввиду важности принимаемых на нем решений, Великим, а из-за его продолжительности — Четырехлетний. Польские патриоты во главе с королем хотели воспользоваться благоприятной для Польской республики международной обстановкой (разногласия между соседними странами и русско-турецкая война). Они также наивно верили в союз с неверной Пруссией. Большое значение имело и начало Французской революции в Париже в 1789 г. Акт Великого сейма увенчался принятием Конституции 3 мая. Конституция была значительным актом, в этом нет никаких сомнений. Его недостатки были вызваны страхом перед соседними державами и противодействием некоторых магнатов и знати.

Правительственный акт от 3 мая 1791 г. коренным образом изменил государственный строй. Оно выдержало бич, которым, несомненно, было liberum veto, установило наследственную монархию (после смерти Станислава Августа), отстранило дворянство от политики, столь склонное к взяточничеству и манипуляциям, и уравняло дворянство с буржуазным статусом. В социальных вопросах государство «заботилось о крестьянах», но крепостное право не любило (опасались сопротивления со стороны дворянства). Наконец, конституция объединила Литву с Короной в неделимую Польскую Республику и увеличила количество войск до 100 000 человек. Авторами конституции были: Кроль, Игнатий Потоцкий и & nbsp; Хьюго Коллонтай.

Но майская конституция действовала всего год, потому что в 1792 году под предлогом «искоренения якобинской чумы на Висле» и по настоянию тарговичцев Россия вмешалась военным путем. Войско Польское, несмотря на отдельные локальные успехи в боях под Дубенкой и Зеленцем, где генералы о. Юзеф Понятовский и Тадеуш Костюшко не могли справиться с превосходством русских войск. В ознаменование этих побед король Станислав Август учредил орден Virtuti Militari (Военная доблесть), которым первыми были награждены князь Понятовский и ген. Костюшко.

Согласно положениям Конституции 3 мая армия должна была быть расширена до 100 000 человек, но всего за год это сделать это было невозможно. Поражение Польши было закреплено позицией короля Станислава Августа, который присоединился к Тарговице, рассчитывая, что, возможно, таким образом он спасет польскую государственность от уничтожения.

-kNnHszPdGn»>К сожалению, произошел второй раздел Речи Посполитой, что также стало большой неожиданностью для жителей Тарговича, которые не были в этом заинтересованы. Они только хотели отозвать ненавистную работу Великого Сейма. После второго раздела Россией и Пруссией осталась «корпусная» Польша — численностью всего 224 тыс. квадратных километров и 4,4 миллиона жителей. Дальнейшее существование республики оказалось под угрозой.

В 1795 году, после поражения Костюшко, произошел третий и последний раздел. Республика Польша исчезла с карты Европы. Все разделы последовали за национальными восстаниями: первый раздел произошел после распада Барской конфедерации, второй — после поражения в войне с Россией в защиту Конституции 3 мая, а третий — после поражения восстания Костюшко.

Что, если…

И как бы сложилась судьба РП, если бы в 1791 году не была принята Конституция 3 мая? На мой взгляд, Польша сохранила бы свою государственность. Обоснование этой гипотезы следующее.

Через год после Третьего раздела Польши умирает Екатерина II, главный противник независимой Польской Республики. На российский престол взошел ее сын Павел I, неплохо относившийся к полякам. Новый царь ненавидел свою покойную мать, считал ее узурпаторшей и виновной в смерти своего отца, Петра III. Он даже устроил ему новые государственные похороны. Словно наперекор покойной царице, он освободил заключенного Тадеуша Костюшко и даже одарил его материально. Он также утешил воеводу, сказав ему, чтобы он не слишком беспокоился, потому что если такая держава, как Рим, рухнула, то что такое Польша… Нам даже лестно сравнивать некогда могущественный Рим с Польшей.

Следует также добавить, что на несколько лет раньше умер Фридрих II Великий, вероятно, еще больший враг Польши, чем Екатерина II и главный инициатор разделов. Таким образом, двое злейших врагов Польши уже были мертвы.

В результате Французской революции и в результате возникновения империи положение в Европе полностью изменилось. Началась эпоха наполеоновских войн. Наполеон разгромил захватчиков Польши: Россию и Австрию, а в 1806 году буквально разгромил Пруссию. Он создал Варшавское герцогство из территорий, аннексированных Пруссией. Так что если бы Польша дожила до наполеоновской эпохи, то никаких разделов разделов не было бы. Тогда у России, Пруссии и Австрии возникнут более важные проблемы, чем отношения с Польшей. К сожалению, история сложилась иначе. Были разделы, которые даже императору Наполеону, любившему поляков, приходилось считать необратимыми.

Что, если бы этого не случилось со вторым и, следовательно, с третьим разделом? Судьба нашей Родины и народа сложилась бы совсем иначе. До сих пор мы ощущаем последствия потери независимости в конце 18 века.В межвоенный период некоторые европейские страны, и особенно Германия, презрительно называли Польшу «сезонным государством».

Кажется, что эти соображения весьма вероятны в отношении того, сколько истории можно даже предположить. Они не умаляют авторов Конституции от 3 мая, которые действовали патриотично и добросовестно, чтобы спасти Польскую Республику. Однако они не могли предвидеть, что через несколько лет наступят лучшие времена для проведения реформ, столь необходимых для спасения родины. Речь также не идет о умалении значения важного для поляков события, которым стало принятие Конституции 3 мая.

Во время разделов память о Майской конституции была еще жива и укрепляла гордость и национальное самосознание поляков. Несмотря на запреты, ей поклонялись и прославляли в заговорах. После восстановления независимости с 1919 года 3 мая стало государственным праздником. Юбилей конституции помнили и во время немецкой и советской оккупации. Перед этим праздником оккупанты даже производили превентивные аресты польских патриотов, чтобы не допустить возможных волнений.

В Польской Народной Республике празднование годовщины Конституции 3 мая было запрещено, и ему противопоставлялось 1 мая — праздник международного рабочего класса, что инструментально использовалось коммунистической властью. В ночные часы, после празднования Дня труда, были спешно сняты национальные флаги, чтобы некоторые, не дай бог, не продержались до 3 мая. Это было глупо и жалко. Но общество помнило Майскую Конституцию, ее не вычеркивали из учебников, и даже издавались ценные монографии на эту тему. После восстановления полного суверенитета с 1990 года в Республике Польша 3 мая было восстановлено как государственный праздник.

Представленные выше рассуждения подтверждают тезис о том, что наша историография, вероятно, навсегда останется определяемой беспрецедентным фактом разделов Первой республики .

Литература: Ежи Лойек, «До Конституции Третьего мая», Варшава, 1977 (издательство ПАКС); Эмануил Ростворовский, «Последний король Республики Польша. Генеза и крах Конституции 3 мая», Варшава, 1966 г. (опубликовано WP); Станислав Мацкевич Кот, «Станислав Август», Варшава, 1978 г. (опубликовано PAX); Валериан Калинка, «Четырехлетний сейм», Варшава, 1991 г. (OW Volumen)

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Ускорило ли принятие конституции падение Польской Республики?
10. День войны. Харьковское контрнаступление — успешно, российская атака на Попасную — отбита