Попрошайка в Сипайлово

Попрошайка в Сипайлово

Сегодня попрошаек в Уфе и особенно в Сипайлово можно увидеть везде и каждый день: стоя в пробке на одной из главных улиц, у магазинов, на остановках, в подземных переходах и возле них. Среди просящих можно выделить часто встречающиеся категории: инвалиды, в том числе глухонемые, ветераны афганских и чеченских войн, священники, которые в одиночку строят храм, матери, собирающие на лечение больному ребенку и пожилые люди, чьей пенсии хватает лишь на оплату коммунальных услуг.

Попрошайка в Сипайлово

Одна из примет летнего времени в Уфе — обилие тех, кто просит, как это говорили в старину, подать милостыню. Как это называется в наши дни — не знаю. Но вижу, как много на оживленных транспортных магистралях стало инвалидов-колясочников, опасно лавирующих между машинами, в подземных переходах — женщин неопределенного возраста с протянутой рукой и следами многолетних интенсивных возлияний… Возле более или менее крупных магазинов и рынков — плохо одетых женщин со скорбными лицами — они, держа в руках фотографии и непонятного вида коробки, собирают деньги для лечения больных детей. Больных или нет — большой вопрос. Поскольку актуальной стала тема пожаров, ходят по квартирам, к примеру, в Сипайлово многочисленные погорельцы из районов республики. Их поначалу жалеют, предлагают вещи и продукты. Но нет, они отказываются, просят только деньги и… зайти в квартиру. Если отказываешь, слышно через дверь, как начинают ругаться, особо не стесняясь в выражениях.

Это баба Наталья. Верите или нет, но ей 93 года. Из них последние два года она приходит на это место возле перехода на остановке «Универмаг Уфа» каждый день и зарабатывает себе на жизнь после смерти мужа.

Перед тем как подойти наблюдаем за ней со стороны. Вот подходит к ней парень лет 25-ти, не старше, и что-то шепчет на ухо. Бабушка открывает свой потертый от времени затасканный пакет, достает несколько купюр и отдает ему. Тот снова что-то шепчет ей, а потом исчезает.

Убедившись, что он ушел, тихонечко подходим к ней и присаживаемся рядом.

— Здравствуйте. Бабушка, что же с вами? Что подтолкнуло вас на такое? — спрашиваем аккуратно, чтобы не спугнуть. В ответ милая улыбка старушки и совсем грустные глаза.

Пенсионерка начинает рассказывать, что два года назад у нее умер муж, ветеран войны. С ним они вырастили двоих детей – один парализован, у другого – рак. О внуках говорить не стала, либо их нет, либо им она не нужна. Внезапно, вспомнив мужа, она начинает плакать, сжимая в своей руке мою руку.

— Покинул он меня, ушел на тот свет. Ох, как мы любили друг друга. За всю жизнь ни одного плохого слова от него в свой адрес не услышала. А теперь я одна, денег не хватает, стыдно, а куда деваться? Так и сижу, — говорит бабушка.

— Мне показалось, или парень взял у вас денег?

— Дочка, ты что, нет-нет! Глупости какие. Он мне их дал, — отмахивается женщина.

— Да как же дал, — настаиваем мы. – Я ведь сама видела, как вы из пакета достали купюры и дали ему.

— Нет, показалось тебе, моя хорошая, — продолжает женщина, принимая от проходящей мимо женщины 200-рублевую купюру, а потом переводит тему разговора.

По всей видимости, тот молодой человек собирает «дань» с местных попрошаек за место, так и бабушка отдала ему около 400-500 рублей, а признаться в этом побоялась.

А с неделю назад меня и вовсе обматерили. Да как! Мастерски, виртуозно, словами, которых я в жизни не слышала. Никогда не догадаетесь, где. Там, где истинно верующему человеку даже в мыслях нельзя допускать чего-то непотребного — на ступенях перед входом в храм. Лица и здесь оказались все «знакомые» — те же алкаши, разве что помоложе. С утра они, судя по всему, уже «приняли», а на следующую порцию «лекарства» им не хватало… Из этой компании выбивалась женщина лет 30-ти, довольно привлекательная, на больную непохожа… Она-то что здесь делает? В середине буднего дня? Почему не на работе?

Этот вопрос — почему человек, который может работать, не работает— я задаю себе довольно часто. Ведь выбор у человека есть всегда.

На конечной 39 автобуса в Сипайлово , Стоит старуха на коленях и молится лет 70 на вид . НА КОЛЕНКАХ ПРЯМО НА ГОЛОЙ ЗЕМЛЕ МИЛОСТЫНЮ ПРОСИТ КОПЕЕЧКУ МЕДНУЮ. СОБРАВШИ КОПЕЕЧКИ ИДЕТ ХЛЕБУШЕК ГОРЯЧИЙ ПОЕСТЬ ТАМ ПЕКАРНЯ НЕДАЛЕКО. Пенсии на жизнь не хватает.

Уфа растянута на десятки километров, и серьезные пробки на проблемных участках уже давно стали привычным явлением. Этим активно пользуются местные попрошайки.

Практически каждый коренной уфимец знает, что рядом с остановкой «Спортивная» можно встретить этого пожилого мужчину-инвалида. Назовем его Владимиром. У него нет ног. Передвигаясь на протезах, Владимир ловко лавирует между автомобилями на въезде к проспекту Октября. «Работает» он тут и зимой, и летом. Поймать его на тротуаре невозможно. Пришлось нам разговаривать с мужчиной прямо посреди проезжей части – мимо пролетающих на «зеленый» автомобилистов. Наш герой оказался немногословен.

— Ну а куда мне деваться? Я ноги потерял – попал под поезд. Сейчас я получаю от государства пенсию в 9 300 рублей. Разве этого хватит на жизнь? Вот поэтому и приходится тут стоять. Не надо думать, что я бомж. Живу я тут рядом, в общежитии. Родных нет, и забочусь я о себе сам, — объяснил инвалид.

На вопрос о бандитской «крыше» и мафии попрошаек Владимир ответил однозначно.

— Нет! Я никогда таких не видел. Все, что мне дают тут – оставляю себе. Иногда меня забирают в полицию на пару часов. Но там ничего плохого не делают – не бьют, деньги не отнимают. Просто держат некоторое время, а потом отпускают.

Разумеется, что отвечать конкретный вопрос о «заработке» мужчина не стал. Но по нашим наблюдениям, за полчаса «прогулок» у машин он получил от водителей и пассажиров не менее 500 рублей. Особенной щедростью к попрошайкам выделяются владельцы иномарок. Перед нашим уходом мужчина из «Ауди» протянул Владимиру новенький «Севастополь» — купюру в 200 рублей. Считайте сами, сколько попрошайка получает за полный «рабочий день» с 9 утра до 9 вечера.

В Уфе, на улице Красина, располагается единственное в республике протезно-ортопедическое предприятие. Те, кто по какой-то причине потерял ногу или даже обе, с помощью протезов здесь учатся ходить заново. В этой больнице, где лежал и мой отчим, я познакомилась с удивительными людьми! Вот, к примеру, Николай. Около 20-ти лет назад он практически одновременно потерял и жену, у которой оказалась быстротечная форма рака, и обе(!) ноги. Уйти в запой ему как-то в голову не пришло, потому что на руках остались двое маленьких детей. Беспокоило в то время его только одно, как бы сохранить третью — рабочую — группу инвалидности. Врачи пожалели, товарищи по работе и начальники тоже отнеслись с пониманием. А чего ему стоило без обеих ног продолжать работать электриком, знает только он. Но свою главную задачу Николай выполнил — детей вырастил, выучил в уфимских вузах, сейчас и у сына, и у дочери свои семьи. А ходит он, кстати, быстро, уверенно, я, например, поначалу приняла его за посетителя, пришедшего навестить кого-то. Подобных примеров — масса.

А к попрошайкам на улицах нашего города относиться можно по-разному. Бабушкам скромно, но чисто одетым, без следов пьянства на лице я подаю. Не от хорошей жизни на старости лет они терпят такие унижения. А что делать с остальными, для большинства из которых протянутая рука — это всего лишь бизнес? Не особо обременительный, в том числе и в смысле совести. Таких просто не надо замечать. В конечном итоге они исчезнут с уфимских улиц.

Технически, попрошайки никак не нарушают Уголовный кодекс нашей страны. Уголовное наказание грозит лишь тем, что вовлекает в это занятие малолетних. Попрошайку можно привлечь к административной ответственности за хулиганство (нарушение общественного порядка – прим. ред.), но для этого нужно серьезно постараться – доказать, что нарушение действительно было. Также в башкирском Кодексе об административных нарушениях есть статья «Приставание к гражданам». Она как раз и подразумевает ответственность за гадание, попрошайничество, навязывание религиозных убеждений или покупки товаров. Штраф здесь мизерный – от 500 до 1000 рублей. Исходя из дневного размера «заработка» попрошаек, на этот штраф они могут насобирать за пару часов.

Ну и в конце концов, можете ли вы представить, как стражи порядка выписывают протокол 90-летней бабушке, сидящей в подземном переходе? Вот и мы не можем.

Если попрошайки на улицах мирно сидят и никому не мешают, то те, кто ходит в пробках между рядами, создают аварийную обстановку. Они легко могут угодить под колеса автомобиля, который перестраивается, мотоцикла, который едет между рядами или трагически погибнуть, оказавшись в слепой зоне грузовика. Но это их не останавливает – безногие калеки ходят по проезжей части как у себя дома.

На них можно пожаловаться в Госавтоинспекцию по телефону, позвонив в дежурную часть или сообщив о нарушении патрулю лично. Инспекторы обычно оперативно реагируют на это и «разгоняют» попрошаек. Но уже через некоторое время они снова возвращаются на свои рыбные места.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Последние новости 24 часа
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Попрошайка в Сипайлово
Дафт Панк распались почему
Дафт Панк распались почему