Заговор против Америки

Хотели ли лондонские и парижские финансовые элиты реализовать сценарий, в котором Соединенные Штаты были бы разгромлены и раздавлены гигантскими военными долгами?

Заговор против Америки

В то время как в 1840 г. общая стоимость золота в обращении в США составляла 23 млн долларов США, в 1860 году — целых 253 млн долларов США. Это вылилось в огромный кредитный импульс, который значительно ускорил развитие американской промышленности

Империи редко забывают свои бывшие колонии. Особенно, если колонии отделились от них с оружием в руках и превратились в динамично развивающуюся державу. Британская элита, должно быть, смотрела на Соединенные Штаты середины девятнадцатого века со смесью беспокойства, восхищения и любопытства по поводу их экзотичности. Должно быть, их интересовала политическая система, насколько она отличалась от европейских стандартов того времени. Вызывает восхищение быстрое развитие промышленности на Севере, защищенное высокими тарифами и питаемое дешевой рабочей силой иммигрантов. Настораживало территориальное оттеснение Американской республики, поскольку она расширила свои границы до Тихого океана, отобрала огромные территории у Мексики и признала Центральную Америку своей сферой влияния.

-h7PjAgfRQw «>Отношения между США и Великобританией были весьма натянутыми во время Крымской войны. Британцы тогда демонстративно усилили свою эскадру в Карибском море, а троих британских дипломатов выслали из США. «Соединенные Штаты — единственная сила, которой должна опасаться Англия, потому что они в состоянии противостоять ее притязаниям и ее стратегии окружения», — заявил Фридрих фон Герольт, посол Пруссии в Вашингтоне в 1856 году. В глазах британской финансовой элиты также беспокоило то, что в 1840-х годах в Калифорнии были обнаружены огромные залежи золота. В то время этот металл был основой мировой денежной системы, а его нехватка вызывала экономические кризисы во многих странах (денежная масса в злотых не поспевала за потребностями экономики). Калифорнийское золото, вывезенное из Мексики, стало толчком для американской экономики. Если в 1840 году общая стоимость золота в обращении в США составляла 23 миллиона долларов, то в 1860 году она составляла уже 253 миллиона долларов. Это вылилось в огромный кредитный импульс, сильно ускоривший развитие американской промышленности. В то время единственная надежда остановить США на пути к статусу сверхдержавы состояла в том, чтобы разжечь нарастающий внутренний конфликт в этой стране, чтобы он привел к войне, разделу страны и ее впадению в долговой кризис своими собственными силами. боевые части.

Путь к отделению

«У меня нет намерения, прямо или косвенно, вмешиваться в институт рабства в государствах, в которых оно существует в настоящее время. Я считаю, что не имею права делать это, и я не привержен этому», — заявил президент Авраам Линкольн в своей инаугурационной речи. Его речь, однако, не смогла успокоить настроение. Юг уже начал процесс отделения.

На протяжении нескольких десятилетий между северными и южными штатами существует хрупкий компромисс: мы не вмешиваемся в наши экономические режимы. Север не мешал рабству к югу от линии Мейсона-Диксона (условная граница между северным и южным штатами). Компромисс, однако, начал разваливаться, когда с 1846 года сменявшие друг друга администрации начали снижать тарифы на промышленные товары. Это было на руку сельскохозяйственному лобби, в том числе производителям рабского труда. В ответ на это европейские державы шире открывали свои рынки для американского хлопка. Однако промышленность с Севера, опасавшаяся притока британских товаров на внутренний рынок, терпела убытки. Северные промышленники нанесли ответный удар, чтобы поддержать политиков, добивающихся повышения тарифов, в основном в Республиканской партии. С 1854 года, когда демократы потеряли явное лидерство в Конгрессе, риск такого повышения значительно увеличился. Все больше и больше политиков с Севера также настаивали на прекращении рабства на Юге, что привело бы к потерям Юга в миллионы долларов.

«Многие южные земледельцы с нетерпением ждали того дня, когда они смогут превратить свой капитал в более прибыльное промышленное производство, как это произошло на Севере, в то время как другие считали, что свободные наемные работники будут работать более эффективно, чем рабы, у которых не было мотивации к работе. В то время они застряли в системе, которую унаследовали. Они чуяли, что полная и внезапная отмена рабства без переходного периода опустошит их хозяйство и подвергнет голодной смерти многих рабов, — на самом деле все это произошло в свое время», — писал Г. Эдвард Гриффин.

Обострение политического кризиса в США должно было вызвать значительный интерес и в Европе. «Если бы сейчас страна раскололась надвое, доказав, что демократия не способна выжить, правители Европы были бы очень довольны», — сказал спустя 100 лет американский историк Брюс Кэттон. Скандальный немецко-американский автор Конрад Сим процитировал в 1920-х годах предполагаемый фрагмент частной переписки канцлера Пруссии Отто фон Бисмарка: Гражданская война. Эти банкиры опасались, что Соединенные Штаты, если они продолжат формировать единый блок как единую нацию, добьются экономической и финансовой независимости, что ослабит их финансовое господство над Европой и миром. Разумеется, в тесном кругу финансистов возобладал голос Ротшильдов. Они рассчитывали на фантастическое награбленное, если смогут заменить две слабые демократии, погрязшие в долгах перед финансистами (…) одной сильной, самодостаточной республикой. Вот они и отправили своих эмиссаров в земли, чтобы с помощью рабства разделить две части Союза». Историки не верят в подлинность письма Сиема, но не оспаривают, что осенью 1859 года знаменитый парижский банкир Саломон Джеймс де Ротшильд инкогнито приехал в США в   «Туристическое направление» и существует уже почти два года. В то время он встречался с политиками как с Юга, так и с Севера, а в письмах своему лондонскому двоюродному брату Натаниэлю призывал к делу южан.

Многие южные сельскохозяйственные магнаты имели связи с европейскими банкирами. Иногда это даже было связано с семейными узами, как в случае сенатора от Луизианы Джона Слидиела: его дочь вышла замуж за парижского банкира барона Фредерика Эрлангера, который позже во время войны давал займы Конфедерации. Племянница сенатора Слидиела, напротив, вышла замуж за Августа Бельмонта, представителя семьи Ротшильдов в Нью-Йорке, который во время войны оказывал финансовые услуги Союзу. Барон Соломон де Ротшильд в своей переписке хвалил другого сенатора от Луизианы, Джуду Бенджамина, как «вероятно, величайший ум на континенте». Бенджамин, первый в истории американский сенатор, исповедовавший иудаизм, был влиятельным юристом, бизнесменом и плантатором. Позже он стал ближайшим соратником президента Конфедерации Джефферсона Дэвиса, генеральным прокурором Конфедерации, военным министром и государственным секретарем. Как глава дипломатии он пытался, прежде всего, получить военную помощь от Англии и Франции для Юга.

Надежды на помощь европейских держав были одной из главных причин, по которой политики южных демократов решились на такой радикальный шаг, как отделение. Когда 20 декабря 1860 г.  Южная Каролина объявила о выходе из Союза, еще оставался шанс избежать войны. Избранный президент Линкольн еще не был приведен к присяге и не заявил о желании пойти на компромисс в отношении рабства, а Конгресс еще не принял повышения тарифов. Демократы с Юга действовали аналогично сепаратистам из Донецка и Луганска в 2014 году — они подогревали опасения по поводу «тирании» центральной власти, хотя у этой «тирании» было мало шансов материализоваться. 4 февраля 1861 года были созданы Конфедеративные Штаты Америки, президентом которых стал Джефферсон Дэвис. Местные ополченцы захватили федеральную собственность на юге, в том числе военные форты. После того, как Линкольн был приведен к присяге, Конфедерация предложила Союзу мирный договор и компенсацию за конфискованное имущество. Однако Линкольн не собирался мириться с распадом государства. «Моя конечная цель — бороться за спасение Союза, а не за сохранение или отмену рабства. Если бы я мог спасти Союз, не освобождая ни одного раба, я бы это сделал», — заявил тогда американский президент.

Русское вмешательство

Лорд Пальмерстон, тогдашний премьер-министр Великобритании, явно симпатизировал Конфедерации. Он считал, что разделение США на два штата ослабит мощь США и что британские промышленники выиграют от экспансии на рынок Конфедерации. Однако открыто поддерживать Юг он не решился. Канцлер казначейства Уильям Гладстон предложил гуманитарную интервенцию в Америке в 1862 году, но военный министр Джордж Корнуолл Льюис возражал против нее, указывая на риск понести большие потери. Таким образом, Конфедерации была оказана косвенная помощь. Он продавал оружие, боеприпасы и линкоры, покупал облигации, а флот частных кораблей прорвал военно-морскую блокаду США. Подобным образом вела себя и Франция под властью императора Наполеона III. Она доставляла товары Конфедерации в порты Техаса и Мексики. Линкольн был глубоко обеспокоен тем, что в 1861 году Франция начала военную интервенцию в Мексике, установив там императором австрийского эрцгерцога Максимилиана. Линкольн опасался, что в критический момент войны французские войска из Мексики и британские войска из Канады помогут Конфедерации.

Неожиданно с помощью Союза отправился в путь русский царь Александр II. Сильно раздраженный поддержкой Великобританией, Францией и Австрией Январского восстания и опасаясь, что между этими державами и Россией может вспыхнуть война, он осенью 1863 года направил свой Балтийский флот в Нью-Йорк, а Тихоокеанский флот в Сан Франциско. Он сделал это в первую очередь из опасения, что зимой его корабли застрянут в ледяных водах вокруг крупных русских портов и станут там легкой добычей британского флота. При отправке кораблей в США его главной мыслью было найти убежище в нейтральной стране. Однако он также провел политическую демонстрацию. С этого момента британский флот должен был учитывать потенциальное столкновение с объединенными флотами ЕС и России. Таким образом, риск британо-французского вмешательства в гражданскую войну в США сведен к нулю. Линкольн с радостью обильно благодарил царя, осуждая, в частности, Январские повстанцы и сравнение их с повстанцами с юга. Ирония судьбы в том, что без Январского восстания оно не имело бы поддержки русского флота.

После войны Россия выставила Союзу счет за помощь. Американцы согласились его регулировать, купив у Российской империи… Аляску. Эта сделка была заключена, среди прочего, генерал союзных войск, ветеран битвы при Геттисберге, Влодзимеж Кржижановский (подробнее о Кржижановском — в тексте Лешека Шимовского на стр. 22). Американцы заплатили за новую территорию 7,2 млн долларов, а русские были рады, что им впихнули этот «никчемный кусок земли»…

Долговая ловушка

«У меня есть два могущественных врага: передо мной стоит армия Юга, а за мной стоят финансовые учреждения. Из этих двух врагов другой гораздо опаснее», — писал Линкольн в ноябре 1864 года в письме Уильяму Элкинсу. В самом начале войны американский президент испытал на себе беспощадность крупных финансовых институтов. Ему предлагали военные займы под 24-36 процентов. Отклонив их предложение, Линкольн обратился за советом к своему другу Эдмунду Дику Тейлору, который предложил ему финансировать войну бумажными деньгами, не основанными ни на золоте, ни на серебре. Так был создан «зеленый доллар» или «зеленый доллар», который на самом деле является облигацией, дающей проценты на 20 лет и позволяющей коммерческим банкам наращивать резервы.

Идея финансирования войны бумажными деньгами, основанная исключительно на авторитете правительства, в то время казалась ересью. Но сработало на удивление хорошо. Большая часть военных расходов финансировалась таким образом, не вызывая гиперинфляции. Индекс потребительских цен вырос на Севере со 100 в 1861 г. до 216 в 1865 г. На Юге за этот период он подскочил со 100 до 2776 на Юге. казне около 4 миллиардов долларов за счет уменьшения стоимости ростовщических займов из-за границы. (что составило бы около $120 млрд в пересчете на нынешнюю покупательную способность). Это означает, что Линкольн выпутал США из аналогичной долговой ловушки, попавшей в XIX в. Греция, Турция и многие страны Латинской Америки.

Лондонская «Таймс» жаловалась тогда: «Если эта американская отвратительная новая фискальная политика сохранится в долгосрочной перспективе, это позволит правительству выпускать собственные деньги, а не на основе долга. (…) Благодаря этим действиям северные штаты Соединенных Штатов станут богатыми, их экономика будет процветать, и со всего мира начнут стекаться люди с одаренностью и огромным богатством. Эта страна должна быть уничтожена, иначе она уничтожит все существующие монархии».

Линкольн также испортил спекуляции европейских банкиров финансовыми активами Конфедерации. Во время войны Август Бельмонт и другие финансисты выкупили облигации банка Южного штата за небольшую часть их стоимости. Они ожидали, что после войны федеральное правительство выкупит их по номинальным ценам. Линкольн, однако, отказался сделать это, заявив, что финансисты покупали ценные бумаги на свой страх и риск и теперь они должны нести последствия своих спекуляций. Нетрудно представить, в какой ярости они были от американского президента.

На странице согласования

Последняя битва, которую Линкольн хотел вести, была против политиков и финансистов Севера, желающих полностью разграбить Юг. В законопроекте республиканца Уэйда-Дэвиса говорилось, что любое мятежное государство будет рассматриваться как оккупированная территория и не сможет восстановить свои конституционные права до тех пор, пока не будет 51 процент голосов. его жители принесут присягу на верность Союзу. Линкольн был против этого проекта. Его концепция предусматривала, что государства восстановят политическое представительство уже после 10 процентов. их жители присягнут на верность Союзу. Это означало быстрый путь к национальному примирению.

Лучшие генералы Союза также были за примирение. Когда 9 апреля 1865 года генерал Улисс Грант принял капитуляцию генерала Роберта Э. Ли и его 20-тысячной армии, он даровал солдатам Конфедерации амнистию и разрешил им забрать домой оружие и лошадей (генерал Ли не терпел, когда кто-то в его присутствии плохо отзывались о генерале Гранте). 26 апреля 1865 года 90 000 человек капитулировали перед генералом Уильямом Шерманом. солдат под командованием генерала Джозефа Джонстона. Шерман предоставил им еще более щедрые условия для капитуляции и произвольно распространил амнистию также на политических лидеров Конфедерации, включая президента Дэвиса (после этого генерал Джонстон стал близким другом Шермана). Бюрократы и финансисты Вашингтона были в ярости. Они хотели отомстить Югу и превратили его в скудный резервуар рабочей силы.

Президент Линкольн также думал о радикальном решении негритянского вопроса на Юге. «Я не являюсь и никогда не был сторонником введения в какой-либо форме социального или политического равноправия белой и черной расы. Я не являюсь и никогда не был сторонником обращения с чернокожими, избирателями или судьями или предоставления им возможности занимать должности или вступать в брак с белыми. И я хотел бы добавить, что существует психологическая разница между белой и черной расой, которая, я считаю, никогда не позволит этим расам жить на принципах социального и политического равенства. И поскольку они не могут так жить, пока они остаются вместе, всегда должен быть кто-то выше, а кто-то ниже. И я, как и любой другой человек, являюсь сторонником присвоения более высокого положения белой расе», — сказал президент Линкольн. В последние месяцы войны он строил планы депортации чернокожих в Либерию — африканское государство, управляемое бывшими рабами США.

Однако Линкольну не удалось осуществить свои планы, потому что 14 апреля 1865 года он был застрелен актером Джоном Уилксом Бутом в театре Форда в Вашингтоне. «Sic semper tyranis!» Бут успел крикнуть со сцены театра, прежде чем сбежал. По официальной версии, Бут был убит 26 апреля 1865 года, выстрелив в себя из горящего амбара. Однако его друзья, опознавшие тело, сказали, что это был не он. Предметы, подаренные ему Иудой Бенджамином, были найдены в доме Бута. Этому «конфедерату Киссинджеру» удалось бежать в Англию. Американский историк Теодор Роско обнаружил в 1930-х годах в архивах военного ведомства документы о заговоре с целью убийства президента, связывающем элиты Севера и Юга. Эдвин Стэнтон, в то время военный министр Союза, должен был стать его центральной фигурой. В день нападения на Линкольн также были попытки убить вице-президента Эндрю Джонсона, госсекретаря Уильяма Сьюарда и генерала Гранта.

Процесс национального примирения явно затянулся на следующие 20 лет, но остановить его было невозможно. Америка набирала силу и начала отнимать глобальное влияние у европейских колониальных держав. В 1898 году во время войны с Испанией американские военные оркестры попеременно исполняли песни Союза и Конфедерации. У генералов Конфедерации было много мемориалов, в их честь были названы американские военные базы. Но наступили новые времена, и теперь мемориалы сносят и уничтожают как пережиток «расистской эпохи», а безмозглые толпы также разрушают мемориалы Линкольна и Гранта. Понимаете, кого-то еще волнует внутренний конфликт в США…

Заговор против Америки

Эдмунд Дик Тейлор (1804–1891)

domain public < /p>

Заговор против Америки

14 апреля 1865 года Авраам Линкольн был застрелен актером Джоном Уилксом Бутом в Вашингтонском театре Форда

Адам Куэрден/википедия/общественное достояние

Заговор против Америки

Саломон Джеймс де Ротшильд (1835–1864)

GRuban/wikipedia/общественное достояние

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа