За два года Astrazeneca потратила 700 млн злотых на исследования в Польше.

Covid-19 больше всего удивил нас своей волатильностью, — говорит Ханс Сийбесма, вице-президент AstraZeneca по Центральной и Восточной Европе и странам Балтии.

< img class = «aligncenter» src = «/wp-content/uploads/2022/05/d3aeb5a2dbaf1f72f25150888c92445a.jpg» alt = «Astrazeneca за два года потратила 700 миллионов злотых на исследования в Польше» />

Материал создан совместно с компанией «АстраЗенека»

Компания «АстраЗенека» приняла участие в большой донорской конференции 5 мая за Украину на Национальном стадионе. Какую поддержку вы оказали?

Для нас, как для компании медицинской отрасли, наши пациенты, сотрудники и беженцы являются приоритетом. Что мы можем сделать? В первую очередь две вещи: с одной стороны, обеспечить доступ к лекарствам, к жизненно важным методам лечения, а с другой стороны, оказать гуманитарную помощь. С начала войны мы пожертвовали 7 миллионов долларов. в виде наркотиков и финансовых пожертвований таким организациям, как Красный Крест. Недавно на конференции доноров в начале мая мы обязались продолжить гуманитарную помощь Украине в размере 3 млн долларов. Таким образом, наши общие обязательства перед Украиной увеличились до 10 миллионов долларов.

Кто получил деньги?

Недавно мы поддержали различные благотворительные организации, в том числе Project HOPE и Всемирную организацию здравоохранения, но ЮНИСЕФ также получил один миллион долларов. Конечно, мы также предложили поддержку в виде лекарств, которые мы доставляем через организацию Direct Relief, которая специализируется на логистике и доставке лекарств в места конфликтов.

AstraZeneca сделала крупные прямые инвестиции в Польшу, вы недавно объявили еще одну страну. Почему вы решили увеличить свое присутствие в Польше?

Польша находится в уникальном положении с точки зрения своего потенциала и возможностей для экономического роста. Немаловажно и расположение – Центральная и Восточная Европа является стратегическим пунктом. Таким образом, среди прочего, в Давосе в 2020 году мы обязались инвестировать 1,5 миллиарда злотых к 2025 году. За последние два года мы уже инвестировали почти 700 миллионов злотых, в основном в исследования и разработки.

Сколько человек у вас работает в Польше?

В настоящее время у нас работает более 2700 человек. Многие из них участвуют в исследованиях и разработках, поддерживая наши клинические испытания. И именно в этом направлении мы намерены продолжать инвестировать.

Какие клинические испытания вы организуете в Польше?

Это очень широкий спектр. Мы специализируемся на онкологии, сердечно-сосудистых заболеваниях, кардиологии, заболеваниях обмена веществ, инфекционных, респираторных и аутоиммунных заболеваниях. В Польше мы работаем на всех этапах опытно-конструкторских работ и проводим обширные исследования, от ранней до поздней стадии разработки лекарств.

Как производитель вакцины против Covid-19, есть ли у вас какие-либо сомнения относительно того, когда пандемия закончится навсегда?

Мы все хотели бы, чтобы это произошло как можно скорее, но, к сожалению, никто из нас не знает, когда это в конечном итоге произойдет. Covid-19 больше всего удивил нас своей волатильностью. Новые волны инфекций приходят и уходят, а также развиваются новые варианты. Течение этого заболевания может быть разным – острым или легким, но каждый из нас должен иметь в виду возможность серьезных осложнений.

Ваша вакцина работает и на версии омикрон?

Последняя версия нашей вакцины хорошо защищает от омикрон. Когда мы говорим о том, когда закончится пандемия, следует помнить, что всегда будет группа хронически больных пациентов, у которых не будет нормального иммунного ответа после введения вакцины против Covid-19. Есть люди, которые нуждаются в дополнительной защите. Поэтому мы разработали готовые моноклональные антитела, которые могут дать таким пациентам как минимум полгода устойчивости к Covid-19, даже если они не вырабатывают собственные антитела.

Вы также работаете над лекарством от Covid-19, а не только над вакцинами?

Элемент профилактики может быть важнее, чем медицина, в том числе и для повышения иммунитета. Пациенты с ослабленным иммунитетом, такие как перенесшие трансплантацию, не могут вести полностью нормальную жизнь, потому что у них слишком высок риск развития Covid-19 и госпитализации, а показатели смертности выше. По этой причине большинству населения требуется обычная вакцина, а готовые антитела могут выступать в качестве защиты именно для этой группы больных.

Вы следите за антивакцинным движением?

Конечно, мы знаем, что такие движения есть в каждой стране. Тот факт, что кто-то спрашивает, нас не удивляет. Ведь это важное измерение человечества. Однако важно отделить факты от эмоций и увидеть ответы, которые может дать наука. Большинство людей хорошо осведомлены об опасности болезней и о пользе профилактики с помощью вакцинации. Мы должны договориться и работать вместе с другими секторами, чтобы развивать эффективную коммуникацию с пациентами, поддерживая доступ к достоверной информации, основанной на исследованиях. Но наша главная цель и задача — сосредоточиться на разработке новых методов лечения и дальнейшем развитии науки.

AstraZeneca является партнером Центра инноваций в области здравоохранения в Варшаве, где вы запустили программу «#Nephrhero — Гонка с & nbsp;невидимый враг — как раньше выявлять хроническую болезнь почек?» О чем эта программа?

Во-первых, очень важно, что мы используем возможности государственно-частного партнерства, тем более, что это еще не очень популярный вид сотрудничества в Польше. Благодаря этому мы имеем возможность сотрудничать с государством, научными учреждениями и другими компаниями.

Развитие этого партнерства действительно заняло много времени и потребовало доброй воли и мужества с каждой стороны. Агентство медицинских исследований — очень хороший партнер, убежденный в том, что мы должны преодолеть определенные барьеры, чтобы доверять себе. Нефрогерой — плод этого. Проект направлен на решение неотложных и неудовлетворенных медицинских потребностей в лечении хронической болезни почек (ХБП). От него страдают около 4,2 миллиона взрослых польских женщин и поляков. Хотя это заболевание легко обнаруживается и относительно легко лечится на начальной стадии, если его не диагностировать и не лечить, оно прогрессирует незаметно и приводит к преждевременной смерти или полной почечной недостаточности. Несмотря на это, более 90 проц. Люди с ХБП не подозревают о своем заболевании и диагностируются слишком поздно. Вопрос в том, как обнаружить и диагностировать этих больных на ранних стадиях заболевания. Поэтому мы организуем конкурс, в котором выбранному инновационному решению будет предоставлена ​​возможность быстрого внедрения в польской системе здравоохранения.

Это ваш первый проект на этом хабе?

Да, но мы хотели бы разработать еще несколько проектов, в том числе в области рака легких. Однако они находятся на гораздо более ранней стадии. Рак легких также выявляют слишком поздно. Лечение этой опухоли в поздней стадии значительно сложнее, чем в начальной стадии, когда у больного больше шансов вылечиться и вести здоровый образ жизни. Возможность более раннего диагноза будет большим подспорьем для пациентов.

Как AstraZeneca выбирает области для исследования новых методов лечения? Зависит ли ваше решение от распространенности рассматриваемого заболевания?

Мы изучаем очень широкий спектр популяционных заболеваний, таких как диабет и астма, но мы также проводим исследования по конкретным онкологическим заболеваниям и редким заболеваниям. Мы ищем возможные инновации там, где наши исследования подтверждают действие новых терапевтических механизмов.

Сколько стоит внедрение нового препарата — от первой идеи до размещения на полках аптек?

Я не в состоянии ответить на это. Иногда разработка терапии проходит относительно легко и это ускоряет работу, но иногда от идеи до внедрения препарата проходит более десяти лет. В целом мы оцениваем стоимость разработки лекарства примерно в несколько миллиардов долларов.

Значит, фармацевтические инновации принадлежат только «крупным игрокам», которые могут себе это позволить?

Не обязательно. Многие инновации являются результатом работы наших отделов исследований и разработок, но иногда мы сотрудничаем с научно-исследовательскими институтами, которые заранее придумывают значимое «лидерство», и мы пытаемся развивать его дальше. Хорошим примером этого является вакцина против Covid-19, которая была инициирована Оксфордским университетом, а AstraZeneca усовершенствовала ее в ходе клинических испытаний и привела к ее производству. Надо признать, что тогда мы работали в беспрецедентном темпе. Мы представили вакцину на рынке в течение года. Мы решили, что это будет нашим вкладом во времена пандемии.

За последние два года вы сыграли огромную роль на рынке вакцин. Каковы планы компании на ближайшие годы?

Мы обязательно продолжим наши исследования Covid-19 и его вариантов, чтобы к ним можно было адаптировать вакцины и разработать терапию антителами. Мы продолжим наши инвестиции в исследования и разработки в области онкологии, сердечно-сосудистых заболеваний, кардиологии, метаболических заболеваний, инфекционных заболеваний, респираторных и аутоиммунных заболеваний. Важным элементом нашей дальнейшей деятельности станут проекты, основанные на государственно-частном партнерстве и современных решениях в области искусственного интеллекта.

Материал создан совместно с AstraZeneca

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
За два года Astrazeneca потратила 700 млн злотых на исследования в Польше.
Поколение Z может больше тратить на отдых, но и получать больше