Заместитель министра Шимон Шинковский вель Сенк: Мы пытаемся использовать наши контакты, чтобы убедить Венгрию изменить свою позицию

Санкции на сегодняшний день ограничили импорт ЕС из России всего на 20 процентов. Сначала это вызвало шок у российской экономики, но сегодня ситуация стабилизируется, предупреждает Шимон Шинковский, также известный как Сенк, заместитель главы Министерства иностранных дел.

 Заместитель министра Шимон Шинковский, он же Sęk: Мы пытаемся использовать наш контакт и oacute;w, чтобы убедить Венгрию изменить свою позицию

Президент Анджей Дуда обвинил немцев в невыполнении своего обещания передать Польше танки «Леопард» взамен постсоветских машин, которые мы отдали Украине. Германия отвечает, что склады бундесвера пусты, а ожидания поляков нереалистичны. Как возможно, что существует такое далеко идущее недопонимание между соседними союзниками по НАТО?

Это отличный вопрос, и мы задаем его немцам. Потому что с другими странами НАТО это сотрудничество очень конструктивно. Немецкая сторона выразила готовность пополнить наши ресурсы вооружений. Но когда мы взялись за дело, оказалось, что нам предложили крайне устаревшую технологию, которая ухудшила бы наше владение тем, что у нас было до дарения Украине. Я хочу четко заявить, что это неправда, что Польша ожидала оборудования, которого нет у Бундесвера. Наоборот: это были разговоры о технике, обычно используемой немецкой армией. Мы также говорили о производственных слотах, о других вариантах пополнения наших ресурсов. Я не хочу упоминать здесь конкретные виды вооружений, потому что это чувствительные вопросы, но пока Германия предложила нам только технику, которая технологически старше того, что мы дали Украине. Конечно, нас это не интересует, и поэтому мы открыто выражаем свое глубокое разочарование. В данном случае со стороны Германии не было доброй воли. Мы надеемся, что будут размышления и, видя, что другие партнеры готовы оказать нам реальную помощь, немцы также с доброй волей снова начнут эти переговоры.

-zy1wZNPus5″> Чем сильнее Польша, тем меньше угроза со стороны России для Германии. Берлин не заинтересован в усилении польской армии?

И как понимать тот факт, что канцлер Шольц, широко обсуждаемый немецкими СМИ, избегает фразы о том, что Украина должна выиграть эту войну? Многие обозреватели, а также политики, стоящие за Одером, считают, что это выражение неуверенности в том, что Украина должна остановить российскую агрессию. На самом деле это более широкая проблема. Все чаще мы отмечаем в странах Запада убежденность в том, что стремиться к миру следует за счет Украины, в том числе и за счет территориальной. Пусть Россия выйдет лицом к лицу. Это неприемлемые тезисы, перекликающиеся со старой политикой в ​​отношении полностью скомпрометировавшей себя России.

Но канцлер Олаф Шольц недавно сказал Deutsche Welle, что России нельзя позволить завоевать Украину.

Это не декларации, из которых можно сделать вывод, что Украина должна победить в этом столкновении, а Россия должна потерпеть поражение и понести последствия совершенной ею агрессии и преступлений. Скорее, мы имеем дело с фразами, убегающими от сути вещей лишь для того, чтобы не обидеть Россию. Я смущен этим. Тем более, когда дело доходит до дел, становится еще хуже. Некоторые из наших партнеров так медленно созревают, чтобы предпринимать конкретные действия, что это представляет угрозу для существования Украины.

Агентство DPA выявило, что НАТО заключило неформальное соглашение, исключающее передачу России танков и тяжелых наступательных вооружений западного производства. Дело не в том, чтобы провоцировать Кремль.

Представитель НАТО это опроверг. Итак, мы снова имеем дело с игрой видимости и несоответствием истине. Например, нет никаких препятствий для отправки в Украину немецких боевых машин Marder. Власти Германии утверждали, что у них нет таких машин на складе, готовых к отправке. Но Bild показал обратное. Так что практически каждый день мы имеем дело с разоблачением нежелания Германии реально помочь Украине. Это крайне неприятно для Киева. Но это также приводит нас в недоумение. Мы считаем, что Германия несет особую ответственность за последствия ошибок, допущенных в прошлом в восточной политике.

Однако 27 февраля канцлер Шольц выступил в Бундестаге с речью, которая была воспринята как предвестник радикального изменения политики в отношении Россия.

Я возлагал большие надежды на это выступление, канцлер произнес его сразу после визита премьер-министра Матеуша Моравецкого в Берлин. На риторическом уровне он демонстрировал совершенно иной подход к политике Германии во многих областях. Некоторые из объявленных мер действительно были приняты, но в последующие недели эти амбициозные цели ослабли. Жесткие декларации лишь в ограниченной степени трансформируются в конкретные действия, и это происходит только в результате давления.

Однако именно давний союзник польских властей Венгрия блокирует эмбарго ЕС на российскую нефть, а Германия пытается его продавить и радикально ограничивает импорт нефти из самой России.

Германия только недавно заявила о своей готовности ввести нефтяное эмбарго после ряда переговоров, также очень интенсивных с нашей стороны. Кроме того, речь идет о плоде деятельности по сути одной из коалиционных группировок — зеленых: вице-канцлера Роберта Хабека и министра иностранных дел Анналены Бербок, а на парламентском уровне — главы комитета ЕС, Антони Хофрейтер. Зеленые на самом деле пытаются заставить других партнеров по коалиции и канцлера действовать. У либералов из СвДП эта приверженность меньше, хотя есть и группа политиков, понимающих необходимость смены политики. К сожалению, большинство социал-демократов считает, что объяснять прошлые ошибки важнее, чем исправлять их.

Один из ближайших соратников канцлера Ангелы Меркель сказал Rzeczpospolita, что у нее никогда не было иллюзий относительно Путина, и что она стремилась к более тесному энергетическому сотрудничеству с & nbsp;Россия только для сохранения коалиции с СДПГ.

Я не согласен с таким тезисом. Канцлер и весь ХДС/ХСС также несут ответственность за эту политику, хотя следует отметить, что в христианско-демократической партии были политики, которые предостерегали от ее последствий. К сожалению, их голос не отразился на принятых решениях.

Если бы не эта стратегия Германии, Путин бы не решился на войну с Украиной?

b>

Если на саммите в Бухаресте в 2008 году Ангела Меркель и Николя Саркози не заблокировали процесс вступления Украины в НАТО, то сегодня мы оказались на совсем другом этапе. Это был решающий момент. Именно тогда Путин убедился, что Европа слаба и не будет жестко реагировать на оккупацию Украины, нарушая международное право. Повторяю: канцлер поэтому разделяет ответственность за политику, которая привела к войне. Кроме того, есть энергетическое сотрудничество, благодаря которому в Россию текли и продолжают течь миллиарды евро на модернизацию российских вооруженных сил. Во всех этих вопросах нас не слушали, слова покойного Лех Качиньский, наша оппозиция Северному потоку 1 и 2. И в то же время страны Запада годами воздерживались от вложения необходимых ресурсов, чтобы поставить на ноги собственные войска. Вывод из всего этого кажется очевидным. Введенные до сих пор санкции сократили импорт ЕС из России всего на 20 процентов. Это очень скромный результат. Хотя изначально они шокировали российскую экономику, сегодня она стабилизируется. Это видно по курсу рубля. Если бы мы ввели эмбарго на импорт российской нефти, то это соотношение увеличилось бы примерно до 60 процентов. А прекращение импорта газа увеличило бы его до 80 процентов. Венгрия стоит на пути этого. Мы пытаемся использовать наши контакты, чтобы убедить их передумать. Каждый день отсрочки эмбарго позволяет России финансировать зверства в Украине.

Что, если Орбан не передумает?

Это окажет серьезное влияние на состояние наших взаимоотношений. Ясно. Между нами и Венгрией много всего по важнейшему для польской внешней политики сегодня вопросу, и если он не изменится, то, несомненно, отразится на наших отношениях.

Собственно, каждый день мы имеем дело с разоблачением нежелания Германии реально помогать Украине

Szymon Szynkowski vel Sęk

Немецкие дипломаты говорят, что ошибки в политике России произошли из-за того, что Германия выдавала желаемое за действительное в отношении России. Надеюсь, что это может стать цивилизованной страной.

Мы имели дело здесь со смесью нескольких факторов. Хочу отметить игнорирование опасений центральноевропейских стран, их непонимание, веру в то, что Запад «знает лучше». Но и крайний экономический эгоизм. И наивность. К сожалению, это оказалась взрывоопасная смесь. Центральная Европа платит за это особым образом. Но это прежде всего драма для Украины. Да, президент Штайнмайер декларативно признал свою ошибку, но Германии гораздо труднее разорвать старые связи. Если сегодня не будет быстрой трезвости, проявляющейся также в зрелости обучения на ошибках и принятия быстрых и эффективных действий, то последствия будут нести все, в том числе и страны Западной Европы.

Владимир Зеленский не хотел принимать Франка-Вальтера Штайнмайера в Киев. Может быть, совместный визит в столицу Украины президентов Польши и Германии окончательно преодолеет этот спор?

У нас есть своя дипломатическая повестка, она включает в себя не только реальную поддержку Украины по многим направлениям, но и визиты в Киев президента Дуды, премьер-министров Моравецкого и Качиньского. Германия обязана Украине не только помощью, но и собственным исправлением политических ошибок прошлого. Готовы ли они к этому, раз канцлер Шольц еще не решился на поездку в Киев?

Хизер Конли, глава немецкого фонда Маршалла, сказала Rzeczpospolita, что для Джо Байдена нет крупной страны в & nbsp Европа из Германии. Если мы хотим иметь тесные отношения с Америкой, нам не следует стремиться к тесному сотрудничеству с Берлином?

-F6TNWgAWrM»>Конечно, мы хотим хороших отношений с Германией, премьер-министр Моравецкий ездит в Берлин, недавно там был министр Рау, и я сам с начала года шесть раз был в столице Германии. Однако подчеркиваем, что они должны основываться на открытости, честности и партнерстве. Поэтому мы открыто говорим о наших ожиданиях, но также и о разочарованиях. Мы не стали бы делать это публично, если бы не ощущение, что заявления не соблюдаются с немецкой стороны, а некоторые действия являются игрой видимости.

Этот спор не угрожает польско-немецкому примирению?

завершен, но продолжается. Важным его элементом является поселок с историей. Но сегодня приоритет один: вместе отбивать российскую агрессию. Поэтому мы хотим, чтобы Германия присоединилась к коалиции государств, готовых предпринять здесь решительные действия. К сожалению, на данный момент это не так.

Если бы Меркель и Саркози не заблокировали вступление Украины в НАТО в 2008 году, то сегодня мы были бы совсем в другой точке

Szymon Szynkowski vel Sęk

Дональд Трамп высказался против принятого Конгрессом беспрецедентного пакета помощи Украине (40 миллиардов долларов). Если Трамп вернется в Белый дом в 2024 году, сотрудничество с Германией не будет для Польши единственным способом остановить соглашение Запада с Путиным над нашими головами?

Многие опасались, что победа Байдена приведет к постоянному охлаждению польско-американских отношений. Но в момент репетиции оказалось, что совсем другое, сотрудничество идет очень хорошо. Сейчас есть опасения, что эти отношения развалятся, если к власти вернется Трамп, за время пребывания которого у нас были прекрасные отношения с США. Однако сотрудничество Америки с Польшей основано на глубоком взаимном доверии и является столь постоянным потому, что оно не является прерогативой только той или иной группировки или администрации.

Германия надеется, что ПиС потеряет власть в следующем году?

Сегодня Германия сосредоточена на внутренних дискуссиях о своей политике в отношении России и отношениях между партиями, образующими правительственную коалицию, и не слишком озабочена выборами в Польше. У них нет никаких причин заботиться о них.

Канцлер Шольц, в отличие от президента Макрона, призывает к четким перспективам членства в ЕС для стран Западных Балкан и Украины.

Я рад, что, когда речь идет о расширении ЕС на Западные Балканы, у нас очень похожий подход с Германией. Что касается Украины, то мы действительно слышим в Германии голоса о большем понимании европейского пути нашего соседа. Но моментом истины станет июньский Европейский совет. Надеюсь, что тогда Украина получит статус кандидата в ЕС и мы сможем рассчитывать на поддержку Германии в этом вопросе.

Спустя почти 80 лет после окончания войны в Берлине до сих пор нет памятника польским жертвам немецкой агрессия.

Это должно было быть там давным-давно. На самом деле это довольно медленно, но участие депутатов от всех фракций, включая Пола Земака и Мануэля Саррацина, дает надежду на продвижение этого проекта и более широкое участие в нем польских экспертов.

Оцените статью
( Пока оценок нет )

В профессии с 2008 года. Профиль - международные отношения и политика. Почта: andreykozlov07@gmail.com

Последние новости 24 часа
Заместитель министра Шимон Шинковский вель Сенк: Мы пытаемся использовать наши контакты, чтобы убедить Венгрию изменить свою позицию
Война России с Украиной примиряет Польшу с США